Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

НКО. Региональный аспект

В декабре в Ульяновске состоится очередной Гражданский форум

В декабре в Ульяновске состоится очередной Гражданский форум. В идеале - площадка для диалога общества и власти при участии бизнеса. Но почему диалог этот складывается не всегда так, как хотелось бы?

Три сектора: кто кого?

Хотим мы этого или нет, но правила игры между тремя секторами экономики (власть, бизнес, гражданское общество) задает сектор первый. Выстраиваются эти отношения непросто и неровно, однако историю имеют уже долгую. И Ульяновская область - отнюдь не исключение из российских правил.

Первый Гражданский форум в Ульяновске прошел в 2006 году. Большой зал Ленинского мемориала, речи о высоком, презентации социальных проектов, дискуссионные площадки. И официальное итоговое сообщение: «В регионе наметилась позитивная тенденция развития гражданского общества… Власть делегировала часть своих полномочий общественным формированиям, общественные организации реализуют большое количество социально значимых проектов». Аплодисменты.

Ежегодных форумов в дальнейшем не получилось, но всегда интересно было увидеть обширный доклад о состоянии гражданского общества, подготовленный социологами региона, и означенные в нем «болевые точки». Те самые точки, которые требуют внимания, усилий и активности. По-хорошему - всех трех секторов. Однако кто что кому делегирует - так и осталось предметом нескончаемых дискуссий.

Судя по блиц-опросу «ДО», идея Гражданской ассамблеи - ежеквартальных встреч с представителями власти - особой поддержки у НКО не находит. Здесь и естественное неприятие возведенных в абсолют заседаний и совещаний, и здоровый скепсис по поводу надобности сверять каждый шаг с властью, и элементарный настрой на иной ритм и стиль работы.

Без диалога, естественно, не обойтись. Но кто в ком больше нуждается - это еще вопрос. Да, сотворить что-либо масштабное без поддержки государства сегодня непросто. Но и власть понимает, что в отрыве от гражданского общества многие ее начинания могут уйти в песок. Сформировать позитивное мнение о себе без общественной поддержки сложно. И это тоже один из факторов, который подстегивает власть работать с НКО, замечают представители третьего сектора. Что же касается площадок для диалога, то усилиями «сверху» их создано более чем достаточно: от многочисленных Общественных палат (включая муниципальные и отраслевые) до всевозможных экспертных советов.

- Власть всяческими способами развивает разные механизмы привлечения общественников - не всегда к принятию решений, хотя это было бы в идеале, но, по крайней мере, к стремлению выслушивать мнения, - отмечают в региональной Общественной палате.

А ульяновские некоммерческие организации возродили клуб лидеров НКО. Это площадка, где консолидируются усилия, где находятся точки соприкосновения, рождаются совместные проекты. Это группа взаимопомощи и психологической поддержки. То, что дает ресурсы, моральную подпитку и силы продолжать свое дело.

Общественных инициатив же хватает и без Гражданской ассамблеи. От ежегодной Недели добра, которая проводится совместными усилиями НКО, до акции Ротари Клуба Ульяновск «Стань Дедом Морозом» (по сбору подарков для воспитанников Новодольского детдома) и «ВелоДЕТИШНИКА» и «ВелоДЕВИЧНИКА», придуманных Ульяновским клубом велосипедистов.

- Гражданская активность действительно растет, - говорит начальник отдела поддержки НКО и развития гражданского общества аппарата Общественной палаты Ульяновской области Елена Шпоркина. - И не только институционально, через НКО, но в виде просто гражданских инициатив. Возникают инициативные группы вокруг той или иной проблемы, а когда она решается - группа распадается, и примеров таких немало. Нужно понимать, что это тоже часть гражданского сектора, просто она не оформлена юридически.

Если НКО создаются - значит?..

По данным Росстата, некоммерческих организаций в России - около 90 тысяч. В Ульяновской области зарегистрировано порядка 1,5 тысяч НКО. Сколько из них реально действующих, сказать сложно. Однако в Общественной палате отмечают пусть небольшую, но положительную динамику в этом сегменте. Некоммерческий сектор региона прирастает за счет как политических партий и религиозных организаций, так и общественных структур.

Значительное место в некоммерческом секторе принадлежит социально направленным НКО. А чья деятельность успешнее - родителей больных малышей, объединившихся, чтобы облегчить жизнь своим детям и себе, либо общественников, выбравших своей миссией помощь тем, кто в ней нуждается?

- Первых больше, - отвечает на этот вопрос Елена Шпоркина. - И зачастую они более успешны. А организации, призванные помочь другим, оказываются в очень сложной ситуации. Во-первых, чтобы помогать кому-то, нужно привлекать ресурсы, оказывать адресную помощь. Во-вторых - надо обеспечивать собственную работу. Субсидии на адресную помощь государством не предусмотрены. А жертвователи не понимают, что профессиональная работа сотрудников НКО тоже требует оплаты. Это сложный этический вопрос. Здесь надо взвешивать все за и против: и набрать определенную сумму на конкретного ребенка, и оплатить работу специалиста, который делает все, чтобы обеспечить «руку помощи» конкретному человеку в нужное время в необходимом объеме.

Проекты из первой категории были, есть и будут - это понятно. А есть ли будущее у второй категории НКО? Пока появляются Ротари Клубы, фонды «Дари добро», «Рука помощи» и подобные им - будущее есть. Красному Кресту, например, более сотни лет, и это одна из самых известных и активных некоммерческих организаций в мире.

К сожалению, слабым местом российских НКО остается невысокий профессионализм. Менеджменту некоммерческих организаций в вузах не обучают, поэтому все тонкости фандрайзинга и прочих технологий приходится осваивать на практике.

Центр поддержки НКО при Общественной палате Ульяновской области - это помощь как организационная, так и методическая. Важны и инфраструктурные проекты. Так, второй год идет проект «НКО Приволжья. Снова вместе». Реализуется он сетью ресурсных центров на грант Минэкономразвития России. Задача - развитие инфраструктуры поддержки социально ориентированных НКО Приволжского федерального округа. Создан портал социально ориентированных НКО Приволжья - с информацией об организациях, базой лучших практик, новостями о деятельности НКО. Добавить себя в базу, поделиться опытом может каждый. В рамках проекта проводятся тренинги и вебинары, конкурсы видеоматериалов. А своеобразным итогом проекта станет Нижегородская ассамблея «НКО Приволжья. Новые возможности сотрудничества».

Появляются в этой сфере и «свежие веяния». Совместно с Агентством социальных инициатив ульяновский Ресурсно-информационный фонд реализует проект «Теплица социальных технологий», и особое внимание здесь - построению взаимодействия между программистами, НКО и гражданскими активистами.

Две стороны гранта

Средств на добрые дела никогда не бывает в избытке. Но стоит ли некоммерческим организациям брать деньги у государства? И как повысить эффективность «работы» этих денег?

- Что подразумевается под «брать деньги»? - отвечает вопросом на вопрос директор Некоммерческого партнерства «Центр иппотерапии «Лучик» Людмила Данилова. - Гранты - да. В грантовых конкурсах мы участвуем. Деньги на обеспечение жизнедеятельности организации, оплату коммунальных услуг - однозначно, да. Только их никто не дает. На развитие материально-технической базы - однозначно, да. Только их никто не дает. Госзаказ на соцуслуги - да. Только в Ульяновской области этого нет. Кредиты (госзаймы) на развитие - нет. Потому что социальные услуги априори бесприбыльны, а если их стоимость держать в рамках, доступных для целевой аудитории (дети-инвалиды, дети-сироты, взрослые инвалиды, старики и т.д.) - то фактически убыточны. Например, для проведения одного занятия иппотерапией с ребенком-инвалидом необходимо участие нескольких человек: коновод, один-два страхующих (в зависимости от сложности заболевания), сертифицированный инструктор по иппотерапии со специальным образованием. И, естественно, - специально подготовленная в течение не менее полугода, абсолютно здоровая лошадь. Как вы думаете, сколько это может стоить? И когда я смогу отдать кредит, если, скажем, куплю подходящую лошадь, например, за сто тысяч рублей?..

Все некоммерческие организации, с кем нам удалось пообщаться, в первую очередь, говорят о президентских грантовых конкурсах. Сложно, конечно, сравнивать проекты поддержки одаренных детей с проектами помощи нуждающимся. Но конкурсы разделены по направлениям, и у каждого - свой оператор. Соревнуются проекты однотипные, и это несомненный плюс.

Второй плюс в том, что деньги гранта - относительно легкие. Одно дело работать «в поле» - с бизнесом, частными благотворителями, убеждая их стать партнерами благого дела, и другое - защитить проект и получить на него гарантированные средства.

Однако, как у всякой медали, у гранта две стороны. И минусов не меньше, чем плюсов. Во-первых, тематика гранта. Надо придумать проект, направленный на тот приоритет, что обозначил грантодатель. Зачастую приходится тратить время и силы специалистов на надуманные вторичные проекты, от которых куда меньше пользы, чем от основных, профильных для организации, замечают представители третьего сектора. Не случайно в списках победителей всегда много вновь созданных некоммерческих организаций - созданных под реализацию конкретного проекта. Освоили бюджет гранта - и нет НКО. Или придумывается проект под новую тематику и под нее же корректируется устав организации.

Во-вторых, заданный срок гранта. Одного года для реализации серьезного социально значимого проекта мало. Да и как это выглядит с этической стороны? Отстроили на полученные деньги, например, работу с социально неблагополучными детьми, а потом - до свидания, деньги закончились? Подобная схема, замечают представители НКО, приемлема для стартапов в бизнесе: помогли подняться начинающему предпринимателю, поддержали материально, а дальше - зарабатывай сам, расти. Но социальные проекты на самоокупаемость, как правило, не выходят, на то они и социальные, а не коммерческие.

В-третьих - целевое расходование средств гранта. По условиям государственных конкурсов, на зарплату сотрудникам НКО можно потратить не более 25% суммы гранта. И снова в выигрыше новые организации: они могут начинать с нуля, тратя деньги на закупку оргтехники и прочие нужды первой необходимости. Для организаций же, существующих не первый год, это уже не актуально, для них важнее - достойная зарплата стоящих специалистов. А именно на это денег, как правило, нет.

И еще очень важный момент - независимость НКО. Всякая организация, получившая финансирование от государства, становится от него зависимой.

- Здесь, конечно, самый правильный путь - самый тяжелый: работать «в поле», - рассуждает Елена Шпоркина. - Не зря говорят: не имей сто рублей, а имей сто друзей. Поддержка населения - самый мощный ресурс. Если у тебя есть сто единомышленников - они вложатся своими ресурсами в твою идею, и ты сможешь идти своим путем и оставаться независимым. Но этот путь выбирают далеко не все.

Что же касается показателей эффективности деятельности НКО, то Людмила Данилова отмечает два:

- Психологический. Состояние удовлетворенности от того, что люди имеют возможность реализовать свои потребности, которые, кроме как в НКО, они нигде не могут удовлетворить, - клубы по интересам для пожилых, для инвалидов, помощь домам престарелых и т.д. И экономический. НКО за копейки делает то, что государство не делает вообще, либо готово сделать за такие деньги, которых у него нет.

И все-таки - помощь

Целевая программа поддержки социально ориентированных НКО появилась в Ульяновской области в 2012 году. Вот уже третий год подряд из областного бюджета выделяется по 2 млн рублей, претендовать на которые могут некоммерческие организации. На конкурсной основе, разу-меется.

Победители года текущего - весьма разноплановы. Молодежный фестиваль «Симбирцитовый венец» - популяризация уникального симбирского камня, проект Регионального информационно-ресурсного фонда. Проект Ульяновского отделения российского Красного Креста по оказанию помощи беженцам из Украины. И удивительно позитивный, жизнеутверждающий проект Центра иппотерапии «Лучик» - ульяновские встречи волонтера паралимпийских игр в Сочи. Ограниченная в физических возможностях, эта девушка живет яркой активной жизнью: пишет стихи и музыку, участвует в волонтерском движении, счастлива в браке и с удовольствием рассказывает всем, для кого это важно, что позволило ей выйти на этот уровень и сохранять позитив и силы в сложной жизненной ситуации.

По большому счету, 2 млн рублей - это капля в море. Но в 2013 году эта программа получила федеральную поддержку, и общая сумма грантов выросла до 12,3 млн рублей. В 2014 году, к сожалению, получить софинансирование из федерального бюджета не удалось, но на 2015 год все возможности для этого есть. Есть смысл, наверное, и пересмотреть региональный принцип выделения средств на социальные проекты.

- В 2012 году 75 млн рублей в областном бюджете было выделено на поддержку некоммерческого сектора без конкурса и 2 млн - по конкурсу. Мы не против футбольного или хоккейного клуба, не против ассоциации юристов, но они получили деньги без конкурса, как свои. А остальным как с барского стола кусочек подбросили - 2 млн на гранты НКО. Без попытки совместно осмыслить, а что сейчас больше всего нужно для решения социальных проблем в области. Например, один год - культура, второй год - проекты, связанные с массовым детским спортом. Можно маневрировать даже теми небольшими деньгами, которые есть, но при этом обозначать: вот проблема, давайте сотрудничать - власть и некоммерческий сектор, - заявляла накануне пятого Гражданского форума в 2013 году председатель региональной Общественной палаты четвертого созыва Нина Дергунова.

Однако и в 2014 году, к сожалению, принцип «с барского стола» не изменился. Войдет ли тема финансирования социальных проектов в повестку дня шестого форума - еще неизвестно.

- Надо понимать, что с помощью грантов НКО могут привлекать в регион реальные средства, - говорит председатель ульяновского Клуба лидеров НКО Эдуард Сорокин. - Почему мы смотрим только на привлечение инвестиционных проектов в бизнесе? Власть создает для инвесторов льготные и комфортные условия, открывает бизнес-инкубаторы, в каждом муниципальном районе есть структуры, которые помогают малому бизнесу, а привлечение инвестиций через НКО остается вне поля зрения. Если бы и в этой сфере было такое же широкое взаимодействие, то средств в регион привлекалось бы значительно больше. Многие грантовые конкурсы действуют по принципу софинансирования. На каждый рубль, заложенный на гранты НКО, можно получить до десяти рублей из федерального бюджета. То есть НКО в этой ситуации выступают в качестве дополнительного инструмента, который может привлекать в регион средства и решать с их помощью социальные задачи. Почему мы на этом экономим?

А пока власть и представители третьего сектора негласно соревнуются друг с другом на поле добрых дел. Федеральный Мин-здрав, рассказывают, очень ревностно относится к сбору средств на операции детям: к чему суета частных фондов, когда можно помочь ребенку в рамках выделенных квот? А региональные ведомства креативят в плане социальных акций. В Ульяновске, например, под патронатом Минсоцздрава недавно прошел День милосердия: претенденты в приемные родители посетили праздничные концерты в детдомах, воспитанники социальных приютов побывали у ветеранов Великой Отечественной войны, а для маленьких пациентов больниц устроили развлекательное мероприятие «Больничный клоун». Впрочем, какая, в конце концов, разница, кто помог или кто устроил праздник? Было бы это от сердца, с пользой и не ради галочки в очередном отчете.

Давайте по закону

Накануне шестого Гражданского форума, который состоится в декабре, представители НКО высказывают свои предложения власти. Во-первых, активнее использовать ресурс региональной Программы развития гражданского общества. Хотелось бы, чтобы такие вещи принимались при участии общественности, выносились на рассмотрение Общественной палаты и таких экспертных сообществ, как Ульяновский Клуб лидеров НКО.

А еще у представителей третьего сектора есть мечта о Доме НКО - чтобы многочисленные некоммерческие организации размещались не разрозненно, а в одном здании, имея возможность обмениваться идеями и практиками, создавать совместные проекты и (не сочтите за меркантильность!) арендовать помещения на льготных условиях. Город пошел навстречу НКО, но предлагаемые муниципальные площади часто оказываются либо в подвальных помещениях, либо в зданиях, требующих капитального ремонта, либо в очень уж отдаленных районах.

О налоговых же послаблениях для благотворительной деятельности в Ульяновске уже и не мечтают. Федеральный законодатель, рискнувший на такой шаг в 1995 году (именно тогда был принят первый в России закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», позволивший льготы благотворительным фондам), сам испугался своей смелости и все финансовые послабления ликвидировал. Но в Самарской области, например, уже лет пять, как действуют налоговые вычеты для коммерческих организаций от суммы оказанной ими благотворительной помощи. Что мешает решиться на такой поступок ульяновским законодателям?

А представители некоммерческих организаций, занимающиеся хозяйственной деятельностью, резонно заявляют об отсутствии равных возможностей НКО и бизнес-организаций.

- 2013 год был Годом равных возможностей, - вспоминает Эдуард Сорокин, возглавляющий АНО «Агентство кадровых решений». - Но это свелось к тому, что мы чествовали людей с ограниченными возможностями. А равные возможности должны быть по отношению ко всем: к пешеходу и водителю, врачу и пациенту, к тому, кто платит налоги, и к тем, кто на них живет. Почему у нас, НКО, нет равных возможностей по сравнению с тем же бизнесом? Да, это куры, которые несут золотые яйца. Но мы тоже платим налоги, и зачастую - значительно большие. А с помощью грантов мы привлекаем в регион дополнительные средства - федеральные, международные. Но мы не можем пользоваться и сотой долей тех программ, которые созданы для поддержки малого бизнеса. Пытались участвовать в двух конкурсах, на что было сказано: вы не являетесь коммерческой организацией, это не для вас.

Встретимся на форуме?

Самое большое опасение - превратить Гражданский форум в площадку самоотчетов и констатацию добрых дел. Звучат, например, предложения, чтобы форум стал «площадкой для презентации достижений НКО».

- Как вам идея? - спросили мы ульяновских НКОшников.

- Замечательная идея, - говорит Людмила Данилова. - Только один вопрос: кто туда придет? Если опять НКО будут рассказывать друг другу о своих достижениях - интересно, конечно, только польза от этого какая? А вот если на этот форум придет бизнес, заинтересованный в сотрудничестве с НКО, тогда мы можем много и очень интересно рассказать. А иначе - только время терять…

А директор ульяновского Регионального информационно-ресурсного фонда Надежда Дерябина напомнила про другую идею, давнюю - ярмарку инновационных проектов некоммерческих организаций.

- Идея есть, но нет финансирования, - констатирует Надежда. - А просто рассказывать о достижениях - не очень эффективно. У всех они есть. И что?

Попытка организовать в Ульяновске Фонд местных сообществ, несколько лет назад предпринятая экс-директором ульяновского РИФ Екатериной Максимовой, к сожалению, не увенчалась успехом. Между тем, в Тольятти этот опыт прекрасно внедряется. У фонда масса готовых программ, а бизнес уже выбирает, что именно готов профинансировать. Принципиальное условие - максимальная прозрачность расходования средств.

Или кто возьмется возродить ярмарки социальных проектов, существовавшие в регионах Приволжского федерального округа во времена полпредства Сергея Кириенко?

- Об этом формате мы много говорим, предлагаем власти с ее помощью организовать эту площадку, но власть пока к этой идее относится с сомнением, - рассказывают в Клубе лидеров НКО. - У нас тоже есть сомнения, что бизнес откликнется. А формат действительно интересный: НКО представляют проекты, а бизнес выбирает, что именно он готов профинансировать. Такая площадка была бы очень полезна. Надо просто думать, как ее грамотно сделать и кого туда позвать.

Есть еще одна интересная технология - парламент благотворителей. В Ульяновск ее привезли из Санкт-Петербурга, и даже уже опробовали на пятом Гражданском форуме. Все очень просто: собираются потенциальные благотворители, делают денежные взносы, а затем заслушивают презентации НКО и коллегиально решают, какой из проектов профинансировать. Эта технология пришла из Германии, успешно работает в Липецке и ряде других городов России. Почему бы не взяться за ее продвижение в Ульяновске?

Словом, идей и вариантов сотрудничества - масса. Место встречи - Гражданский форум. А о конкретных площадках мы сообщим дополнительно в декабрьском номере журнала и на сайте uldelo.ru

Людмила Ильина

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: