Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

О кулаках и нэпманах Симбирска

рассказал в своей книге воспоминаний «Жаль, что время уходит…» Иван Иноземцев, фотограф и краевед. Публикуем отрывки из этого уникального издания.

Тетя Даша

Из деревни переехал в Мелекесс мужичок по фамилии Аксенов и открыл торговлю продуктами. Был голод, все продукты были очень дорогие, и он стал на этом богатеть. Построил большой ресторан, а у вокзала бакалеей торговала его младшая семнадцатилетняя дочь Даша.

Мы с братиком ходили к ней, здоровались и поздравляли с праздником Воскресения, и она нам давала по очень сладкой конфеточке. Сахара тогда не было. И я говорил братику, что пойдем еще здороваться с тетей Дашей. Так ходили мы к тете Даше целый месяц. Потом тетя Даша нас прогнала.

Через семь лет отца Даши раскулачили, все у него отобрали, а его самого сослали в Сибирь на каторгу.

Бандиты

В Мелекессе орудовала шайка бандитов. Они вечерами грабили прохожих, нападали на подводы, а иногда и врывались в квартиры. Милиция пыталась поймать бандитов, но все попытки были безрезультатными. Бандиты ловко укрывались. Потом милиция узнала, что они иногда приходят ночевать к одной девушке на окраине города. Милиционеры долго дежурили около домика вдовушки, но бандиты не появлялись. Однажды в домике остались дежурить два милиционера. Они улеглись спать на печке. Потом один из милиционеров среди ночи пошел к себе домой на минутку и не вернулся, а через час пришли бандиты. Они уселись за стол и стали распивать самогон.

Милиционер понял, что ему одному не справиться с тремя бандитами, и он решил бежать. Незаметно слез с печки и вышел во двор. При этом дверь сильно скрипнула. Милиционер заторопился и побежал к калитке в высоком заборе, но та была крепко заперта. Тогда он, недолго думая, прыгнул в колодец. Там воды было ему до пояса. Затем он выпустил из колодца две ракеты.

Бандиты услышали выстрелы ракетниц и заволновались. Захмелевшие, спотыкаясь и падая, они выбежали во двор. С большим трудом отперли калитку и, когда стали выходить, подъехала милиция. После предупредительного выстрела бандиты подняли руки.

Бандитов расстреляли. Этот случай рассказал моему отцу тот милиционер, который прыгал в колодец.


Здание Казначейства. В 1927 году здесь размещался Губернский суд

Мальчик Петя

В 1921 году у нас в стране, а особенно в Поволжье, был страшный голод. И однажды к окну нашего дома подошел мальчик лет девяти просить милостыню – кусочек хлеба. Вид его был жалким. Он был грязный, босой, в рваной рубашке и в рваных штанишках. Моей матери его стало жалко. Она дала мальчику кусочек хлеба, вареную картошку, огурец и стала его расспрашивать. Он рассказал, что его отец погиб в Гражданскую войну, он ушел из дома родной матери и уже второй год разъезжает по железной дороге в собачьем ящике1 под вагоном или на раме в передней части паровоза. Зимой кондуктора пускают его в вагон под скамейку. На остановках он бегает по вокзалам, выпрашивая копеечку, в буфетах облизывает тарелки, а иногда подносит багаж пассажирам. Его несколько раз забирали в детский дом, но он убегал. Было понятно из его рассказа, что он бродяжничает. Бродяжничество – довольно частое психическое заболевание. Как и все психозы, оно неизлечимо. Бродяжничают люди до старости, но обычно рано умирают…

Новая экономическая политика

От историков известно, что на Земле нигде и никогда не было общественного строя, которым были бы довольны все слои населения. Шли бесконечные реформации и войны. Также было и в России.

В 1922 году в России после разорительной войны была страшная разруха и голод. Власть в стране была в руках социалистов-коммунистов. Помещиков и буржуев выгнали из страны, а поднять экономику не могли.

…А тогда во многих странах экономикой управляли капиталисты, люди одаренные в умственном отношении, люди деловые. Ленин это понял и объявил в стране Новую экономическую политику (НЭП). Он написал тогда брошюру о НЭПе, которую я читал, когда учился в старших классах.

В Россию тогда были приглашены иностранные капиталисты. Они по подряду построили нам тракторные и автомобильные заводы, построили ДнепроГЭС. Построили много фабрик, которыми сами и управляли. Возродились предпринимательство и сельское хозяйство. Появились зажиточные крестьяне-кулаки. Расцвела торговля. И все это произошло буквально за два года. Чеканили золотые и серебряные монеты. Троцкий тогда совершил глупость. Он на монетах отчеканил лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Но для чего? Может быть для того, чтобы сделать революцию во всем мире? Опоздал. Пролетариат уже разоблачили как неполноценное сословие!

Я с удивлением вспоминаю то время. Всего было в изобилии, и все было дешево. Фунт хлеба (400 г) стоил 3 копейки, а фунт калача – 5 копеек. Калачи теперь не пекут. Нет подовых печей, а хлеб пекут только в электропечах. Говяжье мясо стоило 30 копеек за килограмм высшего сорта.

Помню, как летом 1924 года в Мелекессе была ярмарка. На Базарной площади2 было много магазинов. Среди них выделялся магазин в виде огромной бутылки. В нем продавали всевозможные сладости и пиво. В то время был сухой закон и водку не продавали. В центре площади крутилась карусель с красивыми деревянными конями под гром барабана и звуки гармошки.


Полтинник (50 копеек), 1924 год

Великий Ленин

Я вспомнил 1924 год. Вечером 21 января в Мелекессе вдруг загудели все гудки города и гудели около часа. Все встревожились. Не знали, что случилось. Тогда мой отец побежал на железнодорожный вокзал. Будучи начальником, он зашел в телеграф и отстучал по телеграфному аппарату запрос в Симбирск. Ответили, что умер Ленин, а кто он такой, не сказали. На следующий день я спросил свою учительницу Торчевскую. Она тоже не знала. В документах по выселению ее из Москвы была подпись председателя Совнаркома Ульянова.

Вскоре в школе повесили портрет Ленина с черной каймой и большим красным бантом. На портрете было написано: «Ленин умер, но дело его живет!». Потом стали продавать ученические тетради с изображением всех членов Совнаркома во главе с председателем Лениным. Появились брошюры, разъясняющие, кто такой был Ленин.

После смерти Ленина Сталин разогнал всех капиталистов, а кулаков, предпринимателей и торговцев сослал на каторгу в Сибирь. Недовольных расстреливали. За литературу Ленина и о Ленине, которую я тогда читал, сажали в тюрьму. Сталин ее всю переделал. В стране начался развал производства, а в сельском хозяйстве началась коллективизация. Разразился голод. Вот тогда стало понятно, кто был Ленин. Поняли, что он был гениальным преобразователем общества, необыкновенным экономистом.

Китайцы в России

В 1927 году наша семья жила в Ульяновске на Никольском спуске, около Нового Венца. И мы с братиком все лето бегали по этому бульвару с рогатками. На Венце были красивые аллеи, клумбы с цветами, и цвели липы.

К вечеру там собиралось много гуляющей публики, открывались пивные киоски, играл духовой оркестр, и американцы заводили свои игральные рулетки.

Однажды появился сибиряк с медведем и гармошкой. Под гармошку медведь топал и кружился. Публика бросала около медведя копейки. И однажды на Венце появились китайцы. Рослые грязные китайцы с босыми ногами. Они устраивали представления, глотая ржавые шпаги. Красивые китаянки в разноцветных шелковых халатах мелкими шагами на деревянных колодках ходили по Венцу и продавали свистульки, жужжалки и красивые бумажные веера. Грязные китайчата бегали по Венцу, выпрашивали копеечку и на ломаном русском языке распевали похабные частушки. За это их жестоко избивали.

Мы с братиком накупили у китаянок свистулек и жужжалок, свистели и жужжали несколько дней. А однажды подняли такой свист в квартире, что у матери заболела голова.

В 1928 году китайцев в Ульяновске уже не было. Их выгнали якобы за шпионаж.


Кинотеатр "Художественный"

Бандитский дом

В 1927 году бандит Белов убил кассира Ульяновского патронного завода и утащил сумку с крупной суммой, а потом купил дом в Новом переулке3. Через несколько месяцев бандита поймали, и, чтобы взять деньги у жены бандита, уголовный розыск придумал прием. Подговорили соседку, чтобы она сказала жене: «Ваш муж арестован, бегите, за вами придут». Жена разрезала на входной двери клеенку, переложила в сумку пачек двадцать червонцев и побежала по тропинке, где ее уже ждала милиция.

Большой дом бандита был конфискован. Отец купил этот дом с торгов. Моя мать не знала, чей этот дом, а соседка ей сказала: «Зачем вы купили бандитский дом?» Это напугало мою мать. Она жила в этом доме четыре года и четыре года дрожала.

Беспроигрышная лотерея

В один из праздничных дней 1927 года для развития авиации в СССР, которой у нас тогда почти не было, в Ульяновске организовали лотерею. Она проходила на Новом Венце. На эстраду навезли разного барахла, старинные граммофоны и книги. Подвезли и большой грузовой автомобиль. А рядом на скамейках организовали торговлю новой обувью, одеждой и посудой. Играл духовой оркестр.

Собралось много народа. У всех было праздничное настроение. На Волге, около старой пристани, летал гидросамолетик и поднимал в воздух желающих на два круга.

Очереди стояли и в кассу, и на посадку. Всем хотелось выиграть автомобиль или старинный граммофон. Но выигрывали все или книжку, или красивый носовой платок. А билет стоил дорого – 25 копеек. На эти деньги можно было хорошо пообедать два раза. И вот, наконец, учительница выиграла автомобиль. Ее предупредили, что у автомобиля нет какой-то детали, и он не заправлен бензином. Все стали поздравлять счастливую женщину и рассматривать автомобиль. Оказалось, что у автомобиля не было мотора. Его прикатила лошадка.

Учительница тут же продала автомобиль за три рубля и тут же на эти деньги купила простые новые туфли.

А граммофоны долго крутили старинные пластинки. Они вообще не разыгрывались в лотерее, а лишь служили приманкой.

Гидросамолетик быстро прекратил полеты: в кабине много наблевали, особенно дети, и нужно было чистить.

Спиртное тогда не продавали, пьяных не было, и праздник прошел очень весело.

В 1927 г. в этом здании размещался Губернский суд.


Дом Ефима Куликова

«Искусственный человек»

В 1928 году мы с братиком все лето лазили через забор во Владимирский сад (парк Свердлова) смотреть представления на эстраде.

Пристраивались на скамеечку к женщинам и смотрели, затаив дыхание. Милиция с плетками, звеня шпорами, ходила вдоль забора и выискивала мальчишек-хулиганов. На эстраде выступали певцы, юмористы и фокусники. Один из фокусов был с якобы искусственным человеком. Из-за кулис вытащили на эстраду искусственного человека, изобретенного московским инженером за один рубль. Человек был голый, в одних трусах и раскрашен в ярко-красный цвет. На обклеенном бумагой лице были нарисованы большие глаза и рот до ушей с оскаленными зубами. Он качался и его с трудом установили. Потом он по команде поднимал руки и поворачивал голову. Зрители с удивлением смотрели. Потом пригласили на эстраду двух молодых женщин рассмотреть поближе и ощупать «искусственного человека». Женщины стали ощупывать, а «изобретенный человек» подпрыгнул и закричал: «А быр-быр!» Женщины отскочили и от испуга обмочились. Побежали за эстраду в туалет. А человек снял маску, поклонился публике и удалился за кулисы.

Артель «ПромКоопЧас»

В 1928 году в артели было 14 мастеров, заведующий Липа Самойлович Ривин, мой отец и женщина-бухгалтер. В городе было еще одно объединение с тремя мастерами – «Точное время». Необъединенных мастеров в Ульяновске было только шесть.

Мастерская артели «ПромКоопЧас» тогда находилась на улице Гончарова, между улицами Бебеля и Энгельса, на углу первого этажа бывшего ювелирного магазина ювелира и часового мастера Кшиновлогера.


Часы Моисея Л. Кшиновлогера, город Симбирск

Дом у него отобрали, конфисковали магазин, и он работал рядом в деревянной будке. Работы у всех мастеров в объединениях и в частных мастерских было много – часы в ремонт везли и из деревень. Все хорошие мастера зарабатывали тогда по двести рублей. А мясо высшего сорта на рынке стоило один рубль за килограмм. Налог платили всего 10 процентов.

Плохие мастера были только в артели «ПромКоопЧас». Они не имели даже надлежащего инструмента. Мало зарабатывали, нищенствовали и портили часы. С 1932 года все резко изменилось.

Новая экономическая политика была отменена. Начались раскулачивания, полный запрет на частное, ссылка на каторгу в Сибирь и конфискация золота у населения. Вводился коммунистический строй. В стране начался развал и голод. Налоги на мастеров увеличились до 75 процентов. Хорошие мастера разбежались по городам, где налог был 50 процентов. Мой отец уехал во Владивосток. Работал в мастерской «Военторга» и платил налог 50 процентов.

Большой налог с мастеров сохранился до сих пор…


Артель «ПромКоопЧас»

За помощь в подготовке материала благодарим магазин товаров для детей «Алиса» и лично Владислава Ястребова.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: