Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

«Я буду работать». Ульяновский бизнес высказался о выходной неделе

Новость о том, что следующая неделя будет нерабочей, стала неожиданной для всех. Многие работники воодушевлены предстоящими долгими выходными. Совсем другая реакция у предпринимателей и в целом у тех, кто озабочен состоянием российской экономики. Ульяновский малый и средний бизнес, к примеру, в абсолютном большинстве резко против.

«Сейчас крайне важно предотвратить угрозу быстрого распространения болезни. Поэтому объявляю следующую неделю нерабочей, с сохранением заработной платы. То есть выходные дни продлятся с субботы 28 марта по воскресенье 5 апреля», – заявил президент России Владимир Путин в среду в своем обращении к жителям страны.

В последовавшем двумя часами позже указе перечислены сферы, на которые решение не распространяется. Это непрерывно действующие организации, аптеки и медучреждения, компании, обеспечивающие население продуктами питания и товарами первой необходимости, организации, выполняющие неотложные и погрузочно-разгрузочные работы. Остальные должны на девять дней прекратить деятельность «с сохранением заработной платы».

По прогнозам Центра макроэкономического анализа Альфа-Банка, одна нерабочая неделя снизит промпроизводство в стране на 10%. У владельцев малого бизнеса более серьезные опасения – смогут ли они вообще сохранить свою компанию в условиях оплачиваемого простоя?

Как нерабочая неделя скажется на малом и среднем предпринимательстве? И поможет ли ему отсрочка налогов? Мы задали этот вопрос руководителям ульяновских предприятий из разных сфер бизнеса. (Некоторые предприниматели отказались отвечать, отметив, что комментарии здесь могут быть только нецензурные).

«Это самый плохой вариант для бизнеса»


Камиль Калимуллин

основатель компании AdvantShop

– Ввести неделю отдыха за счет бизнеса, на мой взгляд, не до конца честно. По сути, нас попросили оплатить простой компании. Бизнес и без того сегодня в критичном состоянии, экономика рушится, выручка упала. В такой ситуации напротив нужно активно развиваться, работать в двойном объеме, чтобы хоть как-то заработать. Но нам говорят: мы вам не дадим работать, ничего не компенсируем (как это делается на Западе). Передвинули сроки оплаты налогов, ввели мораторий на банкротство, но это не поможет, когда нет денег.

Поэтому это игра в одни ворота, не до конца продуманное решение, самый плохой вариант для бизнеса. Можно было бы, например, ввести компенсации – хотя бы половину средств на оплату простоя выделить из бюджета. Но пошли почему-то с другого конца. Это может привести к тому, что компании просто закроются. Люди отправятся на биржу, и их все равно будет обеспечивать государство. Поэтому намного важнее было бы, напротив, сохранить рабочие места, поддержать бизнес. А не рушить его.

Я уверен: люди все равно сидеть дома не будут – на них никакой ответственности не возложили. Я, как предприниматель, буду работать сам и попрошу своих сотрудников, соблюдая все нормы, работать удаленно. Да, придется оплачивать двойную оплату за выходные дни, но это лучше, чем простой. Думаю, большинство собственников бизнеса поступят так же.


Элла Глебова
владелица частной сыроварни

– Мы производим продукты питания и не можем остановить процесс. На нерабочей неделе будем отгружать продукцию, ухаживать за сырами, сократим только количество варок.

В целом, думаю, эта мера принесет спад российской экономике. А что касается альтернативных решений, то, пока не придумают вакцину, вариантов, кроме сокращения контактов, у нас немного.

«Зачем изобретать велосипед?»


Андрей Павлов
генеральный директор медиахолдинга «Мозаика»

– Нерабочая неделя в первую очередь отразится на малом и среднем бизнесе. Непонятно, какую цель эти выходные несут. Для чего они? Для ограничения передвижений? Тогда нужны не выходные, а другие меры, потому что все поедут, куда захотят. Многие из тех, кто переехал в Москву, поедут домой, а это большая угроза распространения вируса из столицы в регионы.

Запрета на передвижение нет, карантин не введен, и за выходные будет расплачиваться работодатель. А если он выведет сотрудников на работу, то должен будет заплатить ему в двойном размере… Откуда взять деньги, если бизнес стоит, ничего не производится и не продается?

Действенных мер от правительства пока нет, а нагрузка на бизнес ощутима. Нужно смотреть на то, что эффективно используется в других странах. Зачем изобретать велосипед?

Отсрочка по налогам для бизнеса – очень слабая мера. Убежден, что нужно отменить все налоги. Или хотя бы пройтись по отраслям, размерам бизнеса и его состоянию. Работа огромная, но ее нужно проделать. Эффективным будут также мораторий на все проверки и запрет на блокировку счетов.

И еще нужно подумать, как помочь работодателю финансово поддержать сотрудников – например, через компенсации. Людям нужно обеспечить хотя бы какой-то минимум, чтобы они успокоились. Потому что у сотрудников большие страхи: «А что с нами будет? Что произойдет, если мы не будем работать месяц? Получим ли мы зарплату?» Мы сами не можем сейчас ответить на эти вопросы. Да, работодатели должны исполнять свои обязательства, но что, если денег на счете вообще нет?


Оксана Борисова

индивидуальный предприниматель, владелец бренда «Домашняя кухня от Арнольдовны»

– Мы не собираемся уходить на выходные – спрос на наши услуги сейчас растет, потому что мы работаем на доставку. Я даже сотрудников новых ищу.

А что касается вводимых мер поддержки, отсрочка по налогам – это несерьезно. Какая разница, когда платить, если платить все равно придется? По статистике доходов, платить их потом будет еще сложнее, чем сейчас. Потому что чем дольше бизнес в минусе, тем сложнее и продолжительнее его восстановление. Нужна не отсрочка, а налоговые каникулы. И точно не на полгода – это очень маленький срок.

«Это гигантские потери»


Елена Куприянова
учредитель и руководитель производственного предприятия «ЭКОЛЕС», первый заместитель генерального директора Инзенского ДОЗа

– Убытки у нас будут колоссальные, и они уже идут из-за того, что экспорт обрушился. Мы работаем прежде всего на Евросоюз, а с этой недели все отгрузки в эти страны остановлены. Заказы аннулируются как минимум на два месяца. У нас оставался российский рынок, который достигал 50% объема производимой продукции, – но сейчас нас побуждают не работать.

Нам очень проблемно останавливать производство, потому что мы имеем дело, скажем, со смолой, она за неделю закоксуется и не будет подлежать восстановлению. Это гигантские потери. И таких нюансов много. В итоге нам просто нечем будет платить людям зарплату.

Мы понимаем необходимость ограничительных мер, на предприятии введен в действие комплекс профилактических мероприятий в связи с возможной угрозой распространения коронавирусной инфекции. Но меры не должны привести к параличу производства и экономики региона и страны в целом. Инзенский деревообрабатывающий завод – градообразующее предприятие моногорода Инзы, мы чувствуем ответственность за полуторатысячный коллектив, наш город и район.

Но, конечно, без помощи государства одни мы не справимся. Думаю, было бы логично поддержать хотя бы крупных работодателей. Как члены Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности мы писали губернатору, правительству и федеральному Минпромторгу, выступали со своими предложениями. Это:

  • отсрочка, а в идеале полное освобождение предприятия на срок не менее трех месяцев от уплаты страховых взносов и всех налогов;
  • оперативное 100-процентное субсидирование процентов по кредитам;
  • предоставление предприятию кредитных каникул;
  • смягчение со стороны банков ковенанты в кредитно-обеспечительной документации для того, чтобы, в случае ухудшения финансовой обстановки на предприятии и получения убытков, не снижался кредитный рейтинг предприятия;
  • ежеквартальное предоставление субсидий из федерального бюджета всем подавшим документы экспортерам на возмещение части транспортных расходов по постановлению правительства РФ;
  • более ускоренный возврат НДС из бюджета для экспортеров (максимум пять рабочих дней) без привлечения платной гарантии банка;
  • смягчение либо полная отмена сезонных временных ограничений движения транспортных средств по автомобильным дорогам общего пользования регионального или муниципального значения.

Если хотя бы часть наших предложений будет реализована, мы как производственники сможем выстоять в этой сложной ситуации.


Александр Алимов
директор предприятия по производству сливочного масла и спредов «Золотая поляна»

– Для нас это решение означает остановить производство и оставить людей без продуктов питания. Мы не можем себе такое позволить.

О таких решениях нужно говорить заранее, чтобы такие предприятия как мы, например, могли уладить вопрос с поставками в супермаркеты. Ведь они продолжат работать в любом случае, и мы не можем сорвать поставки.

И потом, неделя нас всех не спасет (инкубационный период только – две недели). Смысл этой меры непонятен. Мы продолжим работать (других вариантов у нас нет) в штатном режиме с минимальным количеством персонала и с соблюдением всех гигиенических правил.

«Бизнес должен сам принимать решения»


Сергей Полуэктов
директор MediaSoft

– Считаю, что эта мера отразится на предпринимательстве негативно. Бизнесу комфортно работать в прогнозируемых реалиях. Сейчас и так обстановка не самая радужная, и, конечно, я не приветствую создание дополнительных рукотворных трудностей для руководителей компаний, которых можно было бы избежать.

Хорошим альтернативным решением я бы видел дать возможность бизнесу самостоятельно принимать решения по поводу изоляции и сохранения здоровья сотрудников. IT-компании по возможности уже перевели сотрудников на удаленку, в этих условиях дополнительные выходные выглядят неуместно.

У нашей компании ни один проект не встает, все наши клиенты не ульяновские и так или иначе работают. Сотрудникам мы даем выбор: работать в штатном режиме, отдыхать или работать только в случае двойной оплаты. Экономически, конечно, любой вариант, отличный от штатного режима работы, создаст для компании дополнительные трудности. Но принятый много лет назад в нашей компании механизм премирования коллектива в зависимости от прибыли компании дает нам возможность каждому принимать решение самостоятельно и минимизировать как для себя, так и для всего коллектива эффект внезапных выходных.


Александр Анучин
директор ООО «АГГРИ» (проектирование инженерных коммуникаций, обслуживание систем противопожарной безопасности)

– Последние два-три года мы выстраивали работу в компании таким образом, чтобы основная масса сотрудников имела возможность работать удаленно. Соответственно сейчас сотрудники приезжают в офис только при острой необходимости. Введение каникул на нашу работу не сильно повлияет, продолжим трудиться в штатном режиме.

«Какой смысл отправлять IT на каникулы?»


Николай Фетюхин

генеральный директор и основатель MST Digital Agency

– Уверен, что введение нерабочей недели – это очень плохо! Традиционно для бизнеса и экономики самые плохие месяцы – январь и май, потому что в них есть длинные выходные. Думаю, здесь будет аналогичный эффект. Если говорить о цифрах, для большинства бизнеса это потеря 1/4 оборота при сохранении расходов. Это равноценно полуторамесячной, а возможно, и квартальной прибыли.

Действенной альтернативой считаю карантин. Это тоже самое, но финансовую ответственность на себя берет государство, не перекладывая его на плечи бизнеса. В большинстве стран пошли именно по этому пути.

Другой вариант – удаленная работа. Мы, например, уже две недели работаем удаленно и не представляем опасности ни для себя, ни для окружающих. Так же работает сейчас почти вся IT-отрасль! Какой смысл нас отправлять на каникулы?

Часть наших клиентов – это непрерывно действующие, медицинские и прочие организации, на которые не распространяется указ. И от нашей работы зависит их работа, поэтому мы будем работать в эти выходные.


Нина Березина
владелица Клиники здоровья и эстетики

– Нерабочая неделя, конечно, негативно скажется на бизнесе и экономике в целом. Гораздо эффективнее были бы налоговые льготы для бизнеса и простых людей, чей уровень жизни зависит от собственной загрузки.

«Чтобы радостно побежали голосовать за Конституцию»


Ольга Ягирская
руководитель компании «Декор-завод»

– Я не понимаю, почему я должна подарить десяти своим сотрудникам зарплату за неделю, при этом еще и заплатить в Пенсионный фонд и сделать взносы в ФСС. Обещанные отсрочки по налогам – это не поддержка: через определенный срок я все равно должна буду отдать эту сумму, поэтому мне проще напрячься сейчас и заплатить.

Фактически за счет бизнеса людям подарили неделю выходных. Думаю, это сделано, чтобы они радостно побежали голосовать за Конституцию, ведь им преподнесли такой «подарок». Но никто не подумал, что работодателям надо платить налоги, аренду, которые никто не компенсирует. Думаю, мой убыток за эту неделю может составить до 100 тысяч рублей.

Кстати, по закону в случае простоя не по вине работодателя нужно выплачивать 2/3 оклада, а не полную зарплату, как было указано. У меня много работников на сдельной оплате труда, и выплатить ее я им не смогу.

Большой вопрос, как это все будет проверяться, будет ли наказание за неподчинение указу? Моя подруга имеет турагентство, ей нужно платить аренду в 70-80 тысяч рублей. А люди в последнее время приходят только сдавать путевки. Когда к этому плюсом добавляется такая «поддержка» от президента, это неприятно.


Сергей Емельянов

предприниматель, председатель правления Ульяновского РОООО «Российское общество оценщиков»

– Конечно, малый бизнес пострадает очень сильно, и это мы уже чувствуем на себе. На мой взгляд, вариант действий наших властей более мягкий, чем в Европе.

Если угроза эпидемии реальна, то надо потерпеть и соблюдать дистанцию. Но при этом усиленно готовить медучреждения.

«Это какая-то игра "Зарница"»


Галина Игнатьева
владелец салона красоты «Облака»

– Если такая серьезная угроза, как пандемия, реально существует, то нельзя принимать полумеры. Мы были готовы к объявлению карантина на всей территории РФ еще несколько недель назад. Мы бы поняли и приняли эту ситуацию как единственный способ спасения населения страны от заражения. Но сейчас происходит что-то совершенно странное. Это какая-то игра «Зарница», в которую ты можешь поиграть, а можешь и со стороны понаблюдать, но платить в любом случае придется.

Я не экономист, не финансист, чтобы рассуждать о том, какие меры должны приниматься правительством и президентом вслед за обвалом рубля. Мы бы опять выжили, я уверена. Мы всегда выживали.

Но что всем нам сейчас делать, когда существует реальная угроза жизни и здоровью, совершенно непонятно. Я первый раз в своей жизни не знаю, как мне правильно поступить, потому что не ясна и не понятна позиция властей. То срок за невыполнение условий самоизоляции уголовный до семи лет, то на каникулы идите. Так нам работать? Продолжать на свой страх и риск или сразу застрелиться? Пусть уже какая-то определенная позиция у тех, кто выносит эти решения, будет.

Мелкий бизнес начнет умирать уже завтра. И это будет пострашнее пандемии для всех. Поддержки не будет, уже и так ясно. Значит, просто ждём естественной развязки. Но я сдаваться не собираюсь!


Татьяна Сентюрина

руководитель центра социальной адаптации «Свобода», директор гостиницы «Корона»

– Без поддержки государства произойдет рецессия, однозначно. Как следствие, закроется микро-, малый и средний бизнес. Соответственно, многие из граждан потеряют рабочие места, от начальников и до техперсонала. Считаю, это замкнутый круг: нет работы – нет покупательской способности и запроса на услуги.

Если говорить об экономике в мировом масштабе, то кто-то, безусловно, сработает в плюс и увеличит свои капиталы за счет кризиса (богатые богатеют, бедные беднеют). Но если вернуться к среднестатистической семье, то, думаю, придется «затянуть пояса» и тщательно планировать свой домашний бюджет.

Альтернативой в отношении бизнеса может быть поддержка в виде субсидий, снижения налоговых выплат (возможно, отмена на критический период). Считаю, необходимо выходить на уровень самообеспечения. Отказаться от импорта. Стать абсолютно автономным государством. Развивать сельское хозяйство, предприятия, субсидировать местных предпринимателей.

У меня два направления деятельности и развиваю третье. Пока не останавливаюсь и буду работать. Панике не поддаюсь, в таких моментах важно сохранить спокойствие и трезвый ум.

«Вопрос, как в этой стране жить дальше»


Маргарита Егорова
основатель кофейни Coffee Connect и студии растяжки и грации Attitude

– Я понимаю, что неделей эти меры не ограничатся. Никакой конкретики нет, равно как и реальной поддержки. Для нас это огромный стресс, потому что понимаешь: ничего нельзя сделать. Зарплату нужно выплачивать, но наши деньги не лежат в чемоданах. Как заработали, так и покушали, – это микробизнес. По сути, власти переложили ответственность на плечи бизнеса.

За последние несколько дней выручка у нас сократилась на треть. Все шло как снежный ком, из кофейни уволились двое сотрудников. Объяснили это тем, что боятся заразить своих пожилых родственников. Переходить на доставку кофе у нас не получится – никто покупать его не будет. Это напиток, который живет две минуты.

И кофейня, и студия растяжки расположены в арендуемых помещениях. Одна собственница пошла нам навстречу, сделала скидку в 30%, хотя сама находится в «осадном положении»: у нее турбизнес. Со вторым будем встречаться, решать, как быть дальше.

Я расстроилась, что на полгода наложили мораторий на банкротство бизнеса. Думаю, это единственное спасение для таких мелких предприятий, как мое. Все закредитованы, строить какие-то планы на будущее сложно. А если государство не может защитить нас в такой сложной ситуации, большой вопрос, как в этой стране жить дальше.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: