Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

«Чувствую себя Заволжским Жителем и горжусь своей Отчизной…»

Заголовок этой статьи - строка из письма Александра Ивановича Тургенева

 

Заголовок этой статьи - строка из письма Александра Ивановича Тургенева. 28 августа 1808 года он подробно рассказывает брату Николаю о поездке в Симбирское родовое имение:

«… Ты себе представить не можешь, с какими ощущениями я подъезжал к Тургеневу, входил в старый дом и увидел все прежнее, все, что было свидетелем пяти лет моего детства. Я не мог ни на что смотреть без какой-то тайной грусти, без душевного волнения; даже старые мебели делали на меня удивительное впечатление. Но всего более возбуждали во мне воспоминания о прошедшей жизни нашей виды из залы, где мы обыкновенно учились. Сад, трава и вдали синеющиеся Заволжские горы - все сии предметы tous ces objets don’t l’immobilite’ est la pour atester le changement de tout le reste (своей неизменностью показывают перемену всего остального) - напомнили мне множество случаев, ничего не значащих для других, но важных в истории моей молодости. В которую сторону я ни смотрел, - всюду находил какой-нибудь предмет, который был для меня почему-либо интересен...

«Пушкинский дом» (ИРЛИ-РАН) на стрелке Васильевского острова в С.-Петербурге. Здесь хранятся дневники А. И. Тургенева

Я объезжал все те места, на которых прежде резвился и был счастлив, где с братом и Васей мы проводили довольно весело и не без удовольствия скучное деревенское время и не подозревали, что отец наш жил в ссылке под гневом великой государыни…

Накануне нашего отъезда из Тургенева, - не забудь, что и Сережа был со мною, - в воскресенье, мы сделали пóмочь - созвали всех мужиков, и они, сжав на нашем поле 19 десятин в одно утро, пришли тотчас после обеда на Барский двор. Мы выставили им несколько бочек пива, поднесли по стакану зелена вина, и праздник деревенский начался и кончился очень весело для мужиков и для нас; верно никогда на здешних балах так щастлив и доволен собою я не был…

… Мы были у обедни два раза и один раз служили панихиду в Голубце - над прахом наших праотцев, по всем нашим родственникам. В том же Голубце, что в церковной ограде, поставлена будет та урна, что была в Москве и которую я привез в Тургенево - в память отца и брата наших, которых прах не вместе с прахом деда и прадеда наших лежат…

… Ни к какой реке я того не чувствую, что к Волге; когда я плыву на хребте ее и любуюсь плодоносными берегами ее, развевающимися по ней парусами, которые летят с плодами и произведениями, коими благословил Бог Низовую землю, летят насыщать голодные стороны прожорливых столиц наших, - чувствую себя Заволжским Жителем и горжусь своей Отчизной; для нас Волга вечно будет: «река, священнейшая в мире!».

Зал Литературного музея в «Пушкинском доме»

Старинный дворянский род Тургеневых обосновался в Поволжье давно. Защищали границы, осваивали земли. Афанасий Тургенев был убит разбойниками Стеньки Разина при защите Алатыря. Еще один из праотцев погиб за то, что отказался признать законным государем самозванца Гришку Отрепьева. Так появился девиз рода: «Без боязни обличаху».

Всего за полтора года до поездки на родину, в феврале 1807 года на руках Александра скончался отец - Иван Петрович Тургенев, замечательный деятель своего века. Получил образование в гимназии при Московском университете. Сержант, впоследствии поручик Петербургского пехотного полка. Участник Крымской кампании, был в боях за Перекоп и Феодосию. С 1779 года участник переводческой и педагогической семинарии при Московском университете. Именно он познакомил молодого Карамзина с Новиковым и приобщил к литературе и издательской деятельности.

Опала отца и высылка его в родовое имение, где, как пишет Александр Тургенев, он «жил под гневом государыни», связана с гонениями на масонов, среди которых наряду с просветителями были и «откровенные проводники враждебного России влияния». Несправедливая опала оказалась благодатной для Симбирска - четыре года, с 1792 по 1796-й, здесь жил один из самых образованных деятелей России. «Рано поутру 25 декабря 1796 года, на Рождество» Иван Петрович Тургенев был возвращен в Москву. Назначен директором Московского университета и занимал этот пост до 21 ноября 1803 года, до преобразования университета.

Урна, о которой упоминает Александр Тургенев в письме к брату - свидетельство еще одной горестной утраты. В 1803 году безвременно скончался старший брат, 22-летний Андрей, талантливый поэт.

В долгой, полной забот и длительных путешествий жизни Александр Тургенев обращался к воспоминаниям отчего дома много раз. В 1834 году он снова посетил Симбирское имение. Завершая очередную книгу своих многотомных дневников, он пишет: «Кончена сия книга в Тургеневе 1 июля 1834 года в малом флигеле, на столе управляющего, в 7 часу утра, в воскресенье. Меня прерывали крестьяне с дарами; но эта помеха не затрудняла меня. Женева и Тургенево слиты в сей книге, как в моей душе и в судьбе моей».

24 июня 1837 года, совершая ознакомительную поездку по стране, наследник престола Александр Николаевич, будущий реформатор Александр II, приехал в Симбирск. Среди сопровождающих был воспитатель наследника поэт Василий Андреевич Жуковский. Для своего друга Александра Ивановича Тургенева он сделал карандашный набросок - вид на Волгу в сторону Тургеневского имения. Примерно с того места, где стоял симбирский дом Тургеневых. Ныне это место, где растут березы между зданием филармонии и аркой входа во Владимирский сад.

Симбирск 24 июня 1837 года. Вид с Венца. Рисунок В. А. Жуковского, посланный А. И. Тургеневу

Получив дорогое сердцу послание, Александр Иванович 22 марта 1838 года отвечает Жуковскому: «Письмо твое, в день твоего рождения и день смерти Пушкина посланное, получил и с видом умершего для меня Симбирска и Волги. Спасибо, милый, что ты обо мне вспомнил! Так верно описано, что и нельзя вернее. Я часто, почти ежедневно, и не раз в день и в лунные ночи, ходил на Венец любоваться Волгою, смотрел в сторону Тургенева и грустил. Одного воспоминания в жизни моей, не связанного с тобою, недоставало: воспоминания о Тургеневе и Симбирске; ты и к нему приобщил себя в душе моей… Никогда я так не горевал по Тургеневе, как теперь, особливо при наступлении весны: так и влечет туда»…

Горечь понятна: Александр Иванович принял на себя заботы о братьях. Николай попал под преследования как участник движения декабристов. Был приговорен к смертной казни, впоследствии к бессрочной каторге, поэтому вынужден был жить за границей. Чтобы помочь брату, Александру Ивановичу пришлось продать отцовское имение.

«… Как я мог, не расставаясь с жизнию, расстаться с Тургеневом», - пишет он, успокаивая себя тем, что родовое имение продано не в чужие руки, а двоюродному брату.

«Женева и Тургенево слиты в сей книге, как в моей душе и судьбе моей…» Эти строки завершают дневник не случайно. Высокий пост директора Департамента по иностранным вероисповеданиям, звание камергера открывали Александру Тургеневу доступ к государственным архивам Парижа, Лондона, Ватикана. Неутомимый путешественник отыскивал и присылал редкие документы для Карамзина, Пушкина, Вяземского. Не менее ценны его статьи и письма о встречах с выдающимися политиками, философами, писателями европейских стран. Петр Вяземский писал: «Он был в переписке со всей Россиею, с Францией, Германией, Англией и другими государствами. И письма его - большею частью образцы слога живой речи. Они занимательны по содержанию своему и художественной отделке». Сам «неутомимый собиратель» и «поверенный в делах, уполномоченный русской литературы» объяснял свой многотомный труд так: «Где бы я ни был, везде я сын твой, Россия».

4 июня 1837 года, узнав о подготовке Вяземским посмертного собрания сочинений Пушкина, отец поэта Сергей Львович Пушкин пишет Александру Тургеневу в Петербург: «Я бы желал, чтоб в заключение биографических заметок о покойном Александре сказано было бы то, что сохранится в сердце и памяти моей до последней минуты моей жизни. Александр Иванович Тургенев был главным, единственным орудием помещения его в Сарско-Сельский императорский Лицей и ровно через 25 лет он же проводил тело его на вечное, последнее жилище… Да узнает Россия, что Вам она обязана любимым его поэтом»

Если бы Александр Тургенев не сделал для отечественной культуры ничего другого, одного этого было бы достаточно для вечной благодарности соотечественников.

Что же стало с отчим домом и родовым имением, с которыми симбирянин «Заволжский Житель», как он себя называл, «расставался с грустью»? Дом Тургеневых на Венце сильно обгорел в пожаре 1864 года. Но не исчез бесследно: был разобран, а кирпич использован при строительстве пожарной части на Московской улице. Посетителям музея истории пожарного дела экскурсоводы напоминают об этом.

Заветного имения Тургеневых на современных картах не найти. Справку о сказочной красоты благодатных тургеневских местах можно отыскать лишь в Симбирской-Ульяновской энциклопедии, том первый, статья «Затопленные острова Волги». Как и множество других исторических мест края, в 50-е годы XXвека при строительстве Куйбышевской ГЭС Тургенево безжалостно затоплено. Не было сделано даже фотодокументирования. Ныне на месте плодородных земель, у левого берега пониже Шиловки из волн выглядывают лишь несколько гривок. Главная достопримечательность - «здесь хорошо ловятся плотва, карась и густера…»

А в безбрежном и бесконечном океане Истории навечно останутся «Тургеневские острова» - память о благородных русских характерах и добрых делах славной семьи Тургеневых.    

Надгробный памятник А. И. Тургеневу на Ново-Девичьем кладбище в Москве

2014-й год богат литературными юбилеями:

230 лет со дня рождения (1784) поэта, героя Отечественной войны 1812 года и ее летописца Дениса Васильевича Давыдова.

230 лет со дня рождения (1784) выдающегося государственного деятеля, историографа и открывателя множества редких документов российской истории Александра Ивановича Тургенева.

210 лет со дня рождения (1804) поэта, классика российской переводческой школы, общественного деятеля Дмитрия Петровича Ознобишина.

200 лет со дня рождения (1814) Михаила Юрьевича Лермонтова, узами кровного родства связанного с симбирянами, оставившими благородный след в истории края.

Наталья Гауз

 

на фото под заголовком - А. И. Тургенев. 1830-е годы. Художник П. Ф. Соколов

 

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: