Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Продбезопасность по-ульяновски

На круглый стол, посвященный работе ульяновского агропромышленного комплекса в условиях новой реальности, мы пригласили производителей, переработчиков и тех, от кого зависит поддержка развития АПК. Речь шла об издержках, прибыли и новых возможностях для аграриев.

Фото: marketingnews.ir

Альберт Богданов, Генеральный директор ООО «Восток»

Нелли Золотцева, Коммерческий директор ПАО «Ульяновский сахарный завод»

Руслан Кашперский, Директор АНО «Региональный центр поддержки и сопровождения предпринимательства»

Глеб Кудасов, Генеральный директор ООО «Агросервис-ИТ»

Владимир Музыкантов, Начальник отдела по работе с клиентами малого и микробизнеса АО «Россельхозбанк»

Сергей Пелёвин, Генеральный директор ОАО «Агропромпарк»

Владимир Рыжих, Генеральный директор ООО «Заволжский»

Станислав Санкеев, Фермер

Александр Чепухин, Первый зампредседателя правительства Ульяновской области

Андрей Шадышков, Директор ООО «СПП «Наша Родина», депутат ЗСО

Дмитрий Шишков, Коммерческий директор компании «Дед Сенгилей»

Мария Шпак, Руководитель агентства по развитию сельских территорий области

Андрей Шуреков, Генеральный директор ООО «Виктория»

 

«ДО»: Как, на ваш взгляд, справляется ульяновский АПК с новейшим кризисом?

Александр Чепухин:

- За 2015 год в хозяйствах региона произведено сельхозпродукции на сумму более 32 млрд рублей. Индекс производства составил 95,7%. В весенне-летний период из-за высокой температуры и отсутствия осадков в ряде районов области отмечались такие опасные агрометеорологические явления, как  почвенная и атмосферная засуха. Это привело к снижению урожая зерна. Однако полученный урожай (900  тыс. тонн) в полной мере обеспечивает потребности области.

По остальным культурам урожай и урожайность больше, чем в 2014 году. В частности, это обусловлено и мерами господдержки: были увеличены ставки погектарных субсидий на социально значимые культуры. По состоянию на 1 января 2016 года на развитие села из областного и федерального бюджетов выплачено более 1,4 млрд рублей.
К посевной аграрии региона готовы, ни с семенами, ни с остальными ресурсами проблем нет. Посевная площадь сохранена практически на уровне прошлого года -
1,1 млн га. Главное теперь - работать над повышением отдачи с одного гектара.

Владимир Рыжих:

- Раньше аграрии считали центнеры, надои, привесы. Сейчас самое главное - прибыль. Хорошо, что у нас не стопроцентная долларовая зависимость, за исключением химии, ну еще частично по удобрениям и семенам. Поэтому балансируем на уровне прибыли.

Андрей Шадышков:

- Считаю, что ульяновский АПК с кризисом справляется неплохо. Итоги непростого прошлого года говорят о том, что сельское хозяйство на фоне других отраслей выглядит более чем достойно. Да, трудностей много. И сегодня их испытывают в первую очередь крупные предприятия, холдинги, которые стремились развиваться за счет самого лучшего, то есть в большинстве своем зарубежного оборудования и технологий.

Но в этом кризисе есть и положительные моменты. На фоне валютных изменений рынок сельского хозяйства стал более рентабельным и интересным как для крупного бизнеса, так и для мелких фермеров, а это часто целые семьи. Они все чаще показывают неплохие результаты. Особенно это касается растениеводства -
подсолнечник, сахарная свекла и т.д.

Так что при должном внимании со стороны государства у аграриев действительно неплохое время для развития.

Руслан Кашперский:

- Сказать, что сельский бизнес основа села - не сказать ничего. Сегодня крепкие хозяйственники мощно помогают не только во всех сферах жизни своих территорий, но и при решении многих административных и социальных вопросов.
И наша задача - помочь сельхозпроизводителям. Так, совместно с Минэкономразвития, Агентством развития сельских территорий и УГСХА мы запускаем проект «Фермер 2:0». К сожалению,  многие научные разработки в сфере сельхозпроизводства сегодня востребованы больше в соседних регионах, где, соответственно, и производительность выше. Ульяновские же производители
по тем или иным причинам о многих инновациях не знают, и наша цель - рассказать фермерам об этих продуктах.

Статистика показывает, что количество субъектов малого предпринимательства на селе увеличивается, много интересных бизнес-проектов реализуется в сфере животноводства, растениеводства. АПК жив, отрасль перспективна. Многие сельхозпредприниматели выбирают Ульяновскую область для ведения бизнеса. И связано это не только с наличием земельных участков, но и с состоянием бизнес-климата в регионе. Среди таких примеров не только крупные проекты, как, например, «Тереньгульские деликатесы», но и небольшие хозяйства. Например, в Радищевском районе ИП Вотякова из Сызрани занимается откормом и реализацией продукции КРС.

Глеб Кудасов:

- Понятие «кризис» в принципе не подходит к нынешним временам, скорее это новая реальность, с которой нам жить, возможно, долгие годы. И аграрии это понимают и ищут новые технологии повышения эффективности предприятия, управления рисками и их минимизации. Руководство агрохолдингов все больший приоритет видит в информационных технологиях, в обеспечении достоверной и своевременной информацией, анализе и контроле.

Мы работаем с рядом сельхозпредприятий различных регионов. На одном свинокомплексе в процессе внедрения информационной системы мы столкнулись с приписками, данные предоставлялись руководству в искаженном виде. После того, как внедрили простейшее программное обеспечение, которое начало отслеживать все - от фиксации осеменения до опороса, система показала реальные данные, они оказались совсем другими. Руководство комплекса сделало оргвыводы, сотрудники были отправлены на учебу за рубеж, коэффициент супоросности повысился с 53 до 89%. На втором предприятии помогли выявить факты воровства ГСМ во время посевной. С помощью современного ПО выяснили, сколько реально нужно топлива с учетом грунта, потребности техники, сезонных коэффициентов, нормативов, разница между фальсифицированными данными оказалась колоссальная. Современные информационные технологии - это инструмент, который дает большие возможности для повышения рентабельности сельхозпроизводства, позволяя минимизировать человеческий фактор.

Дмитрий Шишков:

- Наш семейный бизнес - это мукомольное производство и пекарня. В прошлом году мы решили взять новый вектор развития - производство продуктов полезного питания, попытались вырастить злак полбу. В этом году снова попробуем, с учетом всех допущенных ошибок. Когда мы вышли с нашей продукцией в ульяновские сети на домашних условиях, то нас приняли очень гостеприимно. Когда же попытались войти в соседние регионы, тут уж сетевики «показали зубы».

Для нас кризис - время возможностей! Видим, что в магазинах покупатели все чаще останавливаются около крупяных полок: люди начали экономить, готовить еду. Хороший тренд - переход на здоровое питание. Это позволяет нам строить амбициозные планы на будущее, тем более что  крупные сети подстегивают нас на расширение линейки продукции. Но мы столкнулись с проблемой: в регионе нет предприятия, которое могло бы для нас производить хлопья - продукт, который сокращает процесс варки полбы. Может быть, придется действовать самим.

Андрей Шуреков:

- ООО «Виктория» создано на основе ЛПХ, занимается выращиванием овощей, производством зерновых  и кормовых культур. В 2010 году была страшная засуха. Казалось, что хуже этого года для сельского хозяйства быть уже ничего не может. Но если сравнить его с 2015-м, то оказывается, это было небольшим испытанием на прочность. В 2010-м сохранялись стабильные цены на ГСМ, средства защиты растений, удобрения, запчасти. Удорожание было, но незначительное. Сейчас все привязано к курсу доллара. Цены на товары, что я перечислил, растут, покупательская способность населения упала. Произошел обвал цены на картофель. Приходится продавать ниже себестоимости. Естественно, ни о каком развитии речь не идет, лишь бы удержаться на плаву. Мы в некоем замешательстве: заниматься ли дальше сельским хозяйством или отдать землю бурьяну. На мой взгляд, нашему хозяйству помогли бы доступные  долгосрочные кредиты.

Сергей Пелёвин:

- Согласен, цены на картофель низкие. По данным Минсельхоза, перепроизводство картофеля в стране составило
2 млн тонн. При этом на территорию России в 2015 году ввезено 500 тыс. тонн импортного картофеля! Прогноз: перепроизводство картофеля будет как минимум в течение двух лет. Следовательно, аграрии будут либо снижать посевные площади, либо уходить в переработку. Продолжает падать цена на белокочанную капусту.  Дагестан начал массово завозить продукцию по низким ценам. По сравнению с предыдущим годом цены просели на всю «борщевую корзину» в среднем на 50%. При бросовых оптовых ценах невозможно покрыть издержки, связанные с  хранением продукции. Поэтому для овощеводов, несмотря на хорошую урожайность, время сейчас не слишком удачное. 

Но есть и плюсы. Раньше в федеральные торговые сети местным овощеводам практически невозможно было войти. Как правило, значительная часть сельхозпродукции там была импортной, из стран ЕС. Сейчас ситуация в корне изменилась, все объемы закупаемой продукции ритейл переключил на внутренний рынок, и это замечательно.

Минус в том, что федеральные торговые сети, представленные в Ульяновске, не ориентированы на поставку местной сельхозпродукции напрямую в магазины города. По их требованиям поставки должны осуществляться на РЦ (Самара, Нижний Новгород, Москва и т. п.), а уж затем продукция перенаправляется обратно в область. Поэтому надо формировать крупные товарные партии.
А ведь для этого продукцию необходимо где-то хранить, выдерживать ее качество (фасовка, калибровка, чистка). Приходится содержать резервные складские площади рядом с РЦ, поскольку за срыв поставки хотя бы одной машины - колоссальный штраф. Многие аграрии к этому не готовы.

Крупные сети заинтересованы в том, чтобы мы выращивали для них то, чего не хватает, например, зелень. Они готовы вкладывать деньги в агробизнес. Но это касается только продукции открытого грунта. С овощами закрытого грунта - другая картина, этот пробел восполнить очень сложно: нужно строить теплицы, налаживать  переработку, хранение…

У нас хорошо получается выстраивать отношения с местными сетями: они заинтересованы в нашей продукции, знают наше качество. Могут из-за какого-то несоответствия упаковки  завернуть машину, и мы за пару часов подготовим новую партию, устранив недостатки.

 «ДО»: Что сегодня сдерживает развитие ульяновского АПК?

Александр Чепухин:

- С продовольственной безопасностью у нас все нормально! Но что беспокоит, так это свиноводство: цена на свинину два месяца назад рухнула. Если летом и осенью за килограмм живого веса давали 127 рублей, то теперь - лишь 85.
А порог безубыточности составляет 95 рублей. Разве отрасль может такие скачки цен выдерживать?

Свинокомплексы, не имеющие собственной переработки, работают в убыток. Подобная ситуация может случиться и с птицеводством. Все это связано с большим производством внутри страны, а изначально - с отсутствием планирования в масштабах страны. Для того чтобы был баланс, квоты нужны. Перепроизводство - это еще страшнее.

Станислав Санкеев:

- Я начинающий фермер, выращиваю индейку, год назад получил грант для развития своего бизнеса. Для меня вопрос импортозамещения - актуальный! Я продолжаю закупать иностранное инкубационное яйцо, аналогов в России пока нет. Пробовал использовать племенное яйцо из Ставрополья, в результате - перерасход кормов на 20%, а привесы ниже.

Цена на мясо индейки за два года упала на 10 рублей, а расходы растут. Цены повысили буквально на все, что мы используем: подсолнечник, шрот, масло, люцерна, пшеница, антибиотические, дезинфицирующие средства.  Для того чтобы развиваться, получать прибыль в таких условиях, приходится думать об оптимизации.

Андрей Шадышков:

- По селекции Россия отстает очень сильно. Кроме зерновых нормальной селекции у нас нет - ни кукурузы, ни подсолнечника, ни овощных культур, ни сахарной свеклы. Сегодня это перспективное поле для развития.

Нелли Золотцева:

- Но у нас же есть свои научно-исследовательские институты! Может быть, у них оплата не мотивирующая? За рубежом НИИ - коммерческие структуры, это бизнес, нацеленный на конечный результат. А наша наука ничего не продает, сидит на зарплате от федерального центра, нет финансовой заинтересованности. Нужно волевое решение в данном вопросе.

Андрей Шадышков:

- Сельское хозяйство настолько непредсказуемая отрасль, что завтра она может насколько скакнуть вперед, настолько и упасть. Сможем ли мы развить мощную научную базу - вопрос, конечно, очень сложный. Возможно, при стечении каких-то обстоятельств он будет решаться не через пять лет, а уже завтра.

Владимир Рыжих:

 - Считаю, что новейший кризис, который ощущают многие отрасли, принес сельскому хозяйству некие плюсы, и это касается не только сбыта. Мы никогда не имели такой мощной бюджетной поддержки, как последние два года, и по объемам, и по срокам финансирования. Наше хозяйство особо кризис не чувствует: мы в этом году почти в два раза увеличили посевные площади, удалось приобрести новую технику.

Что касается проблем, то они как были десять лет назад, так и сейчас остаются: кадры, социальное обустройство села. Да, цены на сахар сегодня не так хороши, как хотелось бы, хотя в прошлом году ситуация была еще хуже. Но ведь мы всегда живем будущим, нам сейчас нужны такие цены, чтобы оправдать завтрашние затраты. Если ситуация не изменится, сахар производить не слишком выгодно будет.

Нелли Золотцева:

- В этом году мы столкнулись с проблемой - заскладированность готовой продукции, и были вынуждены просить свеклосдатчиков забирать свою продукцию.  Выход один: переходить, точнее, возвращаться к планированию.

Мария Шпак:

- Что качается планирования, то мы четко понимаем, сколько Ульяновской области нужно произвести овощей, молока, мяса. Один год был момент, когда овощей не хватало, и цены на эту продукцию были достаточно высоки. Тогда региональный Минсельхоз принял решение о поддержке овощеводов, и сразу все производители начали сажать капусту, картофель. Итог - перепроизводство, цена упала. Та же ситуация была с подсолнечником. Был дефицит круп - вышло постановление регионального Правительства о возмещении части затрат на приобретение оборудования по производству крупы. Аграрии воспользовались данной программой, сейчас проблем с крупами нет.

Альберт Богданов:

- Сегодня нам грех жаловаться, люди всегда будут тратить деньги на продукты и, уверен, наша продукция в любые времена будет пользоваться спросом. Наше хозяйство развивает и растениеводство, и животноводство, в том числе молочное направление. Молоко высшего сорта продаем ульяновскому молокозаводу по 22 рубля с НДС, выходим на объемы более пяти тонн молока в сутки. Кадровый голод не испытываем, у нас иная проблема - отсутствие  хороших помещений для содержания коров. Нам достались две старые фермы, а это большая нагрузка. Есть желание построить новые фермы и автоматизировать процессы. Надеемся на господдержку.

Александр Чепухин:

- Готовые молочные продукты регион производит вдвое больше своей потребности. А вот сырья нашим заводам не хватает практически наполовину. Татарстан, который субсидирует своих производителей молока, сейчас выступает в качестве нашего сырьевого придатка. Но это не выход. Необходимо ульяновских переработчиков обеспечить своим сырьем!

Основной путь наращивания производства молока - реконструкция имеющихся и строительство новых молочно-товарных животноводческих комплексов, улучшение генофонда животных, приобретение поголовья коров.

Ниша в данном сегменте - огромная, можно развиваться, не боясь, что цена на молоко упадет: бизнес сегодня настолько ответственен по отношению к сельхозтоваропроизводителям, что держит достойные цены даже летом, предоставляет беспроцентные кредиты. Переработчики понимают: если они не будут участвовать в процессе развития производства сырья, то могут просто остаться без него.

Владимир Музыкантов:

- В условиях финансового кризиса многим фермерам непросто, особенно тем, кто занимается выращиванием картофеля, мы это видим и по нашим клиентам. Некоторые сельхозпроизводители осенью не успели продать картофель или заключить контракты на продажу по приемлемой цене, а на текущий момент цена на продукцию упала, в некоторых случаях ниже себестоимости. Такие клиенты есть и в АО «Россельхозбанк», с ними мы проводим процедуру оздоровления, пролонгации кредита, отсрочку платежа, в общем, помогаем различными методами.

На текущий момент АО «Россельхозбанк» проводит активную работу по наращиванию кредитного портфеля среди потенциальных заемщиков, рассказываем про наши продукты, сокращаем сроки рассмотрения кредита. Видим, что эти шаги позволяют увеличивать поток клиентов.

Наблюдаем снижение активности у клиентов, которые правильно выстраивали финансовую политику в прошлых годах, проводили модернизацию техники, оптимизацию расходов, наращивали обороты, а сейчас накопленная чистая прибыль позволяет снизить потребность в кредитных ресурсах. Также часть сельхозпроизводителей откладывают реализацию перспективных проектов до лучших времен.

«ДО»: Как можно повысить эффективность ульяновских сельхозпредприятий?

Сергей Пелёвин:

- Было бы неплохо, если бы в Ульяновской области была такая же поддержка, как в Татарстане, это просто мечта. Там из регионального бюджета на 50% субсидируют расходы на удобрения,
дизтопливо, сельхозтехнику. Но это крупная республика, может себе позволить.

К сожалению, на федеральном уровне не решен вопрос о представлении статуса сельхозтоваропроизводителя предприятиям, которые занимаются переработкой, и как следствие, они лишены в этой части господдержки. 

Мария Шпак:

- Вопрос мясопереработки сегодня актуален. Мяса становится все больше, куда его сбывать? Продавать в живом весе невыгодно. Сдать на крупные заводы - нереально. Поэтому мы поддерживаем модернизацию действующих производств, оказываем помощь в приобретении лизингового оборудования, субсидируем кредитные ставки. Так что параллельно с наращиванием производства надо воспитывать и переработчиков, чтобы они развивались, чтобы максимальная добавочная стоимость оставалась в регионе.

Андрей Шадышков:

- В современных экономических условиях существенно возрастает значение кооперации на селе, поэтому сегодня мы активно нацелены на возрождение потребкооперации.  Крайне важно поддерживать данную отрасль: в настоящее время регион испытывает потребность в качественной продукции местного производства.

Александр Чепухин:

- За последнее время ульяновский АПК активно модернизировался, аграрии закупали новейшую высокоэффективную импортную технику, аналогов у которой, к сожалению, в России нет. Сегодня в связи с ростом евро-доллара практически больше нет возможности это оборудование закупать. Скажем, свеклоуборочный комбайн стоит уже порядка 40 млн руб-лей. Цена нашего «Кировца» - около 10 млн рублей, очередь на него до октября.

Еще одна проблема - выросли цены на запчасти, по современному курсу один топливный насос для трактора John Deere стоит 6 тыс. евро. Полмиллиона рублей!  И отечественная техника последние годы обрастала импортными компонентами. Сейчас пошел обратный процесс, производители ищут российские аналоги. Для развития отрасли нужно поднимать отечественное сельхозмашиностроение - другого пути нет.

Когда мы говорим о продовольственной безопасности и импортозамещении, то речь не идет о продуктах питания. Мы их производим в достаточном объеме. Большой вопрос - на чем мы их производим. Недавно я встречался с собственниками завода «Зенит-Химмаш», мы отработали перечень наиболее эксплуатируемой сельхозтехники  для того, чтобы выпускать их на наших промышленных предприятиях. На ДААЗе - новое руководство, грядет коренная перестройка, здесь будет индустриальный парк, и завод кроме производства запчастей для головного партнера - АвтоВАЗа станет заниматься и другими направлениями, в том числе выпуском сельхозтехники.

Мы давно шли к идее создания Фонда развития АПК, который возьмет на себя вопросы кредитования на длительные сроки. Далеко не все сельхозпредприятия имеют возможность получить деньги в банках. Планируем наращивать капитализацию Фонда всеми возможными способами. Есть идеи консолидировать заказы мелких товаропроизводителей, чтобы централизованно закупать удобрения. И в виде товарных кредитов раздавать фермерам.

Вкладываем деньги в развитие молочного производства. Причем нет смысла привлекать больших инвесторов, давать им кучу денег, строить ферму в чистом поле, а потом испытывать кадровый голод. Надо брать действующее хозяйство, у которого есть специалисты, реконструировать действующие помещения либо на их базе строить новые. Пример - КФХ «Возрождение» в Озерках. В прошлом году здесь построены два комплекса и доильный зал. Два года назад эта ферма производила три тонны молока в день, сегодня - более 20 тонн. Чтобы вкладываться в эту отрасль, нужны толковые руководители, серьезные знания.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: