Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Благое женское дело

Прямая связь женского предпринимательства с социальными проектами (90% из них реализуются представительницами прекрасного пола) уходит корнями в XIX век, когда жены купцов охотно занимались благотворительностью, а овдовев, брали бразды правления над семейным бизнесом.

Анастасия Александровна Кирпичникова (1841-1918)

Одной из таких предприимчивых и щедрых дам была Анастасия Александровна Кирпичникова. В книге «Симбирск купеческий», изданной при поддержке Корпорации развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области, ей посвящена отдельная глава. Итак, читаем…

Добрые деньги

«Богатство само по себе не порок, не упрек человеку. Но для того, чтобы иметь право пользоваться богатством, необходимо иметь оправдание. А это оправдание находится в трате части богатства на добрые дела, на благо ближних. Иначе богатство – преступление.

Ту же мерку можно применить и к высокому общественному положению. Вот мысли, меня посетившие, пока я сидел у Кирпичниковой в богатой обстановке ее хором и ел персик, поднесенный лакеем в серебряно-хрустальной вазе», – так в июне 1916 года размышлял на страницах дневника попечитель Симбирской женской тюрьмы Александр Васильевич Жиркевич.

Купеческая вдова Анастасия Александровна Кирпичникова, о которой он упоминал, незадолго до этого предоставила Жиркевичу недостающую сумму на устройство церкви в женской тюрьме. В Симбирске предреволюционной поры она слыла одним из самых щедрых благотворителей, число которых в связи с войной таяло на глазах.

После смерти мужа при отсутствии детей Анастасия Александровна жила одиноко, продолжала дело покойного супруга и во всем старалась следовать заведенному им порядку. Ее муж, известный симбирский благотворитель и филантроп, купец 2-й гильдии Алексей Петрович Кирпичников (1810-1886) был одним из самых богатых симбирских торговцев второй половины XIX века. В городе ему принадлежало два каменных дома, несколько каменных лавок в Гостином дворе, в которых он продавал соль, москательные (бытовая химия) и галантерейные товары.

Не имея прямых наследников, он еще при жизни пожертвовал два дома на углу Ярмарочной площади и Ново-Казанской улицы (угол улиц Гагарина и Можайского) для городской богадельни и детского приюта и 20 тысяч рублей на постройку рядом с ними еще одного двухэтажного дома (ныне часть старых корпусов Ульяновского института гражданской авиации). После его кончины город получил по его завещанию 200 тысяч рублей на содержание этих заведений.

Как и положено богатой наследнице, Анастасия Александровна Кирпичникова достойно чтила память мужа – в течение двух лет одаривала симбирские храмы разными подношениями, истратив на это около десяти тысяч рублей. В последующие годы размер подношений несколько сократила, но каждую очередную годовщину смерти супруга заказывала в церкви городского детского приюта и богадельни панихиду о нем.

После мужа ей отошли его торговые заведения и дом с подвалом на Дворцовой улице (ул. Карла Маркса, 5), который с 1873 года купец сдавал в аренду Симбирскому отделению Волжско-Камского коммерческого банка.


Комплекс зданий Симбирской городской богадельни и детского приюта (Кирпичниково-Конуринская богадельня). Постройка 1894-1899 годов. Архитектор В.Л. Ивановский. Начало ХХ века

Сдержанная и неравнодушная

Как пишет О.А. Свешникова, в 1911 году Кирпичникова приобретает большую угловую усадьбу на пересечении Московской улицы (ул. Ленина) и Жарковского переулка (ул. Александра Матросова), ранее принадлежавшую родственникам ее мужа Кутениным. На усадьбе было множество построек, в том числе и два дома – угловой каменный двухэтажный (ул. Ленина, 124) и деревянный с мезонином (ул. Ленина, 126), уличный фасад которого новая владелица в том же году облицовывает кирпичом.

При всем богатстве и видимом благополучии жизнь Анастасии Александровны была не такой уж веселой. В гости она ездила редко, да и радости от поездок было мало. Купцы – народ строгий, бездельничать и веселиться не приучены. В праздничные дни – на Пасху, Троицу, Рождество – к ней съезжался почти весь городской причт – получить всеми узаконенный праздничный гонорар. Одни причты, пропев, выходили, другие пели, третьи ждали очереди, за ними шли четвертые и пятые… Так продолжалось до вечера. Она никому не отказывала, одаривала всех, кто приходил славить Господа.

Оказывать благодеяния православной церкви стало ее обыденным делом. В 1898 году Анастасия Александровна пожертвовала около трех тысяч рублей Вознесенскому собору, за что получила архипастырское благословение. Одаривала деньгами Троицкий собор, Спасский женский монастырь, Тихвинскую церковь.

Она заменила покойного мужа и в разных благотворительных комитетах. Была членом Палестинского общества, от купечества входила в комитет Карамзинской общественной библиотеки, оставалась почетной попечительницей Городского детского приюта.

Отсутствие собственных детей делало Анастасию Александровну особенно чувствительной к детскому горю, к сиротской доле. Когда при Симбирском детском приюте учредили братство Святого Александра Невского которое оказывало помощь своим воспитанникам по выходе их из приюта, Кирпичникова была одной из первых, кто сделал пожертвование на это богоугодное дело

Грамоту – девочкам

В первое десятилетие ХХ века по примеру других купцов-предпринимателей Анастасия Александровна купила два небольших земельных владения в губернии, куда наезжала в теплое время года. В селе Семеновка Ардатовского уезда (Чамзинский район Республики Мордовия) ей принадлежал хутор с конным заводом по разведению тяжеловозов.

Появление богатой прихожанки сельчане заметили сразу. В 1903 году на семь с половиной тысяч, выделенных Анастасией Александровной, в селе был устроен теплый придел при местном храме и приобретена новая церковная утварь, открылась церковно-приходская школа. Еще раньше она стала попечительницей воскресной школы для девочек в селе Должниково Карсунского уезда, где у нее было второе земельное владение.

Школа открылась в 1897 году, вскоре после посещения сельской церкви преосвященным Никандром. В те годы в селе существовала только церковно-приходская школа для мальчиков. Поскольку девочки были заняты домашней работой, то священнику долго пришлось уговаривать родителей, чтобы их отпустили учиться в воскресную школу.

Вначале откликнулись 23 девочки, на второй год их было уже в два раза больше. Учились по очереди, так как темная и тесная церковная сторожка, где занимались девочки, одновременно вмещала не более 30 учениц. Не хватало учебных принадлежностей. Деньги на парты, грифели и грифельные доски дала Кирпичникова. А вскоре благодаря ее стараниям воскресная школа переехала в просторное и светлое помещение и могла одновременно вместить 40 девочек.

Небольшие суммы выделяла она и на иные благотворительные цели: в 1891 году пожертвовала 500 рублей в пользу погорельцев Сенгилея, в 1911 году – 150 рублей на нужды Соловецкой пустыни и на украшение Симбирского Вознесенского собора. В год юбилейных торжеств по случаю воцарения на российском престоле Дома Романовых пожертвовала 70 пудов (1 тонна 120 кг) кровельного железа на устройство «Дома трезвости» в селе Карлинском Сенгилеевского уезда. В годы войны выделяла деньги солдатским семьям.

На миру и смерть красна...

Октябрьская революция разрушила спокойную и размеренную жизнь купчихиблаготворительницы. К сожалению, она овторила судьбу многих невинных людей, попавших в безжалостную мясорубку «народного гнева».

Тот же А.В. Жиркевич в марте 1918 года писал в дневнике о бесчинствах, творившихся в Симбирске: «…Мою знакомую, больную, с переломанной ногой, Кирпичникову выволокли на матраце. Она едва откупилась от тюрьмы 50 тысячами». А месяц спустя он же написал о ее смерти: «Умерла скоропостижно в своем особняке разоренная большевиками известная благотворительница Симбирска А.А. Кирпичникова, помогавшая мне выстроить церковь в женской тюрьме. Это была совершенно больная, с переломанной несросшейся ногою старуха, которую один раз уже грабили, тащили в тюрьму, но которая тогда от них откупилась. Теперь они потащили ее в тюрьму вторично: старуху это так потрясло, что она скоропостижно скончалась». Произошло это 10 апреля 1918 года.

Похоронили Анастасию Александровну на кладбище Симбирского Покровского монастыря. Но и оно вскоре было закрыто и разрушено. Ее могила, как и могилы многих известных симбирян, сравнялась с землей. Но имя благотворительницы в истории города живет и поныне.

Из книги «Симбирск купеческий. Часть II. Купеческие фамилии Симбирска». Материалы предоставлены Корпорацией развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области

Корпорация развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области

проезд Максимова, д. 4 (Дом предпринимателя)


Центр «Мой бизнес»

+7(8422)41-86-71
+7(8422)41-41-45

Реклама

Получить подробную информацию о проекте «История симбирского предпринимательства» можно в Доме предпринимателя (Центр «Мой бизнес»).

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: