Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Какой силой на Руси
поднимаются храмы?

Ответ на этот вопрос «ДО» искало в истории восстановления одной из самых больших в регионе церквей – церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что в Больших Ключищах.

Эта статья вышла в журнале «Деловое обозрение» в 2010 году. Сегодня мы снова ее публикуем – в память о настоятеле храма в Больших Ключищах отце Михаиле Качалове, которого не стало 22 ноября 2020 года.

Там, где сокровища ваши…

Каменная церковь в Ключищах была освящена 2 октября 1872 года. Ее строили в течение шести лет. И на века. Чтобы храм, поднявшийся на земле, пронизанной сетью родников, был прочен, его мощные стены, колонны и пол связывали единой кирпичной кладкой. В день успевали выложить только по два ряда кирпичей. Раствор замешивали на яйцах. Полы стелили в полбревна. Колокола навешивали весом в тонны. Язык самого большого из восьми колоколов Покровской церкви сохранился по сей день и удивляет нынешних прихожан своими размерами. Старожилы говорят, что его онемевший хозяин весом в две с лишним тонны погребен под землей где-то в окрестностях церкви.

В общем, строили на совесть, сообразуясь с Евангельской заповедью: там, где сокровища ваши, там будет и сердце ваше. К открытию храма, в 1872 году, прихожан числилось 3578 человек.

Когда церковь в Больших Ключищах была закрыта, точно не известно. Судя по исторической справке, в 1931 году она еще работала. Жители села говорят, что службы перестали идти в сороковые годы. Только никто не помнит – до или после войны.

А в начале пятидесятых с храма сносили купола и колокольню. Сохранилось предание, что только трагедия помешала полностью его обезглавить. Якобы рушить купола в Ключищах наняли бригаду из Татарстана, потому что никто из местных не согласился подрядиться на эту работу. Полетела колокольня, два маленьких купола, а следом случилась беда: с крыши сорвалась семнадцатилетняя девушка и расшиблась насмерть. После этого бригада снялась с места и уехала. Новую нанять не удалось…

«Разжалованный» храм сначала отдали под зернохранилище, а потом – птицефабрике под складское помещение. Роспись на стенах сохранялась до последнего – до пожара.

Неизвестно, был это намеренный поджог или случайное возгорание, но в конце восьмидесятых годов прошлого столетия храм в Ключищах горел несколько дней к ряду. Сгорели полы, которые в свое время выдерживали ЗиЛ, груженый под завязку зерном, пострадала крыша, выгорела штукатурка, оплавился кирпич … Но стены устояли. В обгоревшем здании, открытом дождям и ветрам, поселилась разруха.

Церковь в Ключищах, самая большая в уезде и одна из шести самых больших в губернии, была построена исключительно на пожертвования сельчан. С 412 дворов собрали 13 тысяч рублей. Один только золотой иконостас стоил полторы тысячи

Ключищенцы для своего храма выбрали место на возвышенной площади в центре села, – так что путешествующим в южном направлении долго было видно с дороги величественное строение в форме большого ковчега (храм в Ключищах выполнен в русско-византийском стиле, основателем которого был Константин Тон, автор таких сооружений, как Грановитая палата в Московском Кремле и Большой Кремлевский дворец).

Вероятно, монументальность храма и место расположения сыграли не последнюю роль в истории его возрождения. Но доподлинно известно, что в конце восьмидесятых годов прошлого века, когда подул ветер перемен, жители села собирали подписные листы и ходатайствовали о его восстановлении.

Православная община в Больших Ключищах начала действовать в 1989 году – едва в Ульяновске возродилась архиерейская кафедра. Настоятель храма в Ключищах, отец Александр, стал первым священником в епархии, которого архиепископ Прокл рукоположил на служение. Чтобы как можно раньше возобновить службы в храме (первое время они шли в молитвенном доме), священник ограничил фронт работ: разделил церковь надвое, отгородив каменной стеной с аркой купольную часть, в которой крыша была практически разрушена. В первой части храма, трапезной, начались восстановительные работы.

Засучив рукава рясы

Тема возрождения церквей в России в девяностые годы поднялась на пик популярности. Строили новые храмы, старые – православным общинам возвращали в руинном состоянии. На волне захлестнувшей страну эйфории поднялась надежда, что государство будет финансировать восстановление церквей. Ряд политиков выступил с предложением определить на эти цели в бюджетах всех уровней специальную статью расходов. Но волна улеглась, не оправдав надежд, а батюшки в приходах засучили рукава и взялись за калькуляторы.

Нынешнему настоятелю Покровской церкви отцу Михаилу было 23 года, когда в 1994 году он получил приход в Ключищах. К тому времени была оштукатурена и приведена в порядок только одна часть храма – трапезная святителя Николая. В крыше второй по-прежнему зияли бреши.

За минувшие шестнадцать лет батюшка освоил массу профессий – администратора, строителя самого широкого профиля, сметчика и прочее-прочее. Хотя сам он подчеркивает, что всегда полагался на профессионалов – слушал, советовался, рассматривал разные варианты – и только потом принимал решение. Делал выбор, который всегда давался с трудом: восстановление большого храма требовало больших затрат, а источник финансирования оставался прежним – пожертвования.

Постепенно церковь обрела утраченные купола, отремонтировали крышу, оштукатурили стены во второй части храма, настелили полы – дубовый паркет. И храм засиял.


Отец Михаил

Сегодня в Покровкой церкви делают иконостас. Кстати, местных икон здесь не осталось: власть не дала прихожанам шанса разнести их по домам, как это случалось в большинстве приходов. Храм в Ключищах закрыли в одночасье, а иконы погрузили на машины и вывезли. В селе говорят, что в одном из домов (теперь уже никто не знает, в каком именно) образами выложили полы – чтобы дерево не пропадало и идеологически неправильных мыслей в голове у сельчан не заводилось.

В 1999 году над центральным входом церкви поднялась колокольня. На мемориальной доске у входа – короткая надпись о том, что она воздвигнута в память о погибшем отроке Арсении. На вопросы о жертвователях отец Михаил отвечает, что все необходимое на памятной доске написано. Людям, на чьи средства построена колокольня, не нужно, чтобы о них знали больше.

Семь колоколов для новой колокольни были отлиты в 2001 году. Самый большой из них – благовест – весом в 660 килограммов. По древней традиции, на юбке каждого из колоколов увековечены имена мастеров: «Лит в Каменск-Уральском товариществом Пятков и К летом 2001 года от рождества Христова». А зимой 2002 года в Большие Ключища приехал известный мастер колокольного звона, создатель современной колокольной музыки Владимир Петровский. Для Покровской церкви он создал звонницу из восьми колоколов – так как это было на старой колокольне. Восьмым стал «родной» колокол, отлитый в XIX столетии, который избежал переплавки, отслужив селу полвека верой и правдой в качестве пожарного. Его хорошенько отчистили от красной краски и снова подняли к небу. Мастер отметил, что голос «старичка, вестника истории», гармонично вписался в хор новых голосов над Покровской церковью.

О колоколах принято говорить, как о живых, у них как у людей есть язык и уши. Прикосновение к ним, по преданию, ограждает тело от болезней, а душу наполняет особым торжеством. Испытать это на себе может каждый. На пасхальной неделе вход на колокольню церкви в Больших Ключищах открыт для всех желающих.

Вид с колокольни

Наверх ведет крутая, практически вертикальная, винтовая лестница. Каменные ступени в нижней, старой, части колокольни стерлись и поэтому слегка покатые. В верхней части они деревянные, будто совсем свежие, хотя колокольне уже больше десяти лет. Толщина стены у ее основания – два метра. На высоте 36 метров – чуть меньше. Возводя новую колокольню, можно было сделать и не такую основательную кладку, но отец Михаил решил следовать принципам тех, кто стоял у истоков создания храма: если строить, то на века.

Сверху село видно, как на ладони – дома, тропинки, огороды – все маленькое… Зато купола – тут, рядом, – большие и незыблемые.

Именно наверху задумка людей, живших здесь почти полтораста лет назад, открывается в полной мере. Они строили храм, который во всех смыслах и планах должен был стать центром, сердцем села. Его славой. Наверняка среди них было немного праведников, но их мысли и души все-таки тянулись к духовному центру. Какой силой сегодня поднимаются храмы по России?

Оглядываясь на то, что сделано за шестнадцать лет, отец Михаил говорит, что без Божьей помощи это было бы невозможно. Круг храмоздателей за эти годы менялся, но основу его всегда составляли обычные люди – не облеченные властью, не отягощенные большими средствами. Каждого в сторону храма вела своя история, свои размышления, взгляды – своя дорога…

– Когда все только начиналось, я ходил по организациям, предприятиям, рассказывал о храме, просил помощи. Помогали, кто чем мог. Многие – с радостью. И потом возвращались, чтобы снова помогать. Сейчас не хожу и не прошу, но принимаю любую помощь с благодарностью. Помогать храму или нет – это дело глубоко личное. Каждый должен сам для себя это решить, – говорит отец Михаил и продолжает, предупреждая вопрос – не становятся ли сельские батюшки в своих хлопотах о насущном прежде предпринимателями в рясах, а уж потом духовными наставниками паствы:

– Бог – это покой сердца. Надо заниматься не только стенами, а людьми в первую очередь.

При церкви в Больших Ключищах уже несколько лет работает воскресная школа и для детей, и для взрослых. Правда, взрослые, как правило, подтягиваются к храму, когда заканчиваются работы на земле и наступают холода.

Но каждую субботу, независимо от времени года и погоды, после богослужения и исповеди, отец Михаил остается в храме и ждет тех, кто хочет поговорить с ним наедине. Тех, у кого есть вопросы.

Татьяна Захарычева
Фото: Антон Шабалкин

1079
Подборки: храмы
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: