Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Соловьиный край Дмитрия Архангельского

«Не сдался и не погнулся перед судьбой в поисках художественной правды», - писал Дмитрий Архангельский о любимом ученике Аркадии Пластове.

 

«Не сдался и не погнулся перед судьбой в поисках художественной правды», - писал Дмитрий Архангельский о любимом ученике Аркадии Пластове.

С полным правом он мог бы сказать так о самом себе.


«Гончаровский дом - для музея»

1918 год. Июнь. «Записку», откуда взяты эти строки, Д. И. Архангельский предоставил в Симбирский губком народного просвещения в июне 1918 года. Он предложил детально обоснованную программу работы по спасению культурных ценностей. Первым и безотлагательным делом было названо «создание художественного музея в специально выстроенном для музея здании - Гончаровском доме на Венце».

Строительство дома-памятника, в фонд которого П. И. Пузыревский и Д.И. Архангельский жертвовали выручку от выставки своих картин, завершилось к концу 1916 года. Но коллекции и библиотеку Архивной комиссии там не разместили. В связи с трудностями военного времени часть помещений занимал госпиталь, затем здание использовали для других целей.

Летом 1918 года начались самые трагические события за всю историю Симбирска. На территории губернии шли военные действия. 22 июля город заняли белые - Народная армия Комуча (Комитета членов Учредительного собрания). 12 сентября в Симбирск с боями вошли красные - Железная дивизия Гая. Драматическими событиями наполнены и последующие годы. 1919-й - Чапанное восстание крестьян, разоренных продразверсткой. 1921-22-е годы - массовый голод. Реквизиции, репрессии, поджоги, грабежи.

Забота о сохранении культурного наследия Отечества в таких условиях требовала особой стойкости и патриотизма. Программа, изложенная в «Записке» Архангельского, оказалась востребованной. 11 октября 1918 года состоялось организационное собрание. Его участники - члены Архивной комиссии, председателем которой был тогда П. Л. Мартынов, а также работники музеев и училищ, художники приняли решение создать единый Народный музей
«в Гончаровском доме на Венце». Директором был назначен бывший преподаватель Симбирского кадетского корпуса П. Я. Гречкин.

Генерал А. В. Жиркевич в шинели, подаренной ему симбирским губкомом за передачу коллекции. Симбирск. 1922 г. Портрет работы А. Н. Остроградского

Два областных музея - краеведческий и художественный -
в Доме Гончарова на Новом Венце хорошо известны нашим
современникам. Оба они принадлежат к числу лучших в Поволжье и по праву гордятся богатейшими коллекциями. Оба ведут отсчет своей истории с 1895 года и первых экспонатов СГУАК (Архивной комиссии). А большую часть бесценных коллекций, особенно художественного музея, составляют предметы искусства, спасенные от гибели в 20-е годы.

Д. И. Архангельскому в этой благородной миссии принадлежит особая роль. В июньской «Записке» 1918 года он не только предлагает реальную программу. Он называет имена тех, кого необходимо привлечь к работе по спасению исторических и художественных ценностей. И вместе с тем выступает в их защиту - времена суровые, интеллигенция у пролетарской власти на подозрении. Характеристику Пластова художник-педагог заканчивает выводом: «Это еще молодой художник и еще весь в будущем. Наша обязанность сохранить его важнейшие работы и дать сыну народа спокойно творить».

1919 год. «Наша обязанность - сохранить». Музей создает в уездах губернии сеть «корреспондентов (агентов), чтобы давать им поручения по обследованию на местах интересных и ценных памятников искусства, коллекций или отдельных предметов». Одним из таких «уездных разъездных агентов» Симбирского губернского музея стал Аркадий Пластов.

1920 год. 25 июля. Открыт художественный музей. Директор - художник А. Н. Остроградский. Основу экспозиции составила коллекция Е. М. Перси-Френч в дворянском особняке XVIII века, известном как дом Ермоловых на Московской улице (ныне в доме №59 на улице Ленина - облвоенкомат).

1921 год. Д. И. Архангельский - заведующий секцией по делам музеев и охраны памятников искусства и старины. А. А. Пластов - «корреспондент, член коллегии Симбгубмузея». Его задача - «зарисовывать памятники старины и искусства (усадьбы, церкви), делать описания предметов, представляющих историческую и художественную ценность, собирать песни и сказки, приобретать, хранить и доставлять в музей книги и предметы по искусству». Одно из поручений Архангельского Пластову - «навести справки… в селе Языкове о том, какие и куда отправлены вещи из дома (мебель, вышивки). Если есть стихи, переписать и отправить в секцию».

«На его слово можно положиться»

18 сентября 1922 года. Архангельский вместе с первым директором музея Гречкиным и художником Остроградским принимает коллекцию генерала Жиркевича, которая составляет значительную часть фондов художественного музея в доме Гончарова.

«Только один Д. И. Архангельский понимает, как мне мучительна разлука с коллекциями… Картины мои - часть моего «я» навсегда со мною расстаются… Вечером я нарочно сходил к Архангельскому. С ним вместе дружески и погоревали. Удивительно милый, чистый, добрый человек, всегда готовый откликнуться на чужое горе, на слово которого можно положиться», - записал в дневнике Александр Владимирович Жиркевич.

Военный юрист Жиркевич вынужден был выехать с семьей из Вильно в Симбирск, спасаясь от войны. Более 20 лет он служил в военно-судебном ведомстве. Общественный деятель, известный литератор собрал одну из ценнейших в России коллекций произведений искусства и предметов старины. Драгоценное собрание считал достоянием русского народа и вывез коллекцию из Вильно, чтобы она не попала в руки оккупантов. Вошел в Архивную комиссию, сотрудничал с Яковлевым, Мартыновым, Архангельским, Пластовым. С ними пережил тяжелые годы гражданской войны, разрухи, ужасы голода 1921-1922 годов.

Московская улица. Акварель Д. И. Архангельского

Дневники Жиркевича - свидетельство о подвиге симбирян-хранителей отечественной культуры в годы погромов и расстрелов. «28 ноября 1920 г. Профессор Архангельский прислал повестку на завтра, на первое заседание Общества по изучению истории Среднего Поволжья. 21 июня 1921 г. Я всюду натыкаюсь на неунывающих культурных работников… А вот художники. Те не унывают. Любовался я вчера, глядя на Пластова, Архангельского, Добрынина. Теперь они заняты устройством художественной выставки, обещающей быть интересной…»

Именно доверие к Архангельскому и краеведам Архивной комиссии побудило Жиркевича не только принять решение о передаче коллекций, но и поверить в их счастливую судьбу: «Начинается новая жизнь для моих картин. Теперь все это становится общенародным достоянием. Отсюда воспитательное, общеобразовательное значение моих сокровищ. Ведь я всегда мечтал о такой их судьбе». Как объяснял сам коллекционер, «отдал не ИМ (большевикам), а ЕЙ (Родине), ЕМУ - русскому народу». А приняли надежные руки художника-педагога, на слово которого можно положиться.

1925 год. «Разгадать лик старого Симбирска»

Без Д. И. Архангельского не состоялся бы и знаменитый новый музей - Дом Ленина. В 1924 году Симбирск переименовали. За год до этого в бывшем доме Ульяновых на Московской к 25-летию 1-го съезда РСДРП открыли «Симбирский историко-революционный музей В. И. Ленина», где демонстрировались агитационные материалы. После отъезда Ульяновых из Симбирска их огромная городская усадьба принадлежала другим владельцам. Со стороны улицы Покровской по проекту архитектора Августа Шодэ был построен особняк барона Штемпеля (ныне Музей современного искусства). Хозяйственные постройки использовались по назначению, жилой дом семьи Ульяновых стал флигелем для прислуги, затем снова сменил хозяев.

Для создания мемориально-бытового музея нужны были не агитаторы-функционеры, а краеведы-исследователи. За помощью обратились к Архангельскому. В те годы его авторитет художника-краеведа был очень высок. Вышли его книги «Симбирская старина в графиках Архангельского», «Экскурсионная графика» (пособие для молодых краеведов), графические серии «Уфимский ампир», «Захолустье», он иллюстрировал альбом «Чувашские узоры». Дмитрия Ивановича пригласили для участия в реставрационных работах дома Ульяновых.
С присущей ему обстоятельностью знаток симбирской старины изучил и обследовал десятки построек 70-х годов XIX века. Зарисовал фрагменты усадеб - детали жилых домов, крылечки, двери, мезонины, заборы, хозяйственные постройки. Его труд помог добиться достоверности при восстановлении усадьбы и интерьеров дома-музея.

1934 год. Расставание

В 1934 году Д. И. Архангельскому пришлось расстаться с родным краем. Началась массовая кампания уничтожения всего, что связано с православием. Рушили храмы, преследовали «бывших». Известному исследователю церковной старины, к тому же из духовного сословия, оставаться в Ульяновске стало опасно.

К 1934 году художник-педагог преподавал уже 25 лет, 16 из них в советских школах. Д. И. Архангельский принял предложение переехать в экспериментальную школу-колонию Наркомпроса «Бодрая жизнь» в Калужской области. Там он создал художественную студию, свою «сказку в жизни», с которой прожил семь лет. С 1941 года Архангельский с семьей жил в поселке Родники в Подмосковье.

Волга и Поволжье вновь появились в его работах. С 1947 по 1956 годы он постоянно участвовал в археологических экспедициях в Татарии и Чувашии. Для монографии «Волжские Болгары» выполнил более двухсот рисунков.

2015 год. «Спросите у Архангельского»

Известный ученый, знаменитый художник Архангельский в душе оставался чутким педагогом. Он никогда не отказывал в помощи землякам. В этом мне довелось убедиться лично, когда вела крае-
ведческий поиск, чтобы восстановить добрую память репрессированного ученого-агронома Бориса Андреевича Кабанова. «Сам Архангельский» мог бы и не заметить запрос начинающего журналиста. Но Дмитрий Иванович прислал подробное письмо. Он прекрасно знал семью симбирского учителя Андрея Сергеевича Кабанова, был ровесником его сына Бориса, узнал его на снимках 1905 года. К письму приложил подарок - акварель собственной работы. Очень хотелось сохранить этот дар для себя. И все же отдала дочери Бориса Андреевича. Она дорожила памятью отца, для нее было очень важно, что на снимке его узнал именно Архангельский.

 

Последний приезд в Симбирск и Прислониху

Последний раз Д. И. Архангельский посетил родной соловьиный край в 1962 году. Но как будто и не уезжал никогда, так и трудится рядом с теми, кто работает в музеях, созданных с его участием. В 1984 году было принято решение о создании ГИМЗ - «Государственного историко-мемориального заповедника «Родина
В. И. Ленина». Сегодня в исторической части города «Музейный квартал», а в составе ГИМЗ 16 музеев. И каждый раз, восстанавливая здания, защищая научно обоснованный план новой экспозиции, обращались к трудам художника-педагога: «Поищем у Архангельского. Посмотрим в коллекциях его акварелей. Сверим по его гравюрам».

Наталья Гауз

Автор выражает благодарность директору института «Спецпроектреставрация»
Ю. Н. Козлову за помощь в подготовке материала.

Фото: с выставки "Образцы русской жизни", г. Царицино, 2009 г.


 

 

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: