Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Шестимоторный Серафим

ПодвигАрхитекторов.РФ – проект Союза архитекторов Ульяновска, посвященный зодчим-участникам Великой Отечественной войны. Портал – дань памяти поколению архитекторов, испытавших на себе ужасы того времени, выстоявших для того, чтобы совершить еще один подвиг – гражданский. Здесь собраны материалы о планировщиках, урбанистах и архитекторах, чей талант и труд открыли новую эпоху в градостроительном развитии Ульяновска.

Фото предоставлено Союзом Архитекторов Ульяновска

О творческом пути архитектора, чей градостроительный подвиг запечатлен на улицах нашего города, – в воспоминаниях Галины Петровны Сорокиной, коллеги и друга Серафима Титова.

Война

Серафим Николаевич Титов родился в 1927 году в Курске. Но в паспорте, который он получил только в 1944 году, был записан 1926 г.р. Лишний год он приписал себе сам, когда в 1943 году после освобождения Курска от фашистов записался добровольцем на фронт.

Воевал шестнадцатилетний Серафим недолго. В 1944 году был ранен, вернулся в Курск, окончил школу и начал работать, вернее, зарабатывать деньги. Курск был разрушен, работы на предприятиях не хватало даже для квалифицированных рабочих, и Серафим с отцом расписывали масляной краской прикроватные коврики – лебедями и прекрасными девами. Ну и продавали на местном рынке.

А в 1945 году его призывают на действительную службу на Северный флот. Странно это, как будто не было в его жизни тяжелого года войны, боевых действий на самой что ни на есть передовой, где воевали добровольцы и штрафники под прицелом заградотрядов. Позже Серафим вспоминал их с ненавистью. Ему выпал жребий служить на сказочных, но печально известных Соловках. И служба эта продолжалась целых десять лет. Наверное, мы теперь уже не узнаем, так мы были нелюбопытны, как у матроса-моториста военного катера, среди сурового моря и мрачных казематов северной храмово-монастырской культуры, родилась мысль стать архитектором. Но это случилось. И случилось чудо – он, прошедший среднюю школу в оккупации по усеченной программе, жестокую войну, десятилетнюю суровую службу военного моряка в глухомани, поступает на элитарный архитектурный факультет престижного Московского вуза и оканчивает его в числе лучших.


Переворот в провинциальном Ульяновске

После института – провинциальный Ульяновск, где началось убогое панельное строительство. Нет индивидуальных объектов, нет архитектурной среды и, главное, нет возможности творчества, впрочем, его не было и в других провинциальных городах.

И вот тут началось самое главное. Серафим Николаевич Титов производит переворот не только в архитектуре, но и в строительстве, заставляя строительную индустрию идти за архитектурой, а не наоборот, как было в практике советского периода.

Вот такой пример. В 20-м микрорайоне Засвияжья «Пески» он проектирует 12-этажные дома, считая, что эти башни создадут фон для Свияги, сделают великолепным обзор новой застройки, наконец, сэкономят землю, которой тогда было еще предостаточно. Все градосоветы, советы, обкомы, пожарные и строители сказали: «Нет. Этого не будет. Нет строительной техники, нет строительных материалов. Нет, нет и нет». Серафим ничего не доказал. Догматикам из советов и других вышестоящих органов ничего нельзя было доказать, но он с присущим ему напором и ощущением правоты заставил их согласиться. Дома построили после его смерти, десять лет спустя, но построили.

Он много и продуктивно работал. Работа его многопланова, многолика. Друзья его называли «шестимоторный Серафим». Он был всеядным Архангелом. Многие и многие кварталы города запроектированы им: 18, 19, 20 микрорайоны на «Песках». Микрорайон 16 – тоже с высотными домами, там, где автовокзал. Сравните – рядом кварталы одиозных пятиэтажек. Не его. Улица Инвалидная стала проспектом Минаева. Микрорайон 4-й по ул. Кирова со вставками общественного назначения – «1000 мелочей» и другие. Дом техники запроектирован им как Дворец бракосочетания, оттого и помпезный. Дворец культуры имени 1 Мая. И прочее, прочее.


Он создавал интерьеры зданий, объемы которых разрабатывал: «Гастроном», ЗАГС с магазином «Весна». После всех реконструкций и ремонтов эти здания до сих пор несут в себе остатки того декоративного оформления, которые придумал архитектор Титов. И каждый раз, создавая проект, он добивался не только его реализации, но и контролировал строительство.

Проекты его сначала вызывали оторопь у местной власти, которая считала себя весьма сведущей во всех вопросах бытия и искусства, да еще и привыкла к убожеству двухэтажных «нетленок» на магистралях города. Проект гостиницы «Советской», предложенный на конкурс группой архитекторов во главе с Титовым С.И., аборигены восприняли с негодованием: «Это просто неприлично! Рядом здание обкома, памятник Ленину наконец!». Соперники по конкурсу, московские и ленинградские архитекторы, представившие проекты под стать месту действия, вынуждены были отступить. Гостиница была выстроена по «мотивам» Титова. Обелиск, поставленный по случаю 30-летия Победы, – его детище. Он был главным архитектором проекта по рабочему проектированию. И снова, снова и снова непримиримость. Даже автор идеи, тогдашний секретарь обкома, уступил.

Морячок в бескозырке

Его гражданская позиция (а она у него была – качество редкое для «простых советских людей») была воинственной. Он был не просто напорист, он был отчаянно храбр и категоричен. Он так и не забыл свою маленькую войну и долгую военную службу. В нем всегда проглядывал тот самый морячок в тельняшке, в бескозырке, висящей на одном ухе. Его немного саркастическая улыбка на крепко сжатых губах привлекала окружающих.

За пятнадцать лет работы он создал столько проектов, что в последующие тридцать лет их едва ли удалось реализовать. Он совершил переворот в архитектурном облике города, создал новую для города архитектуру, превратив захудалый провинциальный городок в город современный и ярко развивающийся.


За эти годы он потерял семью (кто будет жить с человеком, который полностью отдает себя работе?). Но он никогда не был одинок.

Умер он трагически. Случайная травма головы в гололедицу, нейрохирургия, коридор больницы – не нашлось даже места в палате, не хватило человеческого отношения.

Разве он не заслужил хорошего или просто нормального отношения? Он – архитектор десятилетий, фронтовик! Вмешался обком, врачи услужливо засуетились, но было поздно. Он умер в возрасте пятидесяти лет. Похоронили его в яблочносоловьином Курске.

А в Ульяновске, который почти на всех улицах и во всех районах несет творчество Серафима Николаевича Титова, нет даже мемориальной доски. Друзья пытались когда-то такую доску разместить на одном из зданий, выстроенном по проекту Титова, но не удалось. Но пришло время, когда можно бы и улицу в городе иметь имени архитектора Титова.

И еще. Многие годы после смерти друзья и коллеги называли его «Серафим» и говорили о нем так, как будто он живой и вот-вот стремительно войдет – улыбчивозлой, уверенный шестимоторный Серафим.

По воспоминаниям Галины Петровны Сорокиной.


Два подвига одного архитектора

ПодвигАрхитекторов.РФ – проект Союза архитекторов Ульяновска, посвященный зодчим-участникам Великой Отечественной войны. Портал – дань памяти поколению архитекторов, испытавших на себе ужасы того времени, выстоявших для того, чтобы совершить еще один подвиг - гражданский. Здесь собраны материалы о планировщиках, урбанистах и архитекторах, чей талант и труд открыли новую эпоху в градостроительном развитии Ульяновска.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: