Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Яхт-клуб в Симбирске

Первый кружок парусного и гребного спорта открылся в Симбирске 12 мая 1906 года. На протяжении многих десятилетий Яхт-клуб был одним из самых популярных мест отдыха горожан.

Сто один год назад шестеро симбирян: Виктор Феофанович Соколов, Иван Иванович Ишерский, Владимир Павлович Мартынов, Федор Алексеевич Дивногор-ский, Илья Александрович Стрелков и Сергей Евгеньевич Разумов — вышли в Губернское правление с просьбой о разрешении открыть в городе кружок парусного и гребного спорта. Они ставили благородные цели — изучать речное дело, распространять опыт управления парусными и паровыми судами, усовершенствовать их конструкции.
Кружковцы намеревались на свои средства покупать суда и судомодели, организовывать гонки и «маневры» судов, открыть собственную шлюпочную мастерскую. А также обещали проводить общественно-развлекательные мероприятия для горожан: устраивать спортивные игры, включающие в летнее время гимнастические упражнения, фехтование и, конечно же, плавание, а зимой — лыжный и конькобежный спорт.
«Губернское по делам об обществах присутствие» не могло не откликнуться на такое благое начинание. Собравшись 8 мая 1906 года на заседание, в котором участвовал сам губернатор Лев Владимирович Яшвиль, члены присутствия одобрили Устав общества и вскоре записали его в реестр общественных организаций Симбирска.

Симбирский яхт-клуб. Фото 1920-х годов


В Уставе общества говорилось, что все суда кружка: яхты, шлюпки, катера, байдарки, ялики и другие, включая и частные, — должны иметь свой номерной знак и вымпел, которые заносятся вместе с именем владельца и названием судна в общий список судов, ходящих под флагом кружка.
Выглядели эти символы следующим образом. Флаг кормовой — «белый с синим с прямым крестом и гербом Симбирска на кряже». Такой же раскраски, но треугольным по форме был стеньговый флаг. Его выставляли на флагштоке на корме, когда судно находилось на плаву. Командор и вице-командор общества тоже имели свои отличительные знаки. Командорский брейд-вымпел «с двумя белыми косицами» украшала широкая синяя полоса по всей его длине, отсутствовавшая на вымпеле помощника.
Получить уютную гавань для стоянки судов было не так-то просто. И все же кружку выделили на волжской пристани место, где бы он мог установить свой дебаркадер. Первое время город не брал плату за место для стоянки яхт, но в 1909 на заседании Городской Думы разгорелся спор.
Один из гласных Думы, врач Иван Иванович Стеклов, выступил против бесплатного пользования кружком парусного и гребного спорта местом на пристани. Он доказывал, что «общество гребного спорта существует для людей зажиточных, они имеют флотилию в 1000 рублей, ничем полезным по отношению к населению общество себя не проявило, напротив, за хибару на катке оно взяло с семейно-педагогического кружка 150 рублей... поэтому плату в 100-150 рублей за пристань они могут внести». Ему возразил директор народных училищ губернии Иван Владимирович Ишерский: «Богатые — частные лица, само общество — нет. В других городах подобные общества поощряются. Сейчас у общества нет таких денег, ему надо окрепнуть». Ишерского поддержал мелкий торговец (бывший домовладелец ныне известного «Теремка») Сергей Сергеевич Бокоунин: «Общество содержится пятью людьми.
Отсутствие средств заставит общество отказаться от места, и хорошее начинание пропадет». Спорили долго, большинство все же высказалось за плату — 100 рублей в год.


Открытие летнего сезона в Яхт-клубе приходилось на 1 мая. Главным событием праздника был километровый заплыв на шлюпках

Кружок, который в городе часто называли Яхт-клубом, долго не имел собственного помещения, но это не мешало ему проводить шумные праздники с музыкой и иллюминацией. Один из таких праздников — художественно-спортивный вечер — был устроен совместно с фотографическим обществом 22 февраля 1910 года в здании городского Общественного собрания.
Газета «Симбирянин» писала: «Было шумно и оживленно. Исполнялась одноактная вещь Октава Мирбо «Вор». Эффектно вышли живые картины «Икар» и «Рассказ моряка». Из других «гвоздей» вечера следует отметить «полет аэроплана» и живые фотографии. Зал был красиво декорирован по рисункам Дмитрия Ивановича Архангельского. Танцами руководил Сергей Яковлевич Ширяев».
В 1915 году в примыкавшей к северной части города дачной местности «Колки» Яхт-клуб приобрел участок земли, где устроил спортивную площадку с теннисным кортом и полем для крокета. Вскоре было выстроено здание Клуба с буфетом и павильоном для танцев. К тому времени кружковцы на свои средства приобрели моторную лодку и двухпарусную яхту «Бриз», ставшую главным символом клуба.
На ней летом 1915 года Яхт-клуб принял участие в межгородской гонке «Казань-Симбирск». Но симбирские спортсмены уступили соседям по всем показателям: сказалась их недостаточная подготовка — результат плохой оснащенности клуба судами. Когда на следующий год Саратовский Яхт-клуб пригласил их к участию в первенстве Поволжья на приз «Первый рулевой», симбиряне отказались, боясь потерять свою единственную яхту, которая могла не выдержать гонок.

Симбирская пристань и дачная местность «Колки» на дальнем плане. Фото 1910-х годов

Яхт-клуб. Ульяновск. 17 октября 1926 г. (из книги «Русская семья в водовороте «Великого перелома». С-Пб, 2005)


В годы революции и гражданской войны Яхт-клуб был закрыт. Однако в 1922 году в Симбирске возродилось общество спасения на водах (ОСНАВ), существовавшее в городе с 1877 года и тоже закрытое в смутное время. Его главный лозунг гласил: «Ни единой жертвы на воде!». Для того чтобы воплотить этот лозунг в жизнь, надо не только спасать, но и обучать население правильному поведению на воде. Понимая это, спасатели создали при обществе кружок парусного и гребного спорта, не забыв и о старом Яхт-клубе. В 1925 году он вновь был открыт на берегу Волги.
В деревянном доме Яхт-клубу отвели две комнаты и балкон. Соседнее помещение занял ресторан. Через два года заработал устроенный обществом завод ягодно-фруктовых вод «с продажей последних в киосках ОСНАВа». При обществе, насчитывающем 300 человек постоянных членов, кроме гребных и парусных шлюпок были две моторные лодки и четыре яхты — одна собственная и три частные. Яхта «Аврора» принадлежала врачу Павлу Ивановичу Репьеву и двум его друзьям, «Норд-Ост» — врачу частной практики Андрею Ивановичу Банцекову, «Фрида» — бухгалтеру завода имени Володар-ского Павлу Ивановичу Гольцману. Горожане в выходные дни могли брать яхты и лодки напрокат. Характерная примета того времени — прокат лодок для членов профсоюза стоил 20 копеек в час, для остальных — 30 копеек.
Открытие летнего сезона в Яхт-клубе приходилось на 1 мая. К этому дню помещение клуба и принадлежащие обществу суда украшали флагами и вымпелами с новой символикой: спасательным кругом, в кольцо которого вставлены якорь и скрещенные весла.
Главным событием праздника был километровый заплыв на шлюпках вверх по реке вдоль берега Волги (вниз по реке спускаться запрещалось, поскольку там находился мост — стратегически важный объект). После гонки, как правило, устраивался водный парад развернутых строем шлюпок. К вечеру многочисленная публика перемещалась в зал, смотреть какое-нибудь веселое действо.
Устраивал Яхт-клуб и пароходные воскресные прогулки для всех желающих. В конце мая 1927 года газета «Пролетарский путь» поместила заметку «Поездка в Соловки».
«В Воскресенье, 29 мая, на пароходе «Ульяновск» будет организована поездка на Соловки (так называлась старинная Соловецкая Зосима Савватиевская мужская пустынь, существовавшая выше Симбирска). Если хорошая погода — в сопровождении моторных лодок. Выезжает отряд шлюпок Яхт-клуба, командой которого будут проведены два тура водного праздника».
Сохранилось воспоминание об этом празднике Ольги Александровны Воейковой, чей внук Юрий Денисов был добровольным помощником в Яхт-клубе, охотно исполнял отдельные поручения спасателей, а по воскресеньям на моторной лодке возил публику на экскурсии: «Юрка ездил вчера на шлюпке до Соловков, 17 верст вверх. Это была большая прогулка, где участвовал перевоз и Яхт-клуб. Наши молодцы в шлюпках плыли вверх с 10 вечера до 5 утра. Праздник на воде не устроили, место оказалось слишком закрыто. Публика, кажется, на лоне природы скучала, хотя день простоял дивный, — по отечественному обычаю обращались за утешением к водке. Перевоз пришел за гуляющими только в 10 часов вечера. С таким азартом на него ринулись, что сталкивали друг друга со сходней. Юрке пришлось купнуться в береговой тине, чтобы выловить пьяного буфетчика. Так он мокрый и ехал домой. Плыть по течению было одно удовольствие после тяжелого подъема».
Все довоенное время ульяновский Яхт-клуб был одним из самых популярных мест отдыха городской молодежи.

обсудить статью

Татьяна Громова

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: