Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Узбекские строители в Ульяновске. Каждый сезон – новый закон

По статистике, 23 млн российских семей мечтают переехать в индивидуальное жилье, и у некоторых эта мечта сбывается. Только в 1 полугодии 2021 года в нашей стране введено малоэтажных объектов на 41% больше, чем год назад, и на 30% больше, чем в 1 полугодии допандемийного 2019 года. Более половины всего нового жилья в России в 1 полугодии 2021 года введено за счет ИЖС.

Фото: Вероника Градова

Многие из таких объектов возвели представители одного из крупнейших национальных меньшинств в России.

Как сегодня живут и работают на ульяновской земле «джамшуты и равшаны»? На условиях анонимности бригадир строителей из Средней Азии согласился рассказать об узбекской строительной «кухне».

Стройка в крови

52-летний Рустам родом из Хорезмской области, из древней Хивы. Городу 2500 лет, он славится своим роскошным обликом, а также каменщиками, которые и воздвигли все эти величественные минареты, архитектурные комплексы, дворцы, мавзолеи.

Рустам говорит, что у здешних мужчин «стройка в крови», сам он, будучи еще шестилетним пацаном, не мог так просто погонять мячик с мальчишками. Сначала надо было «выполнить норму», например, закрепить 100 чопиков на объекте дяди-плотника.

Именно хивинские строители в свое время возводили пострадавшие от землетрясений Ташкент и Бухару. А сейчас они массово строят коттеджи в России. Причина миграции проста – низкие зарплаты в Узбекистане. Ныне квалифицированный строитель у себя на родине получает 20-25 тысяч рублей (на российские деньги), а, например, в Ульяновске – минимум 50 тысяч за месяц, а если хорошо постараться, то и все 80-100 тысяч.

В Узбекистане квалифицированный строитель получает 20-25 тысяч рублей (на российские деньги), а, например, в Ульяновске – минимум 50 тысяч

Деньги нужны как неженатым парням, так и обремененным семьей. Например, Рустам, как и многие его соотечественники, отправился на заработки в Россию, чтобы выучить «в вузе по контракту» сына и дочь. И, конечно, главная статья расходов любого узбекского родителя – свадьба, на которую собираются по 500-600 человек. Если у тебя подрастают сын, дочь – готовь калым, приданое, этот древний обычай у наших южных соседей жив до сих пор.

Кстати, когда недавно Рустам женил сына, то на свадьбу в Хиву приехали гости даже из Ульяновска. Да, за 13 лет жизни в России он обзавелся друзьями, оброс связями. Но это сейчас, а тогда…

Не город – большая деревня

В 2008-м Рустам с несколькими земляками впервые приехал в Ульяновск.

Вспоминает, «как будто в деревню попал, – столько деревянных стареньких домов, не думал, что в России такое увижу». Но потихоньку ситуация выправлялась, в том числе с помощью мигрантов; в поселках Рыбацкий, Луговое, «Санта-Барбара» в Дальнем Засвияжье, других микрорайонах начали появляться современные коттеджи, построенные «понаехавшими».

Спустя четыре года Рустам стал бригадиром, можно сказать, вынужденно: в Ульяновск стали подтягиваться его родственники, соседи. Скажут, «приедем пять человек», а явятся все десять, как откажешь? А каждому надо документы оформить, жилье найти, решить массу оргвопросов…

Умение «договариваться» – необходимое качество бригадира. «Думал, в России нет такой коррупции, как в Узбекистане, ошибся, – печально усмехается мужчина. – Убедился лично, что элементарный вопрос со светом, с газо- или водоснабжением без взятки не решить. Если не дашь «на лапу» – скажут, «нет, так не положено»!


Работа – не основание?

Вот уже много лет строительные бригады узбеков в сезон – с мая по октябрь – в нашем регионе без дела не сидят, хотя услуги их стоят недешево. Сейчас построить в Ульяновске с нуля двухэтажный коттедж 9х10 кв. метров без отделки стоит миллион рублей. Плюс материалы 1,7-2 миллиона.

– С весны стройматериалы начали сильно дорожать, в два, три, а то и четыре раза, как плита OSB, – опилки! Кубометр древесины еще недавно стоил 8-9 тысяч рублей, сейчас – 20-22, цемент 200-220 рублей, сейчас – 300-320, арматура – 35-40, сейчас – 70-80, профлист – 380-420 рублей, сейчас – 790. Из-за этого мы потеряли несколько клиентов, которым пришлось «заморозить» стройку, не хватает денег, – сокрушается Рустам.

Еще пару лет назад у Рустама было восемь бригад (узбекские строители не работают в одиночку), сейчас только две. В пандемийный 2020-й границы закрылись, сейчас … нет, не открылись, а приоткрылись слегка. До 2019 года узбекские строители, скинувшись по 100 долларов, могли легко добраться на машине до любого региона России. Сейчас легковушкам из Узбекистана въезд заказан (исключение – серьезное «основание», и это не поездка на заработки), трансфер – только чартерный рейс, например, «Ташкент-Казань». Авиабилет – от 800 до 1200 долларов в один конец.

– Расходная часть серьезно выросла, – констатирует бригадир. – Оформление патента – 20 тысяч рублей с человека в первый месяц, медкомиссия – 4800, страховка… А еще в России очень подорожали продукты.

Да, на иных объектах хозяйки обеспечивают работников обедами и ужинами, но…

– Мы привыкли к жирной пище, едим лагман, шурпу, каждый день обязательно плов. У нас каждый умеет готовить. А с вашей еды мы уже через час – голодные, – говорит Рустам.

Раньше заболел узбекский строитель – его дешевле было отправить домой, там местные врачи бесплатно вылечат. Сейчас приходится обращаться в ульяновские частные клиники. Еще одна статья расходов.

На ульяновской земле узбекские строители оставляют порядка 40% заработанного

Как правило, черноглазый строитель выглядит гораздо старше своих лет: свои деньги он зарабатывает тяжелым, практически рабским трудом, в течение всего сезона кочует от одного объекта к другому со всем своим немудрящим скарбом – свернутым матрацем-одеялом, пакетом вещей, часто ночует в вагончике, а то и в сколоченной наспех времянке. У иных хозяев воды не допросишься…

Они по несколько месяцев не видят родных, сейчас хорошо, есть смартфоны, каждый день общаются по видеосвязи, а раньше на почту ездили звонить, максимум два раза в месяц…

Заводят ли «понаехавшие» романы с местными женщинами? Очень редко!

– А зачем? – усмехается Рустам. – За женщинами же ухаживать надо, поговорить, в парк с ней идти или в магазин. Денег-то хватит, а времени нет, мы же с утра до вечера работаем!

Плюс такой «социальной дистанции»: никто из «подопечных» бригадира не подхватил коронавирус.

Чай, кофе, перекур

Едва ли не в каждом номере газеты «Мозаика» можно встретить объявления типа «Стройка. Узбеки». Подобные объявления дают русские прорабы, которые любят работать с «нацменьшинствами».

– Репутация очень важна, я вот объявления не даю, – сарафанное радио выручает, – говорит Рустам. – Потому что узбеки хорошо работают! Мало кто из русских строителей так может. Я пробовал работать с вашими, ой, только нервы мотать! На объект приехали, сразу – чай пить, я говорю «Вася, ты же из дома, ты что делаешь? Час хотя бы поработай!» Но нет. Потом в 10 часов – кофе, потом обед, через два часа опять чай. Перекуры постоянные. Мы за месяц коттедж построим, а ваши полгода будут. Зато жалуются – работы нет!

Рустам признает, что чувствует уважительное отношение со стороны местного населения, – в Ульяновске рабочей силы не хватает, мало желающих «горбатиться» на стройке по 12-14 часов в сутки с одним перерывом

Узбекские строители – это не только небывалая работоспособность, но и аккуратность, хорошее качество строительства, способность воплотить в жизнь «любой каприз заказчика». Надо дом без потолочных перекрытий, чтобы только крыша над головой? Сделаем. Коробка дома – не квадратная, как у всех, а полукругами, с эркерами? Без проблем! А еще опытный бригадир, выслушав пожелания заказчика, посоветует, как лучше реализовать проект, а как – лучше не надо. Какие материалы, где выгоднее купить – тоже подскажет.

А еще ульяновские клиенты ценят узбекских строителей за умение признавать (и оперативно исправлять!) свои ошибки, за отсутствие вредных привычек (чем грешат наши строители), за добродушный нрав. Конечно, заказчики разные бывают, иные очень вредные, жадные, – торгуются за каждую копейку… «Я с каждым стараюсь находить общий язык, – говорит Рустам. – Мы на Белом ключе стольким цыганам дома построили! Все удивляются: «Как ты с ними работаешь?» Нормально. Никто еще нас не «кинул».

А вот от российского государства «понаехавшим» прилетает каждый сезон.

– Сегодня – по одним законам работаем, на следующий год приезжаем – уже новые придумали, – сокрушается Рустам. – Раньше только регистрация на работу нужна была, потом – разрешение на работу давай, через частную фирму. Сейчас уже – госпатент. Теперь вот еще сертификат о знании русского языка надо, это еще по 5 тысяч за каждого. На следующий год ребятам надо будет экзамен сдавать. Да, они плохо говорят по-русски, а когда им учить, если они работают с утра до ночи? И зачем им русский знать, все равно никуда не ходят! По работе, что надо, я им объясню по-узбекски. Знаете, что думаю: если наши строители не нужны, тогда пусть совсем закроют границы, и все, мы не приедем. А если нужна рабочая сила, так пусть прибавят хоть чуть-чуть удобства. Но нет, с каждым годом только хуже…

… Недавно вице-премьер РФ Юрий Трутнев предложил Минстрою наладить профессиональную переподготовку безработных соотечественников для работы на стройках страны, мол, в России порядка 5,5 млн своих безработных, есть кем заменить трудовых мигрантов. Вот только выиграют ли от этого наши потребители?

Читайте также:

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: