Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Барселона Антонио Гауди

Барселона – город чудесный. Сюда можно возвращаться вновь и вновь, и ты всякий раз будешь уезжать с чувством, что самого главного в Барселоне ты еще не видел.

Фото: Ольга Ронжина

Оказывается, Гауди…

Антонио Гауди (эту фамилию испанцы произносят только с ударением на последний слог) пришел к нам в Россию поздно. Только в 1986-м в «Стройиздате» вышла первая в Союзе книга профессора Политехнического университета Барселоны Нонеля Бассегоды о его знаменитом земляке.

В послесловии к ней кандидат философских наук и доктор искусствоведения, профессор Московского архитектурного института Вячеслав Глазычев писал: «Каталония за короткий промежуток времени «выбросила» в европейскую культуру Хуана Гриса, Пабло Пикассо, Сальвадора Дали, Хуана Миро, Бунуэля. Они ушли из Каталонии, Гауди в ней остался».

И, оставшись, он отдал Барселоне всю свою жизнь и внес в богатую, густую, многослойную архитектуру города свой слой, свой стиль, без которых сегодня просто нельзя представить столицу Каталонии.

Родился Антони Пласид Гильем Гауди-и-Корнет в 1852 году в городке Реус, в 100 км от Барселоны. Его отец был потомственным котельных дел мастером. В 16 лет Антонио переехал в Барселону, где начал готовиться к поступлению в Провинциальную школу архитектуры. Он туда поступил в 22 года. В 1878-м, когда ему было 26, получил диплом архитектора.

Гауди не был гигантом. Это был невысокого роста, довольно тщедушный человек. С детства страдал ревматоидным артритом, и когда бывали обострения болезни, не только не мог держать в руках карандаш и линейку, но даже не мог ходить – передвигался на ослике. Но, несмотря на внешнюю хрупкость, это был очень сильный человек. Целеустремленный до фанатизма. Имеющий просто нечеловеческую работоспособность. Абсолютно непреклонный.

Вместе с отцом они были убежденными вегетарианцами. К концу жизни он стал совершенным аскетом и мизантропом, все больше погружаясь в религиозную мистику.

Когда Гауди вечером 7 июня 1926 года по собственной рассеянности попал под трамвай, ему не спешили оказывать медицинскую помощь, приняв за бродягу. Его опознали только через день. «Гауди? Это – Гауди?!» Медики зашевелились. Но было уже поздно. 10 июня Антонио Гауди умер, не дожив две недели до своего 74-го дня рождения. Он не был женат и не оставил потомков.

Его похоронили в черной монашеской рясе как человека, в высшей степени верного церкви. (Но, возможно, у него и не было своей приличной одежды для похорон.) Гробница Гауди находится в крипте (подвальном помещении) церкви Саграда Фамилиа. Строительству этого храма архитектор отдал 42 года жизни.

Друг и покровитель

Однако вернемся в 1878 год. Тогда выпускник Провинциальной архитектурной школы, рыжеволосый и голубоглазый Антонио Гауди был истинным денди: хорошо воспитан, образован, начитан и одет по последней моде. Он не скрывал своих антиклерикальных взглядов. Женщины сходили по нему с ума. У него были возлюбленные, он даже просил руки одной дамы. Но как-то не складывалось. Гауди открыл собственное архитектурное бюро, был полон творческих амбиций и не отказывался ни от каких заказов, чтобы поправить свое материальное положение и обрести профессиональную практику.

Считается, что во всей истории западного искусства самым богатым художником был Питер Пауль Рубенс. Не рискну утверждать, что Гауди был вторым, но ему, как и знаменитому фламандцу, тоже очень повезло с заказчиком и другом. После окончания учебного заведения он познакомился и подружился с промышленником и меценатом, графом Эусебио (Эусеби) Гуэлем-и-Басигалупи (1846-1918 гг.). Дон Гуэль был владельцем текстильного производства, а эта отрасль испокон веков была ведущей в Каталонии и приносила высокие доходы. Гуэль сам хорошо владел акварелью и живописью, а также он вкладывал деньги в театральные постановки, поддерживал поэтов. Но, конечно, навсегда его прославили творения Гауди.

Антонио чувствовал себя очень уютно в кружке барселонской интеллигенции, собиравшейся по субботам у Гуэля. А потом Гуэль стал заказчиком работ Гауди и до самой своей смерти поддерживал зодчего.

Первым большим заказом, который получил молодой архитектор, было строительство загородного дома для промышленника, производящего кирпич и керамическую плитку, Мануэля Висенса. Проект был сделан в 1878 году, в 1883-м приступили к строительству. В 1888 дом был закончен. В ноябре 2017 года дом был открыт для посещений.

Всего же Антонио Гауди в течение жизни выполнил 18 проектов.

Парк Гуэль. Единственный «провальный» проект Гауди

Эусебио Гуэль имел отменное чутье на архитектурные проекты: он умел увидеть в «сумасшедшей идее» будущее великолепное здание. Вкладывая огромные деньги в строительство, он только богател: с каждым годом цена этой недвижимости становилась выше.

Но однажды дон Гуэль промахнулся. В конце 1890-х годов он примчался из Англии окрыленный. Там начали строить так называемый «город-сад», что в современном понимании – закрытый элитарный поселок, в котором существует определенная инфраструктура. Гуэль решил, что богатые жители каталонской столицы с удовольствием уедут от «городского кошмара» в тихий уютный уголок.

Фабрикант купил большой участок земли на склоне горы в нескольких километрах от Барселоны, и вместе с Гауди они разделили его на 60 частей. Каждый участок предназначался для одного коттеджа. Архитектор взялся за работу.

То, что он создал для «города-сада», сейчас называется «Парк Гуэль». Это, действительно, была рекреационная зона загородного поселка. Но не только.

Два сказочных «пряничных домика» расположились по обеим сторонам ворот. Один – дом поселкового привратника. Первый этаж – караульное помещение, второй – квартира для семьи охранника, выше – чердак и смотровая площадка. Второе здание предназначено для управления поселка. Внизу располагались офисы, на втором этаже – общественные туалетные комнаты. А красивая голубая башенка над крышей – это закамуфлированная вытяжная труба над столь деликатными помещениями.


Один из «пряничных домиков» – здание управления

Крыши домиков – асимметричные, волнообразные, отделанные белой керамикой с цветными вкраплениями, словно сливочная пена на пирожном. Говорят, что коричневые навершия крыш – это перевернутые кофейные чашки: так, мол, Гауди публично отрекся от вредного, по его мнению, напитка, которым увлекался в молодости.


Крыша Дома привратника с перевернутой «чашечкой кофе» и смотровой площадкой

Проходишь кованые ворота и поднимаешься по лестнице к «храму», крышу которого поддерживает множество колонн (точнее – 86). По дороге любуешься яркими фонтанами-ящерицами. Они олицетворяют Пифонов – владык подземных вод.

И, кстати, «храм» – это вовсе не храм, а… рынок. Должны же были быть в поселке торговые точки!

Но самое интересное находится на крыше. Это – яркая, тоже вся в изразцах, «бесконечная» скамья Гауди. Можно с комфортом посидеть-отдохнуть, а можно с этой высокой смотровой площадки полюбоваться Барселоной и синим морем.


«Дорический храм» и «Бесконечная скамья»

Хорошо побродить по аллеям парка, которые Гауди украсил «окаменевшими деревьями». А в густых ветвях настоящих деревьев раздаются резкие крики небольших зеленых попугаев. Им хорошо живется в Барселоне. Они успешно конкурируют с голубями в борьбе за крошки хлеба, брошенные туристами.

Внизу, рядом с «храмом», высится башенка дома Гауди, в котором он жил с 1906 до 1925 года. Сейчас здесь музей архитектора. В этот дом, в частности, собрана мебель, созданная им для своих построек.

Особняк Гауди – один из двух домов, которые были возведены в этом поселке. Остальные 58 остались только на бумаге. В городе богачам казалось комфортнее.

Однако Гуэль не прогорел в пух и прах на этом неудавшемся проекте. Уже в 10-х годах XX века территория стала парком, в котором с удовольствием отдыхала публика. (И только через 100 лет вход в Парк Гуэль стал платным.)


Вход в «Парк Гуэль»

Трудно с ними, с гениями!

Как красив центр Барселоны! Здесь нет мешанины древних и современных построек. В середине XIX века были снесены старые крепостные стены, и архитекторы взялись за реконструкцию центра. Снесли старье. Заново расчертили на плане будущие параллельные проспекты и пересекающие их под прямым углом улицы. Застройка шла кварталами. Углы домов (а дома эти имели пять-шесть этажей), выходящие на перекрестки улиц, были срезаны. От этого кварталы стали выглядеть, как соты, а каждый перекресток – это «плаца» – площадь.

Вот уж тут турист повертит головой! Каких только домов здесь нет! И каждый – в своем стиле, со своей отделкой, со своей «изюминкой». Прямо архитектурный пир!

Но мимо «гаудианского» Дома Батльо (Батло, Бальо) нельзя пройти равнодушно. Это что-то настолько неординарное и красивое, что ноги прирастают к тротуару.


Дом Батльо («дом с костями»). Фасад

Злокозненные горожане еще во время строительства окрестили это здание «домом с костями». Почему? Потому что, говорят, отделка его удивительных балконов и окон похожа на черепа. А небольшие колонны – на кости. И вообще, считают некоторые, это – дом-дракон, в которого святой Георгий уже вонзил свой меч (его рукоятка – это изысканная башенка на крыше).

Но уж чего-чего, а зловещего впечатления Дом Батльо не производит. Он, так же, как и «пряничные домики», уводит зрителя в сказку и доставляет ему эстетическое наслаждение.

При всем блеске модерновой отделки это здание имеет продуманную структуру инженерных коммуникаций. Внутренний дворик и световой колодец, система проветривания и водоснабжение – все на высшем уровне. Интерьер дома создан вручную, лучшими мастерами. Если вы всерьез интересуетесь стилем ар-нуво, заходите и посмотрите: классика стиля!

Напротив Дома Батльо на проспекте Грасиа находится большой доходный дом Мила. В народе это – «каменоломня», поскольку его фасады отделаны камнем. Балконы – с замысловатыми коваными решетками. А общее решение образа дома – волна. Гауди и здесь избегает прямых углов. Очень гармоничное здание.


Дом Мила – «каменоломня»

С гениями всегда трудно. Заказчик первого из этих домов подал на архитектора в суд за значительное превышение сметы и сорванные сроки строительства. Гауди был перфекционистом. Он мог возвести, а потом разобрать и сделать заново целое помещение, потому что ему в голову по ходу дела пришла новая, еще более яркая идея. В тот раз дон Гуэль, конечно, помог другу отбиться от судебного иска.

В Доме Мила, бывало, по четыре раза меняли огромные камни в облицовке балконов, потому что они должны были быть подогнаны друг к другу безукоризненно. К тому же в полуподвальном этаже была спроектирована стоянка для экипажей. Но к 1910 году, когда строительство завершалось, хозяева купили автомобиль «Роллс-ройс» размером с паровоз, и он не мог протиснуться в подземный гараж. Тут архитектор не упрямился – переделал въезд на стоянку.

Дело всей жизни

Искупительный храм Святого Семейства – самое величественное сооружение Барселоны. Фасад Рождества Гауди успел выполнить сам.

Первая мысль – не «как это сделано?» (хотя и не без того), а – «как это задумано?» Потому что здесь так много всего! И сцены из жизни Марии и Иосифа, и рождение Иисуса Христа, и трубящие ангелы, и христианские святые… Все это перемежается с многочисленными религиозными символами, растительным орнаментом, цитатами из Святого писания. К тому же в «пещерах», где расположены скульптуры, «прячутся» витражи, через которые освещается собор...


Фасад Рождества храма Саграда Фамилиа

Структурно фасад выглядит так. Есть три входа, олицетворяющих три христианские добродетели: Веру, Надежду, Милосердие. Над ними – три высоких конуса, в которых расположены скульптурные группы. Главный – средний портал, увенчанный Рождественским деревом – кипарисом, который в Каталонии, кстати, является символом гостеприимства. На кипарисе – как елочные игрушки – белые голуби.

Композиция среднего портала строится вокруг сцены рождения Христа. Чуть ниже, справа и слева – сцены поклонения волхвов и пастухов. Выше – святые и ангелы, воздающие славу младенцу Иисусу.


Центральный портал. Рождество Христово (в центре). Поклонение волхвов (слева внизу) и поклонение пастухов (справа внизу)

Гауди не нанимал скульпторов, которые ваяли бы каждую статую. Он делал слепки с добровольцев, рабочих на строительстве храма и просто жителей Барселоны. Так же были сделаны слепки животных и птиц. В изображении новозаветной истории у героев Гауди нет излишнего пафоса, экстатических порывов и помпезных поз. Это – обычные люди, и движения их так естественны. Именно поэтому от фасада веет небывалой человеческой теплотой, которая наполняет сердца всех зрителей.

После кончины Антонио Гауди строительство остановилось. К тому же во время гражданской войны в 1936 году сгорел архив архитектора. Только в середине 1950-х начались работы по возведению Фасада Страстей. Скульптуры для него делал Жозеп Мария Субирач (Субиракс).

Совсем другой стиль. Архитектор отдал дань минимализму второй половины XX века. Сначала изображения несколько шокируют. Представьте: трогательная сцена, где апостол Петр в одиночестве скорбит о своем предательстве - сидит, горестно подперев рукой кубическую голову…

А потом ты начинаешь внимательно рассматривать эпизод за эпизодом. Бичевание Иисуса. Несение креста. Распятие. Вот стражники играют в кости на одежду казненного. Вот плачущие женщины… И ты забываешь про все «квадратные головы» героев и начинаешь воспринимать всю композицию как символ Самопожертвования и вечной животной злобы человеческой толпы... Честно говоря, Фасад Страстей производит ничуть не меньшее впечатление, чем Фасад Рождества.


Фасад Страстей

Самая большая тайна Барселоны

Но главным в храме Саграда Фамилиа Гауди планировал сделать Фасад Славы. Он еще не построен. Пока на его поверхности есть только барельеф, где на разных языках высечены слова молитвы «Отче наш». И одна из первых фраз – на русском.

Что еще будет на Фасаде Славы? Это – тайна. Строжайшая тайна Барселоны, как и все связанное с проектом возведения храма. Тысячи любителей 3D-моделирования соревнуются в создании макетов церкви. Но каким на самом деле будет завершенный храм, из простых смертных не знает никто.

Стройка идет. Возводятся башни, которых будет всего 18. По-прежнему, как и 137 лет назад, Саграда Фамилиа возводится исключительно на пожертвования. Бюджет – 360 миллионов евро в год. Муниципалитет Барселоны называл примерный срок окончания строительства – 2026 год. Посмотрим…

С 2010 года в храме Святого Семейства идут службы. А каталонские католики ратуют за причисление Антонио Гауди к лику святых. Две стадии канонизации (это – долгий процесс!) кандидат уже прошел. Осталась последняя, третья. Решение зависит от Папы римского. И если Гауди будет канонизирован, то у всех архитекторов мира появится свой святой покровитель.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: