Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Оттолкнуться от дна

Как чувствует себя сегодня ульяновская экономика? Что делать предпринимателям, чтобы «выжить» в условиях падения спроса? Слово экспертам.

Фото: pixabay.com

«Прогнозируем выход из кризиса в конце 2021 года»


Александр Смекалин
председатель правительства Ульяновской области

– Это кризис, созданный искусственно, потому что намеренно ограничивались товаропотоки и производство. На него наложились еще и серьезные для нас экономические потрясения, связанные с падением цены на нефть, политическими ограничениями.

На сегодняшний день не так много поводов для оптимизма. Нас не может не расстраивать, что динамика роста промышленного производства в Ульяновской области является самой низкой на территории Приволжского федерального округа.

Проанализировав данную тенденцию, мы увидели серьезную закономерность, которая легла в основу плана преодоления эпидемиологического кризиса и выработки целого ряда мер поддержки ульяновского бизнеса. Дело в том, что по структуре экономики Ульяновская область серьезно отличается от соседних регионов. Если мы возьмем Пензенскую область или Мордовию, где мы видим позитивную динамику, то львиную долю в структуре экономики там занимают пищевая, перерабатывающая промышленность и сельское хозяйство – то, на чем не сказался эпидемиологический кризис. Во многих субъектах ПФО базу промышленного производства составляют сырьевые компании, которые так же не прекращали деятельность. Это, например, Оренбургская область и Татарстан.

Что же касается нашего региона, то большую часть промышленного производства у нас занимают машиностроение, производство радиоэлектроники и высокотехнологичные производства. Компании этих отраслей входят в глобальные кооперационные цепочки: это и поставка комплектующих из-за рубежа, и ориентация на экспорт. А границы были закрыты длительный промежуток времени.

Были очень серьезные проблемы с поставкой комплектующих и реализацией продукции. Производство продукции, ориентированной на конечного потребителя (мебель, товары народного потребления) также было серьезно затруднено, потому что цепочки реализации, включая торговые центры, были ограничены в функционировании.

Исходя из этого, было принято решение о запуске новых инструментов поддержки, в первую очередь интернет-торговли. А недавно мы приняли решение о запуске новой меры поддержки для экспортоориентированных предприятий (благо сейчас открываются границы): мы компенсируем им часть затрат на логистику, чтобы сделать наши товары конкурентоспособными.

В текущей ситуации да, у нас не самые лучшие показатели, но начиная с июля темпы спада промышленного производства замедлились, мы наблюдаем даже небольшой рост – порядка 2,5%. Я уверен, что мы сможем стабилизировать ситуацию до конца этого года. На показатели докризисного периода, скорее всего, выйдем только к концу следующего года, и это объективная ситуация.

Нас не может не беспокоить снижение спроса населения, и это будет отражаться на показателях малого и среднего бизнеса. Но в Ульяновской области есть перспективы для того, чтобы обеспечить соответствующий уровень развития экономики для достойного завершения третьего квартала и года. Да, серьезный простой в три-четыре месяца не может не сказаться на выполнении производственных программ за год. Однако приятно отметить, что многие компании пересмотрели свои программы, изменили структуру своего бизнеса и вложились в диверсификацию. Появилось большое количество новых проектов по модернизации либо по созданию новых производств и направлений. Это хороший базис для того, чтобы переформатировать экономику и в следующем году не только ее стабилизировать, но и сделать шаг вперед.

«Стабильности больше не будет»


Николай Жиляков
владелец бизнеса по прокату гидроциклов и рекламного агентства

– Несомненно, первые среди «жертв» коронакризиса – это ресторанный бизнес и розничная торговля, особенно мелкими товарами, которые дублируются в AliExpress и на крупных интернет-площадках. Их доходы упали очень резко, потому что люди «приучились» к покупкам онлайн. Так же сильно просели сфера развлечений и бизнес, ориентированный на детей.

Самое обидное, что ближайшие перспективы у них тоже безрадостные, потому что людей в ресторанах, кинотеатрах и так далее сейчас гораздо меньше. Коронавирусная ситуация сформировала новую модель поведения, при которой люди стали избегать общественных мест и массовых мероприятий.

Сейчас нет ничего стабильнее, чем изменения, и нужно самому постоянно меняться. Особенно предпринимателю. Розничным точкам, возможно, предстоит уйти в онлайн. Правильная позиция – идти в интернет со своим уникальным, эксклюзивным товаром, совершенствовать его и точки продаж. Тем более что площадки сейчас доступны как никогда.

Я бы не назвал это цифровизацией, это естественное течение жизни. Люди оценили, насколько интернет-покупки удобны, и, если предприниматель еще не ушел в онлайн, это, по сути, ситуация «при смерти».

Как изменился мой собственный бизнес? По event, несомненно, есть проседание. Мы были сильными организаторами крупных мероприятий в Ульяновской области, а сейчас тяжело собирать людей. Этот бизнес фактически простаивает или работает за минимальные деньги. Второе мое направление – водные развлечения – чувствует себя превосходно, в том числе потому, что в этом году люди отдыхают в России.

«Вторая волна отправит бизнес в нокаут»


Руслан Ильясов
бизнесмен, председатель ульяновского регионального отделения «Деловой России»

– На сегодняшний день рынка нет. У потребителя во всех отраслях нет средств: доходы населения в последнее время сократились, и не на 10-20%, а в разы. Перед предпринимателями стоит задача – устоять в ситуации отсутствия рынка, слабого покупательского спроса и издержек, которые легли на них из-за того, что государство, по сути, отказалось поддерживать пострадавшие отрасли.

То, что декларируется, и то, что делается по факту, очень сильно отличается. У подавляющего большинства субъектов бизнеса, которые работают в пострадавших отраслях, ОКВЭДы не соответствовали перечню, утвержденному правительством – они были второстепенными, а не основными. В том числе и в нашей компании. Мы 16 лет работаем на рынке кинопроката, нас знают от дворника до губернатора, и мы все равно не получили ни субсидию, ни отсрочку по налогам, никаких компенсаций и так далее. Власти дали надежду, но за ней ничего не последовало, и большинство предпринимателей остались один на один с этой ситуацией.

Нам раздали кредиты на зарплату, увеличив тем самым нашу кредитную нагрузку. Мы сохранили персонал, но поддержки бизнеса не последовало.

Стоит ли диверсифицировать бизнес по направлениям, которые чувствуют себя хорошо? Если все предприниматели начнут продавать продукты и лекарства и перестанут строить, показывать кино и так далее, то многие отрасли просто погибнут, а они тоже нужны. Каждый должен заниматься своим делом.

Сегодня ситуация такова, что 80-90% рынка – это фактически госсектор, то есть компании, работающие по госконтрактам. Предприниматели, которые способны переориентироваться в сторону удовлетворения потребностей государства, выживут. Те, кто не смог это сделать, не выживут.

Реальный же сектор экономики находится в серьезной стагнации. Пока бюджет не так сильно отражает будущие недостающие доходы. Их увидят, когда предприниматели не просто потеряют прибыль (ее и в хорошие времена не многие видели), но и лишатся своего имущества, которое наживали долгим непосильным трудом.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: