Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Сила леса

Гость июньского номера – руководитель компании Forest-IN Олег Жучков.

Фото Екатерины Эйрих

Олег Алексеевич родился в 1961 году в городе Барыше Ульяновской области. Окончил Московский станкоинструментальный техникум. Работал на Барышском редукторном заводе.

Собственный бизнес – с 1995 года.

Женат, двое сыновей.

– Олег Алексеевич, как начался ваш 23-летний путь лесопромышленника?

– Я родился и вырос в Барыше, который с четырех сторон окружен густым лесом. Всегда хорошо знал свои леса, мы с детства там проводили много времени – строили шалаши, ходили за ягодами и грибами, до сих пор люблю это дело.

В 1993 году я стал предпринимателем, сначала занимался всем подряд, в том числе продажей кругляка и пиломатериалов. Потом освоил первичную обработку: сначала арендовал, затем купил собственное оборудование для пилорамы, столярного цеха. И вот уже 18 лет занимаюсь переработкой древесины. Мое производство находится «в двух шагах» от леса, где шумят 35-метровые сосны, березы, здесь я каждый вечер гуляю с собакой. Мне нравится то, чем я занимаюсь, и ни разу не было желания изменить лесу.

– Вы стали одним из основателей ООО «Ассоциация лесопромышленников»...

– Да, в 2008 году мы создали некоммерческое партнерство, объединившись с крупными переработчиками Барышского района: Аверьяновым, Бычковым, Улановым, Жадовским и Барышским ОГУПом. Объединение необходимо – по одиночке сложно тянуть такое хозяйство. Сегодня в ассоциации уже 17 учредителей, общая площадь арендованного леса – 97 тысяч гектаров. Это большая ответственность! И мы по-хозяйски распоряжаемся природным богатством, постоянно занимаемся противопожарной охраной, лесовосстановлением, уходом за лесами. Тратим на это огромные деньги. Только в этом году уже посадили четыре миллиона саженцев.


– Как считаете, сегодня профессионалы отрасли в регионе действуют слаженно или, как говорится, кто в лес, кто по дрова?

– Практически все арендаторы леса входят в состав «Союза лесоводов и лесопромышленников Ульяновской области», и я вижу, какое дружное у нас профессиональное сообщество. Вместе решаем много важных вопросов, в первую очередь связанных с изменением лесного законодательства, в этом плане тесно работаем с нашими ведомствами. У многих коллег-лесопромышленников социальная направленность бизнеса, я сам веду активную благотворительную деятельность, шефствую над Новодольским детским домом.

– Какие они сегодня – главные лесные беды?

– В российском масштабе беда номер один – пожары! И Ульяновская область здесь, по сравнению с другими регионами, на неплохих позициях, даже в жаркое лето 2010 года нам удалось сохранить леса. В Барышском районе тогда произошло серьезное возгорание, но было быстро локализовано, причем мы действовали в одиночку, без пожарных.

Еще одна проблема связана с тем, что лесному хозяйству в отличие от агропромышленного комплекса государство не уделяет такого внимания. В нашем регионе самая большая в России арендная плата за лес и самый большой доход на кубометр изымаемого сырья (древесины). Мы держим первое место в ПФО по сбору налогов.

Но о субсидиях, льготных кредитных ставках можем только мечтать, практически все – за свои деньги. Давно мечтаем создать в Ульяновской области плитное производство, но сумма инвестиций – порядка четырех миллиардов рублей – неподъемная для нас. Даже если все ульяновские арендаторы леса объединятся, нам с отделом Минприроды Ульяновской области в Барышском лесничестве не по силам самостоятельно реализовать такой проект. Банки нам отказали, сейчас работаем над привлечением инвесторов. Уже ездили в Иран, Турцию, Китай. Видим заинтересованность со стороны иностранных инвесторов, но пока это «отложенный спрос».


– Насколько перспективен этот проект? Есть ли у него аналоги в стране?

– Тема очень перспективная: в России огромное количество отходов производства и неликвидной древесины. Только в нашем регионе более миллиона кубометров древесины, которая не может быть использована в хозяйственных целях из-за утраты технических качеств, повреждений! Старый осинник не вырубается и с каждым годом стареет, не принося пользы.

В России создано несколько подобных предприятий – в Уфе, Московской области, я лично знакомился с опытом Кировской, Ижевской областей, где выпускают плиты ДСП и OSB. Это довольно серьезные, экологически чистые производства. Но российские производители не обеспечивают всех объемов рынка, максимум на 65%, остальное сырье импортируется.

– А что скажете об иностранном опыте лесопользования?

– В прошлом году мы были в Санкт-Петербурге на международном лесном форуме «Интенсивное использование лесов», где познакомились с опытом Швейцарии. В этой стране лояльное лесное законодательство, там даже в парках вырубают перестойные деревья и на их месте высаживают новые. В Швейцарии изъятие древесины на гектар – 7-8 кубометров, а в России этот показатель –
2,4 кубометра на гектар.


– Барышский район считается самым развитым в регионе в плане глубокой переработки леса...

– Да, наш район отличается от других тем, что у нас развита деревопереработка, функционирует много предприятий, перерабатывающих неликвидную древесину. Короткомерные материалы мы сушим, сращиваем, и эти заготовки используются либо в дверном производстве, либо в строительстве (вагонка, обналичка, половая рейка и т. д.).

Мы лесосеку используем на 98-99%, в то время как в среднем в Ульяновской области вырубают 65% древесины от разрешенного объема. Невостребованными в основном остаются осинники. Но если мы построим на территории региона плитное производство, ситуация изменится. Отдаю отчет, насколько это серьезный проект, но у такого производства доходность выше, чем в нефтяной отрасли. И это тысячи рабочих мест для Ульяновской области.

– В региональном конкурсе «Бренд года – 2017» ваша компания Forest-IN победила в номинации «Инновации в лесной промышленности». За счет чего?

– Часто бываю на выставках, общаюсь с коллегами, знакомлюсь с передовым опытом и лучшее внедряю на своем предприятии. Сегодня моя компания оснащена современным импортным и российским оборудованием, мы выпускаем большой ассортимент высококачественных пиломатериалов и погонажных изделий. Продукция Forest-IN востребована как на внутреннем, так и на внешнем рынке, в частности в Казахстане.

– Вы живете и работаете рядом с лесом. А отпуск где предпочитаете проводить?

– Мне нравится Крым, был там в 2014-м и в прошлом году: вижу, как меняется жизнь на полуострове, как развивается территория. Ни на одном курорте мира нет такого воздуха, обязательно поедем туда снова.


– Вы увлеченный своим делом человек. А сыновей смогли увлечь лесом, они пошли по вашим стопам?

– В общем, да. У старшего Андрея строительная база в Тольятти, мы там выставляем свои пиломатериалы. Младший Иван окончил политехнический университет, не так давно начал заниматься лесным бизнесом в Майне. Но там нет условий для строительства производства, хромает логистика. Там логично организовать переработку неликвидной древесины.

– А по вашим ощущениям, в наше «пластиковое» время насколько ценно для людей натуральное дерево?

– Никакая синтетика не заменит натуральное! Знаю это по себе. Я с детства жил в деревянном доме и, когда в 1992 году получил от завода квартиру в пятиэтажке, сразу почувствовал, как «давит» на меня этот «каменный мешок». Думал, привыкну, но так и не смог. При первой же возможности построил для семьи дом – двухэтажный, деревянный, с экологически чистой мебелью. Вот там мне комфортно, я и там чувствую силу леса, наполняюсь ею. Уверен, что в моей судьбе лес уже навсегда.


Другие гости "ДО":

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: