Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

НЕОЛИТическое мышление в дизайне

Александр Копылов, руководитель Фабрики камня «Неолит», о своем романе с камнем, пользе слухов и хохломской мозаике из мрамора.

Фото предоставлено ООО «Компания «Неолит»

– Александр, в этом номере «ДО», как главное бизнес-издание региона, продолжает анализировать весну – 2020. Поэтому спрошу: как ты принял вызов коронакризиса? Что с заказами, логистикой, настроением, в конце концов?

– Даже на карантине побыть дома удалось всего пару дней, которые ушли на переосмысление ситуации и на то, как выполнять заказы в режиме изоляции. Как оказалось, мы готовы работать в любых условиях, лишь бы все были здоровы!

– Последние годы ты так часто бывал в Италии, что ходили слухи о твоем переезде. Но вместе с тем твоя фабрика продолжала делать объекты в Ульяновске. Расскажи, как было на самом деле.

– Информация о том, что я уехал насовсем, пошла от конкурентов. Да, в Италии, пока были открыты границы, я проводил много времени, так же как и в Турции, Москве, Казани, но живу я в Ульяновске.

В моей профессии мраморщика для того, чтобы развиваться, необходимо искать новые материалы, изучать новые технологии, только это позволяет мне быть лучшим в моем бизнесе. А итальянцы круче всех работают с камнем, и пока именно они задают новые тренды в камнеобработке. Поэтому в Италии я нахожу лучшее и привожу в Россию.


В Ульяновске меня больше знают по изготовлению каминов, но благодаря моим наработкам мы основательно расширили ассортимент и улучшили качество. Италия вдохновила на создание дизайн-студии, которая занимается исключительно изделиями из камня. Так что слухи меня только раззадоривают (улыбается).

– Ты уже выучил итальянский, чтобы свободно вести дела с партнерами?

– Общаюсь свободно, если не хватает знания терминологии, переходим на английский или рисуем. Язык эскизов и чертежей для художников и инженеров – универсален. Последние четыре года я часто командирую себя в Италию, поэтому все занятия с репетитором форсировались погружением в языковую среду и пыль карьеров (улыбается). Продолжу, как только будут сняты запреты на перемещения.


– Многие знают твою компанию с 2006 года как «Русский фараон». Откуда возникло название «Неолит»?

– Неолит – новый камень. Поэтому «Неолит», с нашей точки зрения, круче. Потому что больше отражает смысл нашей работы – современные, новые методики обработки, новый дизайн, новое слово в камнеобработке. «NEOLITH: Evolution of stone».

– Как тебе удается убедить заказчика в том, что фабрике под силу практически все из камня?

– Мое отличие от конкурентов – в дизайне, знании камня и технологий, именно это дает мне возможность создавать уникальный продукт. Но главное – это опыт, который позволяет быть на равных даже с матерыми итальянскими мраморщиками.

«Мое отличие от конкурентов – в дизайне, знании камня и технологий, именно это дает мне возможность создавать уникальный продукт. Но главное – это опыт, который позволяет быть на равных даже с матерыми итальянскими мраморщиками»

Сейчас оформляем патент.

– Что патентуешь? Стол, который ты анонсировал в соцсетях как «объект для самого дорогого заказчика»?

– Да, его, и с этим столом отдельная история. Мы работали над несколькими мебельными линейками, в основном столами эконом-серий. Так совпало, что в этот период поступает заявка на обеденный стол от того самого дорогого заказчика. «Дорогой заказчик» – моя жена Людмила. Тут я заморочился, включил все таланты и начал рисовать, ну не мог я просто вырезать столешницу и отполировать торец – хотелось wow-эффекта. Дорабатывались мои эскизы уже в нашей студии и под моим чутким руководством. В итоге объект получился настолько крутым, что мы решили запустить его в серию. Он будет первым в линейке премиальной мебели.


Стол из новой коллекции Вельвет – особенностью коллекции стала фрезеровка полукруглой плоскости ног стола

– А как же камины?

– Мы сохранили весь наш ассортимент: и камины, и столешницы, и лестницы, и весь ландшафтный материал. Из новинок – мозаика. Мозаичную тему мы развили и в мощении тротуаров, и сделали несколько серий мозаичных столешниц.


Гранитная плитка для мощения из серии мозаичных тротуаров

– По данным аналитиков, возрос спрос на покупку и строительство загородного жилья. Ты отследил эту динамику на своих заказах?

– Похоже, что аналитики не ошиблись, спрос на нашу брусчатку действительно вырос! Чаще стали заказывать декоративные панно и мозаичные элементы для мощения.


Процесс переполировки мозаичного панно после укладки

– Читала, что на MosBuild-2019 ты представил самую русскую из своих коллекций – хохлому в камне. Расскажи поподробнее.

– MosBuild – знаковая выставка в архитектурно-строительной среде, где происходит невероятный взаимообмен информацией и контактами. В тот раз мы привезли мраморную инкрустацию по мотивам хохломской росписи. В этой работе мы показали все наше мастерство в работе с мозаикой, но что не менее важно – это была заявка на серьезный разговор о русском стиле в современном дизайне. И его поддержали и дизайнеры, и заказчики.


Панно из коллекции Хохлома в процессе сборки – мрамор

– Перед интервью я просматривала твою страницу в Facebook и поняла, что половина твоих постов – про работу, а вторая – про горы. Это твоя вторая страсть после камнеобработки?

– На фото в соцсетях карьеры Каррары. Зрелище монументальное. Еще Микеланджело отбирал здесь материал для своих работ. Передать словами красоту этих мест нереально. «Горы зовут тех, чья душа им по росту», – звучит как статус в «ВКонтакте», но похоже на правду. Горы, камень, карьеры… Моя работа – это мое все: и хобби, и путешествия, и творчество, и моя жизнь – в общем и целом. Живу этим уже лет 20. Старший сын осваивает профессию мраморщика. У него получается. Счастлив ли я? – Да!

Фабрика мозаики и камня NEOLITH

neolithstone.com

facebook.com/neolithstone

instagram.com/neolithstone/


comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: