Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Восход «Меркурия»

С 1 июля молочники начали работать по новым правилам. Их обязали оформлять электронные ветеринарные сертификаты в системе Россельхознадзора «Меркурий». Цель заявлена благая: сделать производство молочных продуктов максимально прозрачным и исключить попадание на полки фальсификата. Но что в реальности? Мы задали этот вопрос ульяновским производителям.


Элла Глебова
глава крестьянско-фермерского хозяйства, сыровар

– У нас был целый диспут в Союзе сыроваров насчет введения ФГИС «Меркурий». Адаптироваться к работе с новой системой очень помогло подразделение Минсельхоза РФ Московской области. В наш чат сыроваров добавили специалистов, которые дают ответы на возникающие в ходе работы с «Меркурием» вопросы. У нас в регионе, к сожалению, такой помощи нет.

В «Меркурии» идет учет не только молочной продукции – там есть и рыба, и мясо. Система получилась глобальной, наверное, поэтому много «молочных» нюансов в ней не учтено. Но ничего не стоит на месте, надеюсь, ее откорректируют.

Разумеется, работа с «Меркурием» требует дополнительных затрат. Например, на интегрированное программное обеспечение. С другой стороны, государство пытается навести порядок в этой сфере, и это хорошо. Понятно, что все это не может быть бесплатно. Конечно, можно было сделать переход на работу со ФГИС более мягким, с активной поддержкой производителей, как в той же Московской области. Но пока работаем как есть. И видим, что все действительно достаточно прозрачно.

Лично у меня в производстве после перехода на работу с «Меркурием» не поменялось кардинально ничего. Мне пришлось настроить 1С, для этого я обратилась к программистам, прошла онлайн-обучение. У нас появился дополнительный документооборот с розницей. Но все это – часть системы. Я думаю, что какой-то порядок на рынке система должна навести. В частности, разъяснить вопрос, есть ли пальмовое масло в молочных продуктах и сколько его добавляют. Думаю, что система должна обелить рынок молочных продуктов. Хотя не исключаю, что наверняка найдутся лазейки для недобросовестных производителей. Но как бы молочники этого ни хотели, других вариантов для работы с розницей сегодня нет.

Что касается главных проблем сыроваров сегодня, то это качество сырья, а также отсутствие необходимого оборудования российского производства по адекватным ценам. Для нас главный барьер –
качество молока плюс цена на него. Я не могу конкурировать с Татарстаном, где входная цена на молоко – 15 рублей за литр (у нас в два раза больше).

Сравнивать наши регионы сложно: в Татарстане очень серьезно развита региональная поддержка в совокупности с федеральной, плюс хорошо развито молочное производство, много предложений по сырью. А потому мой вариант – уходить в выдержанные, сложные сыры.

Сейчас мы прорабатываем проект с одним из местных производителей молока: он готов кормить животных таким образом, чтобы молоко получалось сыропригодным. Это настоящий прорыв: мы сможем развиваться дальше.


Сергей Лаковский
учредитель «Симбирской молочной компании»

– В целом история с «Меркурием» связана сразу с несколькими мифами, которые активно насаждаются в нашей стране. Приведу одну цифру: ежегодно в Россию ввозится миллиард килограммов пальмового масла. Это более 7 килограммов на человека, включая младенцев. Молочная отрасль потребляет примерно 15% от этого объема: остальное расходится в том числе по другим пищевым производствам. Пальмовое масло ввозится легально: это разрешенный для использования пищевой продукт.

То, что пальмовое масло – зло, это миф, доказано. Этот продукт имеет температуру плавления, близкую молочным жирам. Поэтому в отличие от других растительных масел оно не проходит через гидрогенизацию, во время которой действительно образуются вредные трансжиры. В советские времена, например, пальмовое масло было дорогим продуктом, а потому использовалось только для детского питания.

Третий момент: новые регламенты обязывают производителей молока указывать, что это молокосодержащий продукт с растительным жиром, изготовленный по технологии молока, сметаны, творога и так далее. Покупатели такой продукт не берут, поэтому торговые сети товар с таким названием брать отказываются. И это тоже удар по производителям.

Можно было смягчить название: например, «молоко с содержанием растительного жира». Вопрос, почему таких жестких регламентов нет у мясопереработчиков? И их не обязывают писать «мясосодержащий продукт с добавлением сои, изготовленный по технологии колбасы»?

И еще один миф – то, что производители наживаются на покупателях, добавляя пальмовое масло. Эта добавка – достаточно дорогой продукт. Молочного сырья в стране не хватает, для многих это единственный способ оставаться на рынке. Молоко без добавления растительного масла в магазине будет стоить не менее 50 рублей за литр – дешевле продавать его не позволит экономика. С добавлением – примерно 45 рублей. Никаких сверхприбылей здесь нет.

Но покупателям насаждается название «фальсификат». На мой взгляд, это понятие относится к алкогольной промышленности или к производству лекарств, где суррогат действительно может быть опасен для здоровья.

Резюмирую: ФГИС «Меркурий» ввели, по официальной версии, для того, чтобы защитить потребителей. Однако на деле, на мой взгляд, делается это для того, чтобы оправдать повышение цен на молоко, к чему давно ведут крупнейшие холдинги. Свои бонусы получит и Россельхознадзор как контролирующая организация. Плюс на общем фоне в борьбе с «фальсификатом» заинтересованы производители маргарина, которые протестуют против ввоза в Россию пальмового масла.

Я абсолютно не против введения «Меркурия». Просто уверен, что глобальных проблем в отрасли, связанных с нехваткой сырья, система не решит. Фермы не появятся в одночасье. Молочная отрасль не может быстро нарастить объемы производства, особенно с учетом нашего климата, который предполагает массу издержек. А потому без субсидирования молоко будет оставаться дорогим продуктом.


Вера Репина
руководитель службы контроля качества компании «Молочные продукты «Русагро»

– Мы работаем в системе «Меркурий» уже полтора года. Эта система позволяет отслеживать все операции по выпуску, хранению, покупке продукции животного происхождения, подконтрольной Госветнадзору. Фактически можно понять, из какого молока изготовлен продукт, какие стадии обработки прошел, где хранился, как перевозился, в каких моментах менялся собственник, сколько посредников участвовали в процессе доставки к потребителю и многое другое.

В последнее время говорят еще и о введении QR-кодов: с их помощью потребитель сможет узнать, в каком именно хозяйстве было произведено молоко, на какое перерабатывающее предприятие доставлено, через какие стадии обработки прошло и что из него было произведено. Эта информация может стать решающей при выборе продукции покупателем.

На первом этапе внедрения «Меркурий» вызвал много отрицательных отзывов. Система не всегда работала четко: бывали сбои с отправками ветеринарных свидетельств, нагромождение документов, ошибки в их оформлении.

Нужен ли «Меркурий»? Думаю, да. Каждое пищевое предприятие работает по системе пищевой безопасности ХАССП. Эта программа выступает в качестве основной модели управления вероятными рисками и обеспечивает контроль над безопасностью продукции, обеспечивает ее прослеживаемость, выпуск экологический чистого, качественного продукта. «Меркурий» в чем-то повторяет эту систему.

Оформление в системе Меркурий – это сертификация товарной единицы, позволяющая четко отделить ее от контрафакта. Чтобы произвести сортировку сырья на стадии приемки, мы закупили два дорогостоящих прибора: газовый хроматограф и анализатор молока «Милкоскан». Первый прибор позволяет определить преднамеренную фальсификацию молока растительными и животными жирами. Второй – отсортировать молоко по белку и жиру, выявить добавки немолочного происхождения.

Для того, чтобы «Меркурий» работал на нашем предприятии четко, нам пришлось заключить договор на разработку интегрированной системы, закупить принтеры штрих-кода GS128 для транспортной маркировки продукции. Несмотря на это, я уверена, что повышения цены на молочные продукты это не вызовет. Все же эти изменения нужны в первую очередь нам, производителям, чтобы мы смогли обеспечить качество и безопасность нашей продукции на высшем уровне.


Владислав Россошанский
глава КФХ «Девятая козочка»

– Не секрет, что многие производители научились производить моцареллу из крахмала и пальмового масла. При изготовлении творожной массы зачастую используются различные заменители. То же и со сливочным маслом, и молоком. Так что изначально идея введения ФГИС «Меркурий» для меня позитивна.

Но вопрос в ее реализации: она оказалась корявой. До начала работы «Меркурия» был логично заложенный временной лаг, чтобы все успели приспособиться. Но этот лаг был съеден самими разработчиками. Система оказалась сырой, хотя кажется, что она достаточно проста. Производитель молока заводит в «Меркурий» объем своей продукции и либо отправляет переработчику, либо реализует в сети или населению. И здесь появились первые пороги: а что делать, если ты сам и производитель, и переработчик? И тебе надо самому себе отгрузить продукцию и ее погасить?

Систему откорректировали, но для этого потребовалось время. И сейчас ее нужно донастраивать, делать более удобной, убирать нестыковки.

Второй момент: на производителей легли дополнительные затраты. Для работы с «Меркурием» нужен компьютер, интернет, обученный человек. Для маленького хозяйства это приличные расходы.

Еще один момент. Мы расположены на территории, где перебои с интернетом. Даже письмо в налоговую у меня уходит за полтора часа. Что уж говорить о полноценной загрузке «Меркурия». Любой сбой в системе – нужно звонить в техподдержку или ветеринарам. Возможно, система несет какую-то пользу потребителю, но для производителей она достаточно тяжела.

Со сбоями в работе «Меркурия» производители сталкиваются часто, например, когда молоко мигрирует из одного региона в другой. Производство в России само по себе – достаточно тяжелое бремя. Разрабатывается комплекс требований, которые едины и для больших заводов, и для маленьких предприятий. Но что в итоге? Возьмем небольшую сыроварню с собственным молоком. Во ФГИС она должна пройти два этапа: принять свое же сырье и отправить на переработку. Но есть сыры, которые вызревают до года. А год – это уже другой налоговый период, возможно, даже другие законодательные условия. Продукт висит в незавершенном производстве – как на это отреагирует налоговая?

И таких нестыковок масса. Они вроде бы кажутся маленькими, но в нашей жизни мелочей нет.

Кроме того, сегодня пытаются запустить цифровую маркировку молочной продукции, которая отчасти дублирует «Меркурий», а отчасти ложится на производителей дополнительной надстройкой.

Поначалу я радовался, что система появилась. Лично мне – не только как производителю, но и как потребителю – хочется покупать натуральный продукт. Да, «Меркурий» зашел, но сработал ли? В сети есть молочный продукт: его отправили на анализ и обнаружили пальмовое масло. А по документам прошло молоко. Откуда оно появилось? Кто даст гарантию, что в сухое молоко, которое попало к производителю, не подмешали мел?

Когда мне задают вопрос: «А вы не разбавляете молоко?», я отвечаю: «А зачем?». Я 12 лет создавал свою репутацию для того, чтобы вылететь с рынка? «Меркурий» этот нюанс не учитывает.

В Европе нет этой системы, но любой фермер сам озабочен тем, чтобы его продукт был качественным. Он не хочет терять репутацию. Для меня и моих коллег такие вещи очень важны. Это аналогия с купеческими традициями: раньше слово купца было тверже договора. Мы несем ответственность, и для меня этим все сказано.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: