Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Траектории и рубежи ульяновского предпринимательства: статистика и комментарии, 1988-2006 годы*

* Окончание. Начало см «Деловое обозрение» №3, 2007 г.

2000-2003. Эволюция

2000. За январь-сентябрь 2000 года по области учтено 4984 малых предприятия, в том числе 4622 — частной формы собственности (92,7% от общего количества МП). Из общего количества МП в промышленности действовало 1015 (20,3%), в строительстве — 871 (17,5%), в торговле и общественном питании — 1988 (39,9%).
Среднесписочная численность работников МП составила 34582 человека, а суммарный фонд зарплаты постоянных работников и совместителей составил 230,7 млн. руб.
Выпуск товаров и услуг за 9 месяцев 2000 года по всем видам деятельности составил 1313,4 млн. руб., в том числе по МП в промышленности — 401,9 млн. руб. (30,6% к итогу), в строительстве — 258,5 млн. руб.(19,7%), в торговле и общественном питании — 363,4 млн. руб. (27,7%). Следующим отраслевым лидером — хотя и с существенным отрывом — были МП в сфере науки и научного обслуживания, которые выпустили товаров и оказали услуг на 91,2 млн. руб. (6,9% к итогу по всем МП).
Источник: Социально-экономическое положение Ульяновской области, январь-декабрь 2000 г./Ульян. облкомитет госстатистики. — Ульяновск, 2001, с. 202-204.
Общие итоги деятельности МП за весь 2000 год несколько скорректировали вышеприведенные статистические данные. Так, численность работающих в МП (включая тех, кто работал по совместительству и договорам) достигла 38,5 тыс. человек. Объем произведенной продукции, работ и услуг составил 1891,9 млн. руб., из них в промышленности — 563,3 млн. руб. (29,8% к итогу), в строительстве — 392,2 млн. руб.(20,7%), в торговле и общественном питании — 505,0 млн. руб. (26,7%).
Объем инвестиций малых предприятий составил 195 млн. руб., две трети которых пришлось на строительство. Доля МП в общем объеме инвестиций по области составила 4,9%. Среднемесячная зарплата работников малых предприятий составила 746 руб.
Источник: Программа социально-экономического развития Ульяновской области на 2002-2004 годы.— Ульяновск, 2002, с.186 (электронная версия).

2003. Вот основные показатели деятельности МП за январь-сентябрь этого года.
Общее количество действующих МП составило 4862, в том числе 4657 (95,8%) — частной формы собственности. Из общего количества МП в промышленности действовало 751 (15,4%), в строительстве — 585 (12,0%), в торговле и общественном питании — 2223 (45,7%), в оптовой торговле производственно-технической продукцией — 364 (7,5%).
Среднемесячная численность работников составила 43,1 тыс. человек, еще 3,4 тыс. человек работали по совместительству и 1,2 тыс. человек — по договорам.
За январь-сентябрь 2003 года МП области выпустили продукции (работ, услуг) на 4369,6 млн. руб. (26,4% к итогу), в строительстве — на 943,3 млн. руб. (21,6%), в торговле и общественном питании — на 1354,1 млн. руб. (31,0%).
Источник: Социально-экономическое положение Ульяновской области, январь-декабрь 2003 г./ Ульян. облкомитет госстатистики. — Ульяновск, 2004, с. 179-182.
В целом же по итогам 2003 года среднемесячная численность работников МП увеличилась до 43,3 тыс. человек, а также до 3,5 тыс. человек, работающих по совместительству, и 1,3 тыс. человек — по договорам. За весь год МП произвели продукции, работ и услуг на 6391,0 млн. руб., в том числе в промышленности — на 1573,6 млн. руб. (24,6% к итогу), в строительстве — на 1174,9 млн. руб. (18,4%), в торговле и общественном питании — на 2396,5 млн. руб. (37,5%).
Источник: Экономическое положение Ульяновской области в 2003 году: Стат.сб./Ульян. облкомитет госстатистики. — Ульяновск, 2004, с. 234-235.

Вклад малых предприятий в экономику Ульяновской области по итогам 2003 года определяется следующими данными (указана доля МП в процентах от общеобластных показателей):
— от общей численности занятых в экономике — 7,3;
— от общего объема промышленного производства — 3,0;
— от общего объема подрядных строительных работ — 29,4;
— от общего объема розничного товарооборота — 61,0;
— от общего объема инвестиций — 6,2.
Среднемесячная оплата труда работников МП в 2003 году составила 2528 руб. (68% от среднемесячной зарплаты работников средних и крупных предприятий области).
Источник: Программа развития малого предпринимательства в Ульяновской области на 2005-2010 годы//Ульяновская правда, 10.06.05.

Оставим пока без комментариев все вышеперечисленные статистические выкладки и обратимся к «базовому» документу того времени — «Программе социально-экономического развития Ульяновской области на 2002-2004 годы». В ней, в разделе 1.13 «Малое предпринимательство», дается неплохая статистическая база (начиная с 1989 года). Имеются также и интересные обобщения, соответствующие рассматриваемому там периоду.
Всего лишь одна цитата из этого документа: «В целом, достигнутый к 2002 году уровень развития сектора малой экономики приходится оценивать как недостаточный по уровню вовлечения населения в малое предпринимательство, участию малых предприятий в общем выпуске товаров и услуг области и по остальным показателям. Как и в большинстве регионов России, несмотря на стабильно возрастающую роль, малое предпринимательство в Ульяновской области не играет значительной роли в региональной экономике».
Основными проблемами развития малого бизнеса в Ульяновской области являются:
1. Сохранение значительных административных барьеров — так, до сих пор, несмотря на многочисленные разговоры, не введен в большинстве муниципальных образований принцип «одного окна» при регистрации малых предприятий, лицензировании отдельных видов их деятельности, получении права на строительство и т.д.
2. Проблема получения кредитных ресурсов.
3. Неразвитость инфраструктуры поддержки малого бизнеса.
Напомним: эта формулировка имела место в 2002 году...
А теперь вернемся к показателям деятельности малых предприятий области за 2000 и 2003 годы. Можно, конечно, сказать, что изменения, произошедшие в тот — пусть небольшой — интервал времени, связаны у нас со сменой губернаторов и, как следствие, со сменой экономической политики. Однако в России стала уже почти аксиоматическим суждением фраза о том, что малый бизнес развивается «не благодаря, а вопреки власти». В лучшем случае — сам по себе. А посему оставим экономическую политику региональной власти в качестве особо отдельной темы и обратимся непосредственно к цифровым данным. Базовой же точкой отсчета при этом возьмем показатели за год 1997.
С 1997 по 2003 годы количество малых предприятий по области увеличилось лишь на 6%, что весьма и весьма контрастирует с почти девятикратным ростом их количества в предшествующий шестилетний период (1991-1997 годы).
В рамках относительной стабилизации общего количества малых предприятий существенно сократилось количество промышленных (на 32%) и строительных (на 42%) МП. С другой стороны, отмечался значительный (на 60%) рост количества МП в сфере торговли и общественного питания.
Среднесписочная численность постоянных работников малых предприятий с 1997 по 2003 годы выросла почти на 11 тыс. человек (33%), что увеличило штат одного «среднестатистического» МП с 7 до 9 человек.
Объем произведенной продукции (работ, услуг) в рублевом выражении за этот же период вырос в 7,2 раза. Следует отметить при этом, что в структуре произведенной продукции произошли определенные межотраслевые перераспределения. При практически не изменившейся доле промышленных МП (22% в 1997 и 24,6% в 2003 году) существенно сократилась доля строительных МП (с 33,9% в 1997 до 18,4% в 2003 году) и несколько выросла доля МП торговли и общественного питания (с 29,7% в 1997 до 37,5% в 2003 году).
С 1997 по 2003 годы отмечался и дальнейший рост вклада малых предприятий в экономику области. Примечательно, что темпы роста отдельных показателей при этом заметно различались. Так, доля работников, занятых в МП (в процентах к общему числу занятых
в экономике области), увеличилась с 5,5 до 7,3%. Вклад МП в промышленное производство увеличился с 1,6 до 3,0% (без малого вдвое), в строительство — с 20,0 до 29% (почти наполовину). Удельный вес МП в объеме инвестиций по области увеличился с 5,5 % в 1997 до 6,2% в 2003 году.


Среднемесячная зарплата работников МП за этот период выросла в 4,8 раза — правда, ее соотнесенность с зарплатой работников средних и крупных предприятий области уменьшилась с 79% в 1997 до 68% в 2003 году.
Сопоставляя два периода — 1991/1997 и 1997/2003, — можно сделать общее наблюдение: темпы роста основных показателей деятельности малых предприятий области сократились. Здесь невольно вспоминается термин, вброшенный в научный оборот глобальными прогностиками из Римского клуба, — «пределы роста».
Возможно, именно замедление темпов роста «внешних» параметров МП (их количества, численности занятых, объема продукции) и можно подвести к термину «пределы роста». Наступила фаза, когда количественный рост уступил (по значимости) место внутренним, структурным изменениям — разумеется, если брать в рассмотрение не отдельное МП, а всю совокупность малых предприятий.
Появившись в качестве неизбежной реакции на сбои в механизме «большой экономики», малые предприятия со временем обнаружили собственные закономерности своего развития, своих «траекторий». И к этому вряд ли будет корректным относиться с оценками «много — мало», «хорошо — плохо».
С’est la vie — la vie economique...


2006 — ... Прогнозы и перспективы

2006. По результатам статистического исследования, за январь-сентябрь по области действовало 7541 МП. В них работало 69,9 тыс. человек списочного состава и еще 5,4 тыс. человек работало по совместительству и договорам.
Распределение малых предприятий по отраслям экономики было следующим: оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспорта и бытовых изделий (приборов) — 3790 МП (50,3% к их общему количеству), обрабатывающие производства — 1115 МП (14,8%), операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг — 893 МП (11,8%), строительство — 791 МП (10,5%).
Фонд зарплаты за январь-сентябрь составил 2824,0 млн. руб. при среднемесячной зарплате за тот же период в 4489 руб.
За 9 месяцев 2006 года МП отгружено товаров собственного производства, выполнено работ и услуг собственными силами на 8225,7 млн. руб. (127,6% к соответствующему периоду 2005 года).
Оборот розничной торговли МП составил 5824,0 млн. руб. — 117,7% к обороту за 9 месяцев 2005 и 18,2% к объему розничного товарооборота по области.
На развитие экономики и социальной сферы МП использовали 860,1 млн. руб. инвестиций в основной капитал — 157,0% к соответствующему показателю за 2005 год и 7,4% от общего объема инвестиций всех предприятий области.
Источник: Социально-экономическое положение Ульяновской области, январь-декабрь 2006 г../ Ульян. облкомитет госстатистики. — Ульяновск, 2007, с. 105-108.

В этом же источнике содержатся и некоторые «фоновые» показатели (в целом по области за 2006 год). Так, среднесписочная численность работающих в экономике области составила 430,5 тыс. человек, а их среднемесячная зарплата за январь-декабрь 2006 составила 6598 руб. в расчете на одного работника.
Какие качественные изменения произошли в малом предпринимательстве Ульяновской области с 2003 по 2006 годы? Некоторые сравнительные данные (за 9 месяцев соответствующего года) приведены в таблице 1.
Рост показателей, безусловно, впечатляет. Но не является ли подобный взлет лишь началом очередного краткосрочного цикла?
Период 2003-2006 годов был отмечен еще двумя «знаковыми» событиями: разработкой и принятием «Программы развития малого предпринимательства в Ульяновской области на 2005-2010 годы» (май 2005) и проведением V съезда предпринимателей Ульяновской области (декабрь 2006).
В «Программе...», в частности, было дано следующее определение «проблемного поля» развития малого предпринимательства:
— неразвитость инфраструктуры и механизмов государственной поддержки малого предпринимательства;
— отсутствие действенных финансово-кредитных механизмов государственной под-
держки предпринимательства;
— административные барьеры;
— несовершенство информационной поддержки;
— несовершенство системы подготовки управленческих и рабочих кадров» («Ульянов-ская правда», 10.06.05 г.).
В другой редакции проблемы и трудности малого предпринимательства сформулированы в резолюции V съезда предпринимателей Ульяновской области:
«... в настоящее время продолжают сохраняться и существенно влиять на ситуацию неблагоприятные объективные и субъективные факторы:
— отсутствие стабильной законодательной базы;
— правовой нигилизм и самоуправство отдельных должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления;
— фискальный характер налоговой полиции;
— административное давление на малый бизнес;
— рост тарифов на услуги предприятий-монополистов, их диктат в гражданско-правовых отношениях;
— отсутствие финансово-кредитных механизмов поддержки малого предпринимательства;
— недобросовестность ряда предпринимателей при уплате налогов;
— оптимизация представителями бизнеса схем налогообложения» («Дыхание Земли», 31.01.07).
Логика построения программных документов обязывает их разработчиков от анализа проблем перейти к целеполаганию — а для этого нужен прогноз развития того, что программируется. Воспользуемся некоторыми данными, представленными в разделе 7 таблицы 3 «Программы развития малого предпринимательства в Ульяновской области на 2005-2010 годы» (см. таблицу 2).
Со временем разработки прогноза прошло около двух лет, но, как видно из таблицы 2, расхождения между прогнозными и фактическими параметрами уже значимы. В чем причина?
Опережающие темпы роста «продуктивности» (по сравнению с ростом численности работников и их зарплаты) — идеал и норма мышления экономистов еще советско-социалистической эпохи. В данном же случае, видимо, разработчики прогноза уповали на появление и поддержание «режима наибольшего благоприятствования» для развития малого бизнеса и — что вполне естественно — на инфляционное увеличение рублевого эквивалента продукции, работ и услуг, которые ожидалось получить. На деле же получилось «с точностью до наоборот»: темпы роста «продуктивности» отстали от темпов роста и количества малых предприятий, и численности их работников, и особенно — от размера среднемесячной зарплаты работников МП (в 2006 году она составила 178% к уровню 2004 года).
Что же произошло? «Объяснительных линий» здесь несколько:
— неадекватность данных, положенных в основу прогнозной базы;
— неадекватность методов ретроспективного анализа;
— появление факторов, неучтенных на этапе прогнозирования;
— общая малоизученность (как теоретическая, так и эмпирическая) объекта прогнозирования — отчасти из-за его сложности и «латентности».


Возможно, источник прогнозных смещений — в какой-либо одной из предложенных «объяснительных линий», возможно — в них всех, вместе взятых.
Как рассматриваются направления развития малого предпринимательства? В уже упоминавшейся «Программе развития малого предпринимательства в Ульяновской области на 2005-2010 годы» отмечаются:
— повышение эффективности функционирования инфраструктуры поддержки малого предпринимательства;
— развитие финансово-кредитных инвестиционных механизмов, направленных на развитие сектора малого предпринимательства;
— подготовка высококвалифицированных кадров для сферы малого предпринимательства;
— информационное обеспечение деятельности субъектов малого предпринимательства;
— продвижение продукции малых предприятий на региональные и межрегиональные рынки, поддержка выставочно-ярмарочной деятельности;
— информационно-аналитическое обеспечение разработки и реализации политики в сфере малого предпринимательства;
— активизация межрегионального и международного сотрудничества в сфере поддержки малого предпринимательства («Ульяновская правда», 10.06.05 г.).
Справедливости ради следует отметить, что вышеперечисленные «направления развития» сформулированы в виде задач и сводятся к «улучшению предпринимательской среды». Кроме них, в упомянутой «Программе...» содержится ряд явных и неявных нормативных пожеланий, в которых — как ожидается — также заключены предстоящие «направления развития»:
— рост количества малых предприятий («плотность размещения»);
— увеличение доли МП в общем объеме товаров и услуг (особенно в промышленном производстве);
— развитие инвестиционного и инновационного потенциала МП;
— содействие преодолению бедности населения;
— участие в реформировании жилищно-коммунального хозяйства;
— коммерциализация результатов научных разработок.
Все это, образно говоря, «предметные» траектории развития. А что можно сказать в целом? Развитие малого предпринимательства (в том числе и на региональном уровне) вполне может вписаться в теорию «пределов роста», в соответствии с которой любые системные (или микросистемные) явления и процессы, однажды возникнув, не могут расти беспредельно — они лишь приближаются к определенным границам и масштабам. Если согласиться с такой постановкой вопроса, то вряд ли стоит ожидать от нашей «малой экономики» линейного либо экспоненциального прироста.
В условиях российских реформ 20-летний срок — срок немалый. На сегодняшний день ульяновские малые предприятия имеют около 8% всех занятых в экономике области, они дают около 5% областного промышленного производства, более 25% объема строительных подрядных работ, около 60% областного розничного товарооборота, около 5% объема областных инвестиций, но вряд ли можно ожидать здесь серьезных количественных приращений. Скорее всего, все эти показатели стабилизируются.
Другое дело — внутренние, структурные изменения самого малого предпринимательства. И речь здесь, прежде всего, следует вести о показателях качественных — степени диверсификации и устойчивости либо, с другой стороны, степени специализации и динамичности. И в том, и в другом случаях дальнейшее развитие невозможно без укрепления надежности.
...Для себя же мы сделали вывод: пришло время перехода от обзора статистико-экономических показателей к построению математико-статистических и факторных моделей. Без этого в будущее — даже ближайшее — не заглянуть. А нужно.


Итоги и уроки

Исторически и политически получилось так, что Ульяновская область начала примерять на себя рыночные отношения и позднее, и «не так», чем другие российские регионы. Пресловутое ульяновское «мягкое» вхождение в рынок со временем обернулось заметным социально-экономическим отставанием по основным среднероссийским показателям.
Не обошла ульяновская «политэкономическая специфика» и развитие малого предпринимательства. Доля населения, занятого в этой сфере, доля продукции, работ и услуг, производимых малыми предприятиями в общем ВРП, — эти и другие показатели были явно ниже, даже в пределах Приволжского федерального округа.
На развитие малого предпринимательства в нашей области существенное влияние оказали такие внешние факторы, как логика развертывания общероссийских реформ, создание единого общероссийского экономического и правового пространства. Основным же внутренним фактором стали сбои в функционировании региональной постсоциалистической экономики. Попытки законсервировать прежние хозяйственные связи и методы управления были, во-первых, недолговечны и, во-вторых, крайне нежелательны — даже в краткосрочной перспективе. Со временем «ульяновский курс» исчерпал свой потенциал — но время было упущено.
Однако, как принято говорить, «процесс пошел» — и даже на фоне изначальной отстраненности региональной власти от малого
бизнеса. Комментируя ход и результаты российских реформ, экономисты стали всерьез использовать термин «догоняющая экономика», и почти классическим для нее полигоном стала наша Ульяновская область.
Что же касается «подведения итогов», во всем многообразии качественно-количественных показателей, то иными (у нас и на сегодня) они и не могли быть. Позади остались и «болезни роста», и «рост болезней» малого предпринимательства. Впереди — все остальное: стабилизация динамики развития, структурная сбалансированность, укрепление устойчивости, накопление потенциала.
На сегодня обновляющаяся Россия пытается (похоже, небезуспешно) одновременно решить триединую задачу: построить гражданское общество (в политической сфере), оформить рыночную экономику (в экономической), определиться со средним классом (в социальной). Во всех этих трех конструкциях четко просматривается роль предпринимательства и предпринимателей. Роль если и не решающая, то, во всяком случае, обязательная к наличию.
Российское бизнес-сообщество, прочно интегрировавшись в политику и экономику России, в ее социальные и духовно-культурные процессы, стало напрямую испытывать на себе влияние и Большой Политики, и Большой Экономики. Опосредованных связей не будет — и изменение цен на энергоносители незамедлительно скажется на судьбах и благополучии десятков и сотен российских бизнес-семей. Отсюда — потребность в консолидированном воздействии на эти два мощных внешних фактора (политику и экономику). Периодические встречи отобранных олигархов с Президентом — не в счет, ибо сценарий таких встреч — дело рук политтехнологов и имиджмейкеров, а не продукт мысли стратегов и концептуалистов.
Вернемся, однако, к нашим ульяновским реалиям. Допустим, будем мы иметь к 2010 году в области 6,4 тыс. малых предприятий и 54,4 тыс. работающих в них. Допустим, далее, поднимемся мы по этим показателям на несколько строчек вверх — в рамках Приволжского федерального округа. К чему это приведет и что будет после (вследствие) этого? А по каким траекториям за предстоящее пятилетие будут развиваться региональная экономика и региональное сообщество? Какое влияние окажет на ульяновское предпринимательство предстоящий «электоральный сезон» (2007-2008)? Похоже, что вопросов здесь — более чем достаточно. И ответы на них дадут время и жизнь. Удачи вам всем во всех ваших начинаниях!

Владимир Казанцев, социолог
Максим Светуньков к.э.н., доцент кафедры политологии и социологии УлГУ

9971
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: