Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

1200 градусов по Мосину

Чтобы загнуть свою первую валюту, он промучился три дня, прежде чем решил: «Получилось!». Сейчас его работы украшают улицы Ульяновска и интерьеры музеев. В феврале Мастеру – 60. Кузнец-художник Юрий Мосин – о тоннах любви к металлу, вдохновении и музыке в его наушниках.

Фото из личного архива Юрия Мосина

– Юрий, тридцать лет назад вы пришли в кузницу. А когда вы поняли, что покорили металл?

– Еще не покорил – в процессе. Для творческого человека любой материал интересен. Ковать я начал после резьбы по дереву. И первое время было тяжело понять структуру металла, его поведение, не пережечь, а уловить нагрев в 1200 градусов по Цельсию, когда металл становится податливым. Первую валюту делал три дня, злился, бросал и начинал заново. Потом начало получаться. Осенью 2020 года работал с медью в новой для себя технике дифовки, это совершенно другой опыт. Так что можно всю жизнь учиться понимать металл.

– Легко расстаетесь со своими работами?

– Иногда с трудом. Бывают творческие объекты или сувениры, которые не каждый день делаешь. Или вынашиваешь идею, и результат удивляет и радует. Кажется, что вот сейчас ты вложил больше души, эмоций, и когда это будет в следующий раз – неизвестно, потому что нужно возвращаться к рутине.


Яблоня. Сталь, ковка, симбирцит. 2011

– Если бы вам не приходилось работать на заказ, что бы вы ковали?

– Я люблю делать на заказ – это моя зарплата и то же творчество, только в заданных условиях. Нужно быть или гением, или уже похороненным, чтобы твои работы стоили бешеных денег. Многие гениальные творцы прозябали в нищете, а придворные художники жили в достатке.

– Ваши работы – приметы Ульяновска. Фонари на улице Ленина, декор Музея модерна, барельефы храмов Поклонного креста, лошадь и подводный мир фонтана на Островского, Дерево влюбленных у гостиницы «Венец», Жар-птица на проспекте Ульяновском. Проходя мимо, что вы испытываете?

– Мне приятно, особенно если объект не портит место. Конечно, спустя годы кажется, что какие-то вещи сделал бы иначе, но веду борьбу с внутренним критиком (улыбается).

– За пределами региона удалось поработать?

– В Болгарах в декабре 2020 года была установлена скульптурная группа: Феодор Ростиславич Черный, князь Смоленский и Ярославский, с супругой Анной и детьми. Участвовал в создании лестницы для Саранского оперного театра. Ковал фрагменты для триумфальной арки в Новокуйбышевске. Каждая фестивальная работа остается в том городе, где он проходил, – в Питере, Рязани, Перми, Бывалино. До пандемии в России проводилось до 10 кузнечных фестивалей в год, старался не пропускать самые знаковые.


Скульптурная группа: Феодор Ростиславич Черный, князь Смоленский и Ярославский, с супругой Анной и детьми. Дифовка. Ковка, золочение. 2020

– Вас много копируют. Видела в соцсетях около 10 повторений вашего каминного набора с Жар-птицей. Как вам это?

– Копируют – не жалко. Все мы отчасти что-то повторяем – природу, шедевры, приемы, идеи. Делать копии – часть учебного процесса в художественных классах. Хуже, когда на сайтах твои работы выдают за свои, это, к сожалению, бич современного кузнечного сообщества.

– Самое совершенное, что вам приходилось видеть?

– Архитектура Антонио Гауди.

– Что звучит в ваших наушниках, когда вы работаете?

– Рок-баллады – они хорошо сочетаются со звуками пневмомолота.


Пахарь. Сталь, ковка. 2013
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: