Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Звезда по имени «ДОЗ»

Гость ноябрьского номера — генеральный директор ООО Производственная Фирма «Инзенский деревообрабатывающий завод» Владимир Куприянов.

Владимир Куприянов

Куприянов Владимир Николаевич родился в 1953 г. в селе Старое Тимошкино Барышского района Ульяновской области. В 1984 г. окончил Ульяновский сель-скохозяйственный институт (специальность — «инженер-механик»). Работал автомехаником, старшим механиком автотранспортного предприятия «Транссельхозтехника», инженером, главным инженером Инзенского РО «Сельхозтехника», главным инженером ГКО «Мехэнергосервис». С 1990 г. — директор Инзенского деревообрабатывающего завода, с 2003 г. — генеральный директор ООО ПФ «Инзенский ДОЗ». Женат, имеет двух дочерей, внучку.

— Владимир Николаевич, какими судьбами вы попали на Инзенский деревообрабатывающий завод?
— Честно говоря, назначение на завод в 1990 году стало для меня абсолютно неожиданным. Я ведь всю жизнь был связан с механизацией инзенского сельского хозяйства и вообще не знал, что у нас в Инзе фанеру делают, далек был от этого.
— А сейчас хорошо знаете историю предприятия? Можете рассказать о его славном прошлом?
— Историю знаю относительно хорошо. Продукция завода, основанного в 1905 году, была востребована во все времена. В годы Первой и Второй мировых войн предприятие работало на оборону, выпуская, кроме пиломатериалов, ящики для снарядов и патронов. В пятидесятых годах завод производил сборные деревянные дома, необходимые для восстановления страны. В шестидесятые здесь было организовано производство фанеры и мебельных щитов из шпона, в семидесятые — изготовление рамочных конструкций для мягкой мебели и деталей для стульев. Наши предшественники умели работать! Трудные времена для предприятия были в «перестроечные» годы, в переходный период...
— Сегодня Инзенский ДОЗ — в числе лидеров деревообрабатывающей промышленности России, градообразующее предприятие Инзы, его главный финансовый донор. А с какими главными трудностями пришлось столкнуться, когда вы пятнадцать лет назад возглавили далеко не самое благополучное предприятие Ульяновской области?
— Проще назвать, что было легко. Легко было найти общий язык с людьми, особенно с профессионалами. Я вообще уважаю и люблю тех людей, которые умеют делать то, чего не умею я. Мне повезло: на предприятии работало много хороших специалистов, было у кого учиться, я опирался на их знания и опыт. А механизмы, технические вопросы — все это было мне знакомо.
— Инзенский ДОЗ — старейшее промышленное предприятие в Инзенском районе и одно из старейших в Ульяновской области. Сто лет назад с появлением завода по распиловке бревен на лесопильной раме лесопромышленника Бутлерова началась эпоха индустриализации на инзенской земле. Но к тому времени, когда вы пришли на завод, иные инзенцы неохотно признавались знакомым, что здесь работают, — стеснялись царившей разрухи. Какие первые шаги вы предприняли для восстановления некогда знаменитого завода?
— В первую очередь быстро восстановили все коммуникации, главным образом — внутризаводские дороги. Это же была беда для завода: тракторы буксовали, проваливались — даже в цехах! А что творилось в старой постройке, где располагалась контора: действительно разруха, проваленные полы... Мне просто обидно было, что на деревообрабатывающем предприятии полы в таком состоянии.
Прошло некоторое время, прежде чем я изучил завод, сроднился с коллективом, понял его беды, сильные и слабые стороны. Сделал простой вывод: профессионалов нужно оберегать, помогать им. Люди способны на многое, когда им создают условия для нормальной работы, когда их труд по достоинству оценен, их профессиональные навыки востребованы. Все пошло хорошо, когда я поверил в людей, осо-знал, что с ними можно пускаться в «дальнее плавание».
Я считаю, что главное, что нам удалось сделать, — это создание доброжелательной, рабочей обстановки в коллективе. Коллективизм в нашей работе — самое важное достижение.
— О чем сегодня мечтаете для завода и его коллектива?
— Мечты простые: чтобы заработной платы человеку хватало не только на то, чтобы просто выжить, а содержать в достатке семью, построить себе дом, вырастить детей. Сейчас мы «застолбили» в городе участок под строительство жилья, ждем, когда в Инзу придет ипотека, — чтобы заводские работники-мужчины могли своими руками построить хорошие дома для своих семей. Человек работает с полной отдачей, когда у него прочные тылы — и на работе, и дома.
— А лично у вас надежный тыл?
— Надежный. У нас с женой уже взрослые дети, в этом году внучка родилась. 2005 год вообще богат на события. В сентябре, например, отметили столетний юбилей завода. В Инзу съехались наши друзья и партнеры из регионов России и из-за границы, приехал поздравить коллектив и губернатор Ульяновской области Сергей Иванович Морозов.
— Нам известно, что в юбилейной программе было немало «изюминок», что завод получил много интересных подарков. Например, вам как руководителю предприятия был вручен Сертификат о присвоении звезде в созвездии Дева имени «Инзенский ДОЗ». Так что теперь на небосклоне сияет звезда по имени «ДОЗ». А что вам наиболее запомнилось в эти праздничные дни?
— Запомнились счастливые глаза наших партнеров, друзей, сотрудников. Испытываешь особую гордость, когда можешь оценить труд человека по справедливости, можешь воздать ему должное. Когда общаешься с ветеранами-пенсионерами, когда те же дрова им привезешь, они так рады — в первую очередь, что о них не забыли. Что не только в День пожилого человека вспоминают, а в течение всего года.
— «Лес рубят — щепки летят» — вам это знакомо? С каким работником можете расстаться?
— Не терплю жадных и равнодушных. Если равнодушие в человеке заложено изначально, если его неимоверно трудно на что-то подвигнуть, живет по принципу «день прошел и ладно!» — с таким нам не по пути. И еще одна беда, чисто российская — когда зависть людей гложет: «Не жалко, что у меня корова сдохла, жалко, что у соседа жива»...
— В этом году вы летали за океан, на стажировку в США, в рамках «Программы по первичной обработке и переработке древесины для российских специалистов». Чему вы научились в Америке?
— Получил ответы на вопросы — где мы находимся и куда нам идти. И вот что удивительно: американцы, по сути, гораздо ленивее, флегматичнее нас, но у них очень хорошая система управления, система менеджмента.
В том числе и на федеральном уровне. Незашоренная, простая и эффективная система. У нас же — многоступенчатость управления, которая не дает нужных результатов. В России предприниматель для чиновника, а не наоборот. И в этом наша беда. Взять решение любого вопроса — все время натыкаешься на глухую стену, разговариваешь с чиновником на разных языках. В США можно открыть предприятие в течение двух суток. У нас, если со связями, то, может, в течение двух недель. А в среднем на это уходят многие недели, месяцы. Поэтому и нет в России подъема в малом бизнесе.
— Можете охарактеризовать себя в двух словах?
— Да. «Мог сделать больше, но не сделал».
— Ну, уж не скромничайте! Под вашим руководством завод вышел в лидеры, стал обладателем престижных национальных и международных наград. Высокое качество продукции завода подтверждено сертификатом «Золотой стандарт» европейской программы «Партнерство во имя прогресса». Ни одно предприятие Ульяновской области не может похвастаться тем, что пять раз становилось победителем конкурса Министерства экономического развития и торговли РФ «Лучший российский экспортер». А лично вы стали обладателем почетного звания «General manager-2001» — за вклад в развитие международных экономических связей и современных методов бизнес-менеджмента...
— Знаете, к подобным оценкам своей работы я подхожу с критической точки зрения. Задаю себе вопросы: а что я недоделал, что можно сделать еще. Нельзя допускать успокоенности в душе. Когда человек почивает на лаврах, он делается вялым, неповоротливым... А вот когда знаешь, что еще недоделано, начинаешь чужого опыта набираться — у тех же американцев. Сегодня нам своих площадей уже не хватает — открыли филиал в Кузоватово. Большие планы по поводу модернизации производства, механизации труда. На заводе еще много деталей проходит через руки женщин. Этого не должно быть, женщина должна сидеть за пультом управления. Кое-какие шаги уже сделаны: вот сушилку газовую установили, приятно посмотреть. На очереди — линия сращивания. Ее установка даст и повышение производительности, и качество, и облегчение труда.
— На предприятии много семейных рабочих династий, вот и ваши дочери пошли по вашим стопам, работают на заводе.
— Внучка подрастет, тоже сюда придет работать.
— Какие главные качества ваши дочери переняли от вас?
— Настойчивость, целе-устремленность. Надеюсь, эти качества помогут им в жизни. И очень важно, как мы, родители, их направим, как научим. Недаром кто-то из мудрецов сказал: «Счастлив тот отец, кто видит своего ребенка, уверенно шагающего по жизни в подсказанном ему отцом направлении».
— А у вас от кого такой непоседливый характер?
— Это мне, наверное, от отца досталось. Вот он ушел на пенсию, неделю посидел дома и снова вышел на работу. Я тоже так устроен. Мне нравится, когда я в поиске, в делах, в работе.
— Ваше предприятие уже дважды посещал губернатор. От чего у него глаза загорелись?
— Когда смотрел на наших людей. Мне показалось, что мы с губернатором поняли друг друга. В том плане, что на нас можно опираться, с нами можно иметь дело, ставить задачи по наполнению бюджета, развитию производства. Сегодня наши кадры способны на многое. Ведь, в принципе, на территории Инзенского района можно по-строить пару-тройку таких же предприятий, как наше. Не просить денег на жилье, тепло, дороги, а самим зарабатывать. Раньше в районе делали отличный красный кирпич, было порядка восьми кирпичных заводов такого профиля. Сейчас — ни одного. Из четырех диатомитовых заводов один остался. У нас здесь меловые горы, могли бы делать гипсокартон. Понимаете, тем для разработок очень много, рынок производства очень широкий. И, главное, есть люди, которые могли бы все это организовать. Еще бы кредитные ресурсы были более доступны: если бы не боялся предприниматель чиновника, все было бы нормально.
— Продукция Инзенского ДОЗа довольно специфичная: плоскоклееные, гнутоклееные детали для мебели, фанера, основания кровати. Видела интересное фото: губернатор устроился на деревянной раме ортопедической кровати, лично пробует достоинства новинки.
— Эластичные основания кровати — товар, который сегодня нужен рынку, рано или поздно он будет востребован и у нас, как на Западе. Жаль, что в нашей стране хорошие вещи появляются с опозданием...
— А производством мебели не планируете заняться?
— В свое время мы занимались мебелью. Я даже гордился, что в Москве заместитель руководителя объединения «Восток-мебель» купил у нас стулья и очень их хвалил. Но мы провели реструктуризацию, заняли на рынке нишу, в которой себя уверенно чувствовали, до сих пор ее и занимаем. Если начнем «распыляться», то все делать качественно в больших объемах не получится. Лучше делать что-то одно, но хорошо.
— Инзенский ДОЗ из-вестен солидными вложениями в социальную сферу, особенно знаменит спорткомплекс предприятия. В юбилейные дни по инициативе завода в Инзе состоялся уникальный футбольный матч: сборная Инзы, команда «Дозовец», играла с командой ветеранов сборной СССР. А сами спортом занимаетесь?
— В теннис играю, на уровне физкультурника. Мы тут бегаем, прыгаем, с малышами играем. К нам такие ребятишки приходят, едва нос из-за стола видно, ракетку не умеет держать, а через год все, его обыграть уже невозможно.
— Сегодня деловыми партнерами Инзенского деревообрабатывающего завода являются мебельные фабрики Германии, Италии, Франции, Хорватии, Чехии... Вы не раз бывали в этих странах. Где самые красивые леса?
— Везде красивые, только за рубежом они более ухоженные. За лесом, как за сельхоз-угодьем, ухаживать надо. Но и у нас тоже порядок появляется. Когда-то мы пытались свои делянки иметь, но отказались — экономически не выгодно. Сегодня лес закупаем у лесников, предпринимателей из Ульяновской, Пензенской, Нижегородской областей, Татарстана. Буквально из-под носа наших конкурентов перехватываем хороший товар. Нам удалось выстроить четкую систему закупок. Здесь все просто: получил лес — расплатись вовремя. А так, в принципе, у меня отношение к лесу самое романтическое. В хорошую погоду, когда тихо, не ветрено, взлетишь на мотодельтаплане над лесом — красота завораживает. Особенно если летаешь осенью, когда все это разноцветье лесов! А еще когда после летнего дождя теплый туман стелется по земле, все реки, впадины становятся белыми — вообще шикарно.
— А у вас есть любимое дерево?
— Есть. Береза. По энергетике для меня она ближе всех. Достаточно просто побродить в роще, прислониться к матушке-березе — сразу легко на душе становится.
— «Я культурно проводил воскресенье, я помылся и попарился в баньке». Это не про вас?
— Попариться в бане с березовыми вениками — одно удовольствие!
— Вы со своей энергичной натурой предпочитаете активный отдых?
— Конечно. Вот держим лошадей. Не для скачек — для удовольствия. Сядешь, прокатишься — хорошо! Или на охоту с друзьями отправишься. Как правило, на общение времени не хватает, но на охоту выбираемся обязательно. У нас тут много охотников, рыболовов, на зиму есть снегоходы, на лето — свой скутер.
— То есть в отпуске — не нужен нам берег турецкий?
— Да у нас тут своих мест, где можно отдыхать, много. Места очень красивые!
— У вас есть личный рекорд — по жизни?
— Да, есть. В друзьях. А еще в ошибках. Столько я их сделал за свою жизнь! Правда, серьезными, принципиальными их назвать не могу — все-таки выверяешь свои действия с коллективом...
— Владимир Николаевич, что вдохновляет вас на дальнейшие свершения?
— Обозначенная миссия: для чего ты работаешь. У нас миссия проста — заработал сам, дай возможность заработать другим. Чтобы человеку было хорошо, удобно, комфортно. Чтобы люди жили счастливо и работали с полной отдачей. Если работать в сплоченной команде, как у нас, то все получится.
Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: