Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Кто в Симбирске торговал

Были времена, когда устная договоренность в бизнесе считалась надежнее письменного соглашения: дал слово – держи его, не сдержал – прощайся с добрым именем. Перед вами отрывок ценного исторического труда – книги «Симбирск купеческий», изданной при поддержке Корпорации развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области.

Симбирское коммерческое училище. Фото предоставлено КРПП

Честное купеческое

Купечество, как и мещанство, принадлежало исключительно к городским сословиям. В зависимости от размера капитала оно делилось на гильдии и, в отличие от дворян и духовенства, обязано было платить налоги.

Большинство купцов пользовались услугами иногородних поставщиков. Но были и такие, кто лично доставлял в свои городские торговые заведения товар. У богатейших купцов-хлеботорговцев Красниковых имелись собственные буксирные пароходики и баржи для доставки товара. В 1889 году этот крупнейший купеческий клан был возведен в звание потомственного почетного гражданства. Красниковы, сплоченные приверженностью к старообрядчеству, «держали себя очень гордо и смотрели свысока даже на купцов чуть меньшего масштаба».

Авторитетному лесоторговцу Павлу Константиновичу Храмцову, по рассказам родни, достаточно было устно договориться и ударить по рукам. И таких купцов-миллионщиков, ведущих дела «по старинке», было немало в России и особенно на Волге – главной торговой артерии страны.Впрочем, немало представителей торгового люда, к сожалению, сочетали представления о престиже фирмы с извечным правилом «не обманешь – не продашь». А кому-то больше нравилась другая народная присказка: «Торгуй правдою, больше барыша будет».

Отношение к закону у торговцев было разным. Знаменитый фабрикант и торговец, меценат и благотворитель – миллионер Николай Яковлевич Шатров (в его особняке ныне Дворец бракосочетания) в молодости не чурался контрактов с фальшивомонетчиками. А суконный торговец Александр Петрович Конурин и после революции досконально исполнял все советские узаконения и даже оспаривал в следственной комиссии ревтрибунала неправые действия зарвавшегося губернского комиссара.


Бывший особняк Н. Я. Шатрова

Торговлю вели не одни купцы, а представители почти всех сословий. Представитель дворянства Карсунского уезда, а потом и всей губернии Александр Дмитриевич Протопопов оставил след в общероссийской истории. По протекции Григория Распутина он стал последним царским министром внутренних дел. Свое высокое положение сановник успешно сочетал с торговыми операциями. В Симбирской губернии Протопопову принадлежала Румянцевская суконная фабрика, и ее продукция на прилавках не залеживалась.

Мещане и крестьяне тоже активно действовали на симбирском рынке. Например, один из двух бывших в городе в конце 1870-х годов книжных магазинов принадлежал крестьянину Александру Дубровину (позже он стал казанским купцом).

И симбирское духовенство вело торговлю – иконками, свечами, брошюрками о блаженном Андреюшке… Но все же первенство в делах купли-продажи оставалось за купечеством.

От «королей» до белых ворон

На рубеже XIXи XX веков произошел перелом в жизни купечества. «В этот период, – писал Ястребов [Алексей Ястребов, краевед Симбирско-Ульяновского края. – Прим. «ДО»], – исчезли купеческие типы вроде Кабанихи и Дикого, за весьма редким исключением. …Купцы стали тянуться за дворянством и определяли своих детей в гимназии и коммерческие училища, а затем и в вузы».

Старшее поколение купцов, вышедшее из низов, считало каждую копейку и не любило роскоши. Их детям не чужды были науки и искусство, а жить они предпочитали на широкую ногу. Водочный, пивоваренный и сахарный «король» Симбирска, тесть городского головы Александр Дмитриевич Сачков славился своей скупостью. Ястребов вспоминал, что тот денег «не жалел, когда надо было пустить пыль в глаза и показать себя начальством. А дома наводил экономию на всем, отчего несолоно приходилось домашним». Зато после смерти папаши его сын, тоже Александр, заказал себе дом у одного из лучших архитекторов города – Августа Шодэ. Ныне в особняке Сачкова-младшего размещается епархия. Торговцу кожаными изделиями и одному из основателей яхт-клуба Сергею Сергеевичу Бокоунину дом «Теремок» выстроил в 1916 году другой знаменитый зодчий – Федор Ливчак.


Дом "Теремок"

Но купец купцу рознь. Например, клан хлеботорговцев Красниковых придерживался старообрядчества и блюл благочестие. Другие с удовольствием посещали театры, синематограф, библиотеки. Купец Аксель Карлович Юргенс на собственные средства установил в 1907 году мемориальную доску в память Гончарова на своем доме, перестроенном из родового гнезда писателя. Эта доска украшает Дом Гончарова и поныне.

А были и такие субъекты, что даже на фоне всех перечисленных купцов выглядели белыми воронами. Вновь заглянем в мемуары Ястребова: «…Купец Петров вдвоем с женой занимал двухэтажный дом, великолепно меблированный, а жил только в нижнем этаже в нескольких комнатах… У него была выездная лошадь, великолепный экипаж, но выезжал он из дома, может быть, 2-3 раза в год, а все время сидел дома, запершись, как в крепости. Дом был полон прислуги… – все они обслуживали только двух супругов. И только раз в год, в день его именин, у него были именитые гости со всего города».

Чувство хозяина

В Симбирске было немало крупных купеческих фамилий, игравших заметную роль в жизни города: Акчурины, Балакирщиковы, Сусоколовы, Чебоксаровы и другие. Своей благотворительностью прославились Алексей Петрович Кирпичников, Александр Петрович Конурин. Кстати, благотворительность поощрялась государством, и многие получали за свои пожертвования различные льготы и награды. Престижно было стать почетным гражданином или удостоиться признания самого императора. К тому же благодеяния на кругленькие суммы были лучшей рекламой состоятельности и надежности торгового дома.

А еще купцами двигало, как отмечает Лилия Галимова, «рождавшееся в торговом классе чувство хозяина, чем-то похожее на отношение правителей к столицам своих государств».

Один из богатейших людей губернии, Николай Яковлевич Шатров, прошедший путь от простого солдатского сына до статского советника (штатского полковника), начинал заниматься благотворительностью, преследуя личную выгоду. Но со временем это стало для него духовной потребностью. Трудно назвать более-менее крупное начинание в Симбирске рубежа веков, которое в той или иной мере не опиралось на шатровские капиталы: Коммерческое училище, Симбирская чувашская учительская школа, Дом-памятник Гончарову (ныне здания Краеведческого и Художественного музеев) и прочее, и прочее, и прочее…


Центральное здание Симбирской чувашской школы. 1908

На купеческие деньги поддерживалось благолепие не очень богатых симбирских храмов. Шатров на протяжении ряда лет был церковным старостой Кафедрального Троицкого собора, Алексей Павлович Балакирщиков – кладбищенской Воскресенской церкви, Николай Семенович Зеленков – церкви Кадетского корпуса. На средства купца Федора Ивановича Чекалина был отлит для Германовского храма самый большой колокол Симбирска – 703 пуда (свыше 11 тонн!).

В то же время купечество, играя все большую роль в жизни края, вынуждено было прозябать на вторых ролях. Привилегированное положение занимало симбирское дворянство. Большей частью разорившееся, не слишком знатное, но непомерно кичливое, оно не давало развернуться деловым людям.

Немало бюрократических препон чинили и администраторы всех уровней. Поэтому многие из симбирских купцов были настроены весьма оппозиционно к существующим порядкам. Алексей Павлович Балакирщиков в годы 1-й русской революции был одним из издателей газеты левого направления «Симбирские Вести». В приятельских отношениях был он с одним из основателей симбирской группы РСДРП Юрием Александровичем Кролюницким. Другой лидер симбирских большевиков – Василий Васильевич Орлов – сам был купеческим сыном.

Симбирский губернатор Александр Степанович Ключарев с большим подозрением поглядывал на местное купечество, «безусловно поддерживающее своими капиталами революцию». В обзоре за 1916 год губернатор «катил бочку» на симбирский торгово-промышленный класс: «Одержимое непомерным честолюбием, чувствуя за собою преимущество обладателя капитала, купечество невыразимо завидует дворянству, на этой почве всегда склонно поддерживать оппозицию и заигрывать с революционерами».

Из книги «Симбирск купеческий. Часть I. Очерки о симбирском предпринимательстве». Материалы предоставлены Корпорацией развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области

Корпорация развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области

проезд Максимова, д. 4 (Дом предпринимателя)

Центр «Мой бизнес» +7(8422)41-86-71 +7(8422)41-41-45

Получить подробную информацию о проекте «История симбирского предпринимательства» можно в Доме предпринимателя (Центр «Мой бизнес»)

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: