Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Что вместо импорта?

Подходит к концу срок действия программы импортозамещения, рассчитанной до 2020 года. Каких успехов удалось добиться? Или не так: удалось ли добиться успехов? Об этом рассуждали на круглом столе, организованном УК «РОСНАНО» и оргкомитетом национальной премии «Приоритет – 2019» в Технополисе «Москва».

Фото предоставлено организаторами

Импортозамещение «затухло»?

Масштабы импортоза мещения в России в 2015-2018 годах были невелики. В самом начале они были максимальны, но с течением времени стали затухать. К такому выводу пришел Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара, который до 2019 года проводил ежеквартальный мониторинг импортозамещения.

Основной проблемой, по мнению экспертов института, стало банальное отсутствие в России производства аналогов обычно закупавшегося промышленностью импорта.


Сергей Цухло

заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара

«Еще до начала импортозамещения, девальвации и известных событий 2014 года мы спросили, как промышленность относится к девальвации. Оказалось, что девальвация российской промышленности не нужна.

В феврале 2015 года отечественным товаропроизводителям нужно было укрепление рубля. Около 45% предприятий ни при каком повышении цен на импорт не готовы были отказаться от него.

Второе место с большим отрывом предприятия отдали низкому качеству уже производимого отечественного оборудования и сырья. Сегодня картина не изменилась, по-прежнему российские предприятия не могут найти российских аналогов закупаемого ими раньше импорта».

К 2019 году предприятия, по опросам, адаптировались к слабому рублю, который мешал им в 2015 и 2016 годах. «В связи с получением ясной картины и избавлением от иллюзий» Институт Гайдара прекратил мониторинг.


Сергей Цухло

«Западная Европа сохранила лидерство как поставщик оборудования для российских промышленных предприятий. Отечественное оборудование особых успехов здесь не имело, хотя предпочтения в его сторону возросли.

По нашим данным, основными бенефициарами российской политики импортозамещения стали Китай и Индия. Отечественные предприятия вынуждены закупать индийское и китайское оборудование, которое не очень высоко ценится в России.

При этом российская промышленность способна удовлетворить увеличение импортозамещающего спроса на ту продукцию, которая уже производится в стране, – то есть обладает достаточными простаивающими мощностями.

Вся проблема упирается в инвестиции. Будут инвестиции – возможно, импортозамещение пойдет шире».

Сотрудничество или бюрократизм?

«На самом деле, не все так плохо», – в противовес г-ну Цухло заявил директор по взаимодействию с институтами развития Группы РЭЦ Кирилл Орлов. По его словам, в прошлом году организация поддержала предприятия на сумму $18,8 млрд, из них $6 млрд – химическая промышленность, $4,7 млрд рублей – металлургия, $2,1 млрд – машиностроительный комплекс, $1,4 млрд – АПК. И дела у заемщиков идут хорошо, отметил он.


Кирилл Орлов
директор по взаимодействию с институтами развития Группы РЭЦ

«Нужно говорить по логичную динамику процесса. Если мы говорим про импортозамещение в машиностроении, то понятно, что этот процесс длительный. Стартовать, получить финансирование, переоборудовать производство, удовлетворить внутренний рынок и, возможно, нацелиться на внешний, – это всегда время. Такие процессы длятся годами.

Государство ввело достаточно большое количество инструментов, которые реализует через институты развития. Если посмотреть, сколько ФРП за последние полтора-два года оказал прямой финансовой поддержки производствам, это значительная цифра. Экспортоориентированное производство кредитуется под 1%. Компаний, которые получают такое финансирование, уже сотни, и все активно развиваются».

По мнению Кирилла Орлова, появлению новых производств, конкурентоспособных на международном рынке, будет способствовать запуск национальных проектов, в частности, «Международная кооперация и экспорт».


Кирилл Орлов

«Эта парадигма позволяет надеяться, что процессы в компаниях пойдут быстрее с учетом дешевых денег и работы «РОСНАНО», которая ведется ни один год и максимально продуктивно.

Потенциал у импортозамещения стопроцентно есть – отсутствует вера у некоторых крупных производителей в то, что такая поддержка может быть оказана достаточно легко, и желание».

Как отметил старший управляющий директор по сопровождению проектов и продвижению продукции УК «РОСНАНО» Тимур Котляр, в России достаточно много институтов и инструментов поддержки предприятий. В качестве примеров он упомянул действующие налоговые льготы и СПИК, который гарантирует инвестору неизменность регуляторных требований на весь срок реализации проекта. Вопрос в том, насколько бизнес знает о существующих возможностях и умеет ими пользоваться.


Тимур Котляр
старший управляющий директор по сопровождению проектов и продвижению продукции УК «РОСНАНО»

«Государство заявляет, что мы к 2024 году должны сделать цифровую трансформацию так, чтобы уйти от «бумажек». Но проблемы по-прежнему есть, в том числе, когда предприятие подает заявку на ту или иную меру поддержки.

У Минпромторга есть субсидия, которая выдается предприятиям на затраты на НИОКР в области электроники и телекома. Чтобы получить эту субсидию, нужно настолько правильно оформить документы, что бизнес это сделать зачастую не может. Достаточно не так «сшить» или пронумеровать бумаги – все, отбой. Сможет ли государство перейти от этого бюрократизма к нормальному процессу взаимодействия, когда оно будет хотеть от вас эти документы принять?»

Поддерживать не одного, а всю цепочку

Вся экосистема поддержки инноваций в России сегодня нацелена на поддержку конкретных предприятий, а весь «пул» их поставщиков оставлен без внимания. Об этом заявил первый заместитель гендиректора Агентства по технологическому развитию Вадим Куликов. По его словам, запуску многих производств, важных в национальном масштабе, мешает отсутствие отечественных компонентов для них.


Вадим Куликов
первый заместитель генерального директора Агентства по технологическому развитию

«Воссоздать промышленное производство не так сложно, сборочные производства открываются за девять месяцев. Проблема начинается в области материаловедения. Во многих направлениях компетенции утрачены либо находятся на начальном уровне развития.

В Россию завозятся на миллиард евро эпоксидные смолы (раньше мы их сами производили), более чем на миллиард евро гранулы АБС, винная кислота на 2,4 миллиарда евро и так далее. Чтобы покрыть эти рынки и в сумме получить 40 миллиардов евро в год плюсом, нам необходимо производить 250 тысяч тонн малеинового ангидрида. Кто возьмется за эту работу?

Мы всегда смотрим почему-то дискретно. Вся наша экосистема поддержки инноваций нацелена на поддержку одного конкретного предприятия. Это яркие, лучшие технологические представители. Но каждое такое предприятие использует продукцию сотни поставщиков – комплектующие. Поэтому рассматривать проекты надо в комплексе».

Агентство по технологическому развитию ставит одной из своих задач подбор «цепочки переделов» для таких проектов. С целью получения новых материалов сотрудничает с «Росатомом», компанией «Композит» и ВИАМ.

Заместить импорт – не мегацель, нужно ориентировать предприятия на глобальную конкуренцию в секторах, где у страны есть преимущество, подчеркнул эксперт.


Вадим Куликов

«Россия имеет 10% рынка газа в мире – это колоссальная часть, мы большой игрок. И внутренний рынок большой, а это перспективно с точки зрения привлечения зарубежных инвестиций. Поэтому упор надо делать на выстраивание всей цепочки. В прошлом году Корпорация МСП объявила о программе доращивания поставщиков – это первый очень правильный шаг, хотя пока эта программа не до конца проработана в инструментах.

Поставщики оборудования для российского нефтегаза – инжиниринговые компании. Наши должны доминировать в мире, потому что у нас собственный рынок 10%, а это громадная доля. На сегодня рынок инжиниринга в России чуть меньше 2 трлн рублей. 95% этой суммы уходит за пределы нашей родины.

У нас практически разрушена история с инжинирингом. Это значит, что предприятию, которое поддержал ФРП, будет сложно встроиться в цепочку переделов, потому что ее составляет крупная иностранная инжиниринговая компания. Это миллиардные контракты, которые развивают зарубежных коллег. И это – в газе и нефти, там, где мы лидеры!»

Заветная отечественная «цифра»

Особые надежды в импортозамещении связаны с информационными технологиями, которые ассоциируются с информационной безопасностью страны.


Тимур Котляр

«Возможно, России удастся занять заметное место в квантовой истории. Это одна из сквозных технологий в национальном проекте «Цифровая экономика», куда государство целевым образом планирует двигаться. Робототехника, сенсорика, 5G, интернет вещей – на самом деле то, про что говорят все наши национальные проекты».

Президент НП «РУССОФТ» Валентин Макаров выделил три недостатка существующей модели импортозамещения в ИТ.

  1. Нет взаимного интереса и координации действий между производителями замещающих ИТ и их потребителями.
  2. Нет координации между производителями ПО и производителями «железа» – двумя составными частями ИТ.
  3. Не задействована предпринимательская инициатива IT-бизнеса.

В своем выступлении, о котором мы подробно писали раньше, он рассказал о проектах, инициированных бизнесом и оставленных без внимания государством.


Валентин Макаров
президент НП «РУССОФТ»

«Мы можем очень быстро заместить импортные услуги. Почему этого не происходит? Потому что пользователи никак не мотивированы государством. Система конкурсов и тендеров сделана так, что российский софт не сможет заместить импортный, потому что иначе будет нарушено требование о целевом использовании средств. Никто не хочет сесть в тюрьму. Регулирование, которое фактически запрещает быстро внедрять новое взамен того, что существует, препятствует импортозамещению.

Импортозамещение – это, безусловно, временный фактор, неправильно сформулированный. Вместо него нужно говорить о повышении конкурентоспособности компаний для выхода на глобальный рынок. Главное – выходить на него с платформенными решениями, которые в значительной степени позволят стать России одним из лидеров следующего технологического уклада».

Сверхзадача: пробиться на российский рынок

Импортозамещение работает тогда, когда есть внутренний спрос на продукцию, согласились участники круглого стола. Но сам российский рынок, как выясняется, часто предпочитает «дешевое китайское».

В 2016 году в Мордовии запустили первый в России завод по производству оптоволокна. Основными акционерами предприятия «Оптиковолоконные Системы» стали «РОСНАНО» и «Газпромбанк – Высокие технологии» (по 48,3%). Объем инвестиций в проект составил 3,5 млрд рублей, работу на новом заводе получили 135 человек. Проект, нареченный стать успешным, пока таким не стал.


Андрей Николаев

генеральный директор компании «Оптиволоконные системы»

«Развитие сетей связи, цифровой экономики, IT, систем квантовой связи, – все это требует оптического волокна как среды передачи данных. Казалось бы, если это супервостребованный продукт, у нас будет суперуспешный проект. Но, к сожалению, не все так радужно.

Сначала вся продукция уходила на экспорт. В первые полтора-два годы мы пытались понять, почему у нас не получается пробиться на российский рынок. Его контролируют три компании, причем у одной из них 58%.

Мы ушли на полный круг всех доступных инструментов борьбы за рынок. Сначала инициировали антидемпинговое расследование: демпинг доказали, пошлину не ввели. Выяснилось, что существует сговор между потребителями и поставщиками. Написали заявление в ФАС, потому что это нарушает закон о защите конкуренции. В этой «конструкции» мы пребываем уже много месяцев, пытаясь пробиться на российский рынок».

Завод «Оптиковолоконные Системы» готов покрыть 30-40% российского рынка, заявил Андрей Николаев. Продукция предприятия вошла в нацпроект «Цифровая экономика», но только в одной его части, подчеркнул он.


Андрей Николаев

«Мы много говорим об импортозамещении, пользуемся мерами институтов развития – РЭЦ, ФРП. Это хорошие, отлаженные процессы. С точки зрения качества продукта мы на сегодня вышли фактически на уровень западных конкурентов. Да, пока это на импортных комплектующих, у проекта есть следующие стадии локализации. Но продавать нам по-прежнему крайне трудно.

То, что делает сегодня правительство, во многом не работает. Прежде всего – абсолютно «кривая» структура импортной пошлины. У нас 0% на готовую продукцию (кабель), 3% на волокно как компонент, 14% – на преформы для производства оптического волокна. С вступлением в ВТО абсолютно демотивируется какое-либо импортозамещение.

Мы пытаемся пробиться в госкорпорации, пишем письма в Минобороны по 44-му ФЗ, где есть прямой запрет на закупки импортного, когда есть отечественное. Везде во многом просто «футбол»: мы уходим в долгие месяцы переписки, и все это заканчивается абсолютно ничем.

Импортозамещение без действенной поддержки спроса на замещающую продукцию не работает. Если профильное министерство не вовлечено в это или вовлечено очень ограниченно, тяжело бороться на рынке с иностранными «монстрами», особенно когда они используют средства, которые сплошь и рядом нарушают наши законы».

По мнению Андрея Николаева, необходимо ввести обязательную маркировку кабеля, которая защитит внутренний рынок от контрафактной продукции и поможет Минпромторгу контролировать соблюдение заводами требований законодательства.

Об успехах и оптимизме

На круглом столе представили и другой, позитивный пример импортозамещения – Нанотехнологический центр композитов, выпускающий систему внешнего армирования CarbonWrap. Акционеры – «РОСНАНО» и турецко-американская компания DowAksa.

Технология CarbonWrap не новая, в нашей стране она с 1998 года, а в мире с 70-х годов. С применением этой системы реализуются проекты по ремонту и усилению строительных конструкций промышленных и жилых зданий и сооружений, объектов атомной и гидроэнергетики, транспортной инфраструктуры, трубопроводов, резервуаров и пр.


Евгений Рафаилов
начальник отдела продаж Нанотехнологического центра композитов (НЦК)

«Основная идея – заместить усиление традиционным способом – металлом, который используется повсеместно, на усиление инновационным продуктом – углеродными материалами.

Наш продукт является примером естественного импортозамещения – того, как внешние факторы (рост курса валют с 2014 года, невысокий уровень сервиса и логистики у иностранных производителей) и качество продукта помогли ему завоевать значительную долю рынка».

По данным НЦК, в 2018 году СВА CarbonWrap занял более 40% рынка аналогичной продукции. В портфеле компании такие проекты, как ремонт Можайской плотины в Московской области, усиление конструкций Нагатинского автомобильного моста в столице.


Виталий Расницын
председатель оргкомитета национальной премии «Приоритет – 2019»

«Слово «импортозамещение» в какой-то мере меняет свое значение. Я считаю, что «затухло» не импортозамещение, а хайп, возникший вокруг него в 2015 году, когда заявлялось: «Весь импорт заместим, и все будет хорошо».

Со временем пришло понимание, что во всех сферах это сделать невозможно и что это длительный процесс. Начали выкристаллизовываться направления, где он быстрее и интенсивнее. Например, в сельском хозяйстве импортозамещение закончено. В IT совсем другая ситуация, но хочу отметить, что традиционно больше всего участников премии «Приоритет» именно в номинациях, связанных с IT».

Санкции не уменьшились, перспективы глобализации у России сейчас невелики, поэтому импортозамещение для ряда отраслей – например, энергетики и нефтегаза – жизненно необходимо, считает эксперт. Успешной в этом плане он назвал фармацевтическую отрасль, в которой появляются новые технологичные предприятия, выпускающие не только контрактные лекарства, но и отечественные аналоги.


Виталий Расницын

«Если мы поймем, что импортозамещение – это не фетиш, а создание конкурентоспособной продукции, тогда все становится на свои места. Процесс не такой быстрый, как хотелось бы, но он точно происходит.

Проблемы есть, перед предприятиями ставятся задачи, к государству выдвигаются большие требования. Не всегда государство может на эти требования ответить, но чем чаще мы будем поднимать эти вопросы, тем больше шансов на то, что они будут решаться».

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: