Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

ВСЕГДА БЫТЬ В ТОНУСЕ

Гость номера – директор компании «Амарант РПК»  Владимир Ртищев

Владимир Александрович Ртищев родился в 1955 году в Ульяновске.

Окончил Ульяновский политехнический институт («Конструирование и производство радиоаппаратуры»).

На производственном объединении «Комета»  прошел путь от рядового регулировщика до главного инженера крупнейшего оборонного завода.

В настоящее время директор компании «Амарант РПК».

Полковник запаса. Женат. Дети, внуки.

- Владимир Александрович, как вы обнаружили в себе предпринимательский талант?

- До сих пор не уверен, что он у меня есть. Но когда я ушел с завода «Комета» и у меня были жена, двое детей и… сто рублей в кармане. Хочешь – не хочешь, а надо работать. В чиновники меня не тянуло, хотя предложения были: 20 лет руководящей работы! Но тогда, в 1992-м, мне захотелось испытать себя в бизнесе. Чем я только не занимался: торговал водкой, куриными окорочками, сам возил, сам ящики грузил…

- Помните свой первый миллион?

- Помню. Когда ушел с завода, то вспомнил, что в свое время отгрузил в Челябинск 14 станков-автоматов для производства макарон (наш завод делал и гражданскую продукцию). Они там долго лежали на складе, не знали, что с ними делать. Я взял кредит, выкупил эти «Итилицы», привез в Ульяновск, продал и заработал первый миллион. Вложил его в дело.

Деньги для меня не самоцель, это средства для развития бизнеса. С точки зрения инвестора, надо тратить на личное потребление четыре-пять процентов от прибыли. Те, кто тратит больше, на глазах разоряются. А в нашем, девелоперском, бизнесе можно разориться быстрее, чем в любом другом. Построить здание – только начало, его надо раскрутить, не только вернуть вложения, но и заработать. Тут начинается настоящая работа, мозги включаешь по полной программе. Здесь главное – концепция! Полгода назад я впервые нанял крупную московскую фирму, чтобы она мне подобрала пул арендаторов для моего нового объекта, я понял, что своими силами мне не обойтись.

- А как вы пришли к строительству?

- Я же работал главным инженером завода, и в бизнесе мне хотелось нормального солидного дела. Завод с нуля построить было нереально, я начал со строительства небольшого объекта – здания на Красноармейской, где сейчас ресторан «Дубинин». После этого пошли ярмарка «Торговые ряды», офисные здания на Федерации, торговый центр «Амарант»…

- Есть любимый объект?

- Нет. Это как с детьми. Вот у меня целый «прайд», этот любимый, а этот – нелюбимый, разве можно сказать? Они все для меня одинаковы.

- Младшего сына Вовочку балуете?

- Ну как балую? Например, из своих зарубежных поездок никому ничего не привожу, только Вовке. Покупаю  вещи как себе, только детские.

- А вас чем радует поздний ребенок?

- Вовка тут недавно заявил: «Я всегда буду добиваться своей цели, потому что мы с папой – Ртищевы!» Он сам, без меня принял решение и пошел дополнительно учить английский, хорошо плавает, у него практически первый разряд по плаванию. Зимой ездим с ним в Кукушки на лыжах кататься, он с горки спускается, падает, ноет, но все равно едет. Я ему постоянно внушаю: ты – мужик, и никогда не ной! Садись и решай вопрос, нечего ныть, надо дело делать!

- Для вас 2012 год – юбилейный, двадцать лет в бизнесе. Как вы сами изменились за это время?

- Я стал мягче, толерантнее. Как главный инженер завода был куда жестче, никого никогда не прощал, вышибал с завода в шесть секунд, «головы рубил» только так! Но я же работал не на себя, а на государство, на оборонку. Ни разу государственный план не сорвал. Как? Другой вопрос! Мы, по сути, жили на заводе, у меня даже раскладушка стояла в кабинете. 14 часов – мой нормальный рабочий день, в субботу – до шести часов вечера, в воскресенье до обеда! Украдешь полдня, по Волге на катере прокатишься, шашлыков поешь и опять на работе. Меня однажды спросили: в каком классе учатся мои дети? Я позвонил жене, узнал. Моя дочь Таня как-то сказала: пап, когда я была маленькая, я тебя не помню.

- Какие главные изменения, на ваш взгляд, произошли в ульяновской бизнес-среде за эти двадцать лет?

- Она скукожилась. Ушла эта мутная пена, остались толковые ребята. Тем не менее, не все выдерживают: конкуренция-то жесточайшая! Ошибиться можно один раз, кто-то ошибся – и вот уже его бизнес распродают… Вчера ты был великим, а сегодня уже никто. Расслабиться не дают ни на один день, куда бы ни уехал – на Кубу, в Сингапур, все равно буду думать о своем бизнесе.

-  Всегда на связи?

- Мы находимся в постоянном жесточайшем стрессе, никому бы такой жизни не пожелал, несмотря ни на какие блага. Запрещаю во время отдыха звонить мне, хотя, конечно, лукавлю: звоню сам. А так: не трогайте неделю. Но все равно думаешь: о будущем, о том, что где-то неправильно сделал…

- Успешный предприниматель имеет способность генерировать эффективные и жизнеспособные идеи. А что вы считаете здесь своим главным достижением?

- Да нет такого, постоянно приходится думать, генерировать, менять концепцию моих торговых центров, внедрять новые технологии при строительстве нового объекта. Я вынужден это делать: рынок железной лапой хватает тебя за горло. Ты должен быть постоянно в тонусе, в курсе, постоянно учиться. Мне 57 лет, и я до сих пор учусь. И, между прочим, не стесняюсь спрашивать совета у молодых предпринимателей: у них мозги не зашорены. Из всего, что они тебе наговорят, выискиваешь рациональное зерно. На заводе у меня в подчинении были 50-60-летние мужики, и я, 30-летний, их воспитывал и заработал у них авторитет.

- Вы не расстаетесь с iPаd. Не у молодых ли научились использовать новомодный гаджет? 

- В 80-е я одним из первых притащил в Ульяновск три компьютера – из Венгрии контрабандой, в чемодане провез. Один поставил у себя в кабинете, научился на нем работать, я же в институте программированием занимался. А потом вышел из этого мэйнстрима и сказал: не буду нажимать на клавиши, пусть это делает секретарша, дождусь, пока придумают для ленивых, такой вот барский жест.  И дождался, вышел iPаd. За полтора года уже три штуки сменил. Но в социальных сетях не сижу, предпочитаю живое общение, у меня прекрасные друзья. Тут с Алексеевым поговорили по скайпу, а мне плохо, как будто и не пообщался с другом. Я лучше к нему слетаю. А iPаd для прессы: у меня все ведущие информационные агентства выведены. Однажды я отложил на потом пятничную газету, а в понедельник пошлины на авто выросли в три раза. Больше быть не в теме себе не позволяю.

- Недавно ваш друг, всемирно известный дирижер,  народный артист России, побывал в Ульяновске в рамках международного музыкального фестиваля. Видела вас на концерте симфонического оркестра, которым дирижировал Николай Геннадьевич. А еще какие культурные мероприятия посещаете?

- Хожу и на спектакли, и на концерты, я же грамотный, образованный человек, интеллигентом себя считаю. Могу и в Москву слетать на хороший спектакль или концерт. Джо Кокера слушал, в декабре ездил на концерт Пола Маккартни, сидел в vip-зоне рядом с Макаревичем. Три часа адреналина! Я же вырос на  песнях Битлов.

- А Ульяновский драматический театр до сих пор поддерживаете?

- Конечно. Это святое. Вот помог труппе выехать на гастроли в Израиль. Когда директор театра Наталья Никанорова сказала израильским зрителям, кому они обязаны возможностью увидеть русских артистов – «русскому мужику!», зал аплодировал десять минут.

- Есть ли у вас, как у бизнесмена, свои принципы? Приходилось ли им изменять?

- Никогда никому не давал взятку. И не буду давать! Если бы давал, может, был бы богаче раз в пять, но жил в разладе с собственной совестью. Поэтому – никогда. Никому. Благотворительностью занимаюсь. Попросили отремонтировать приемный покой областной больницы, помог. Я старой закалки, не «новый русский». Есть постоянные подшефные, бывают и «срочные» пожертвования.  Я сознательный меценат, как сейчас говорят, социально ответственный бизнесмен.

- Благодаря вам в Ульяновске появился Ротари клуб. По-прежнему принимаете участие в работе этой уважаемой международной благотворительной организации?

- Да, и очень активно. Я президент-основатель клуба, считаю его своей семьей, у нас там отличные молодые ребята, активные. Не только деньгами помогают, но и лично участвуют в благотворительных акциях. Каждый год члены клуба избирают нового президента, и я всех их курирую. Не навязываю своего мнения, но если надо, вмешаюсь. За свою работу получил от Ротари уже четыре знака отличия. Сейчас ношу с тремя рубинами, нас таких в России только двое. В Питере парень и я. Вот получу значок с бриллиантом, и буду единственным Главным Донором в России. Этот статус не только приятен для самолюбия, это еще и дополнительные возможности для клуба: авторитет растет в геометрической прогрессии. Для меня благотворительность – это состояние души.

- Вы часто бываете за рубежом. Используете зарубежный опыт в профессиональной деятельности?

- Захожу в зарубежный торговый центр и первым делом смотрю, какие там стены, полы, потолок, какая система сигнализации. И уж в последнюю очередь смотрю, где купить рубашки… Оцениваю возможность использования того или иного новшества в своих проектах, стремлюсь к минимизации издержек.

- Чему вас научил последний кризис?

- Я его ждал. О том, что в Америке ипотека провалится, знал еще в 2003 году, видел, как там дома раздавали направо-налево, бомжам! Это же должно было закончиться, и я был к этому готов, не имел тогда ни одного кредита. В кризис начал строить, на меня смотрели, как на помешанного. Кризис не кончился до сих пор. Мы «ползем по дну» и никуда еще не поднялись. Боюсь, это будет еще долго продолжаться.

- Говорят: «Не бойтесь совершать ошибки. Бойтесь повторять их». Какая ошибка не дает вам покоя до сих пор?

- Это лучше спросить у людей, которые со мной работают, я-то считаю себя непогрешимым (смеется). А если серьезно, есть вещи, за которые немножко стыдно. Отправил заслуженного машиностроителя, трижды орденоносца, на пенсию не просто, а по-хамски, заблокировал пропуск. Он утром приходит на завод, а его не пускают. Вынужден был это сделать, потому что нужно было давать результат. А он не давал ходу новым технологиям, вредил своим костным мышлением. Я знал, что нормальным путем – с почестями, подарками – на заслуженный отдых его не отправлю, не уйдет. С точки зрения государственных интересов я все сделал правильно. А по-человечески до сих пор стыдно, хотя мы с ним давно помирились.

- Вы по-прежнему патриот родного города?

- Я родился в Ульяновске, живу здесь 57 лет и никуда уезжать не собираюсь. И детей своих начинаю сюда возвращать. Здесь прошла моя молодость, здесь я встал на ноги дважды.  Мой бизнес здесь. Я упорно закапываю в эту землю капитал с верой в то, что мы все-таки вылезаем, а не тонем.

- Когда отойдете от дел?

- Да никогда я не отойду! Даже когда бизнес детям передам, все равно буду рядом. Никогда не делегирую всех полномочий подчиненным. Делегирую обязанности и определенные права – кусок должен быть соразмерным, иначе человек теряет интерес к работе. Но стратегические решения – всегда за мной. Сейчас вызвал из Самары дочь, сказал: хватит на западных акционеров работать. Валерия будет управлять всеми моими объектами, потом подрастут и другие дети.

- Как вам пришла идея взяться за столь масштабный проект строительства спортивно-развлекательного комплекса «Спартак» с легкоатлетическим манежем?

- Это была целая эпопея, начавшаяся еще при губернаторе Шаманове. При нем мы создали первый проект, получили разрешения соответствующих инстанций – 18 подписей! Меняется власть – меняем концепцию, переподписываем. Но – прокуратора против. Я пошел в Законодательное Собрание. Было три заседания, на четвертое уже не пошел: не хотите, как хотите! В конце концов, у меня есть отличный проект в Челябинске, там буду строить. Но мой проект прошел, и потихоньку я начал строить. Решил: пусть будет масштабный проект –  не «живопырка» какая-нибудь, где можно в футбольчик-волейбольчик поиграть, а настоящий спортивный манеж с трибунами, дорожками. Чтобы можно было серьезные соревнования любого уровня проводить, даже чемпионат Европы. «Спартак» – не просто коммерческий объект в партнерстве с государством. Впервые строится социальный, спортивно-образовательный объект вкупе с торговым центром.

- Как сегодня продвигается стройка, жизнь вносит какие-то коррективы?

- Сами видите, каркас уже стоит. Немного отстаем от графика, но, думаю, скоро наверстаем, сдадим не позднее августа следующего года. Я бы и раньше достроил, но  банки не дают финансирование: как только слышат  слово «манеж», начинаются «судороги», не кредитуют. Боятся у нас столь обременительных социальных обязательств. Один крупный банк в прошлом году меня фактически «кинул»: шесть месяцев с ними работал, готовил документацию, а когда пришло время подписывать договор, придумали формальную причину отказа. Жаль впустую потраченного времени. Не умеете работать с инвесторами – отойдите в сторону, дайте дорогу западным банкам, например. Рук не опустил – не дали здесь,  дадут в другом банке. Я дострою и манеж, и весь комплекс с офисами, магазинами и развлечениями, все это сделаю. Не впервой. Как сказал Владимир-младший: мы, Ртищевы, своей цели добиваемся всегда!

Татьяна Задорожняя

фото из архива В.Ртищева

Фото на обложке: С Ершов

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: