Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Условно безвозмездно

Второй этап программы условно-невозвратных кредитов для бизнеса, пострадавшего от коронавируса, подходит к концу. Представители компаний поделились своим взглядом на эту меру поддержки, а банки озвучили предварительные итоги кредитования.

Фото: Alexsander-777, Pixabay

«Было непросто»


Елена Филькина

генеральный директор школы иностранных языков «Смарт» (Ульяновск)

– Мы получили кредит летом. Тогда эта помощь пришлась очень к месту, потому что наш бизнес сезонный, и в тот момент нужно было выплатить отпускные всем сотрудникам.

Возникли ли у нас проблемы с получением? Скажу так: было непросто. Когда программа заработала, банки заявили, что готовы сотрудничать, а затем, когда мы стали подавать заявки, многие из них почему-то эту программу свернули. Но мы все-таки нашли банк, в котором нашу заявку одобрили.

Знаю, что некоторые организации уже на первом этапе кредитования были переведены на стадию погашения, потому что сразу не выполнили определенные пункты. Мы первый этап прошли, и нас перевели в стадию наблюдения. Со своей стороны условия кредитования мы выполняем – по крайне мере так, как мы поняли это постановление. Предупреждений от банка не было, и, думаю, наш проект реализуется нормально. Результаты ожидаем 31 марта.

Хотели бы мы получить снова такую поддержку, если локдаун повторится? На сегодняшний момент могу ответить утвердительно, потому что пока наш опыт положительный.

Докопаться до истины


Светлана Максина

главный бухгалтер медиахолдинга «Мозаика» (Ульяновск)

– Трудностей с оформлением кредита у нас практически не возникло. После изучения постановления № 696 и обсуждения всех моментов мы обратились к менеджеру нашего банка, заполнили онлайн-заявку и получили одобрение. Медиахолдинг «Мозаика» объединяет в себе несколько предприятий, и по многим из них мы получили льготные кредиты. Общая сумма внушительная, она помогла нам не только устоять в трудные дни, но и развиваться.

С декабря идет процедура наблюдения. Так как медиахолдинг «Мозаика» работал в полную силу практически весь 2020 год, сотрудников мы не увольняли. Наоборот, открыли новые направления деятельности, например, «Мозаика.Еда». Уровень зарплаты поддерживали и поддерживаем на должном уровне.

Все это позволяет считать, что мы не попадаем в зону риска. Над решением неясных вопросов у нас трудились несколько отделов – бухгалтерия, юридическая служба, дирекция по персоналу. У нас есть ресурсы, чтобы докопаться до истины и принять меры, но многие другие компании, особенно малый бизнес (а именно на него рассчитана эта мера поддержки), не располагают такими ресурсы. Как быть им?

В целом для нас эта игра стоила свеч. Обратимся ли мы за такой поддержкой снова при повторении локдауна? Если для нас все сложится удачно по этому кредиту, то, конечно, да. Тем более что «за» и «против» уже взвешены, информация изучена, опыт наработан.

Много дефолтов


Александр Воскобойников

председатель правления группы финансовых компаний «Банкербук» (Санкт-Петербург)

– Аналитики ОКБ и Frank RG подсчитали долю дефолтных кредитов среди выданных малому и среднему бизнесу в 2020 году. Среди льготных кредитов проблемных оказалось в два-три раза больше, чем среди обычных, выданных на рыночных условиях.

Во-первых, целью выдачи этих кредитов был не их возврат, а поддержка разоряющегося на фоне пандемии бизнеса в отдельных, особо пострадавших (а по сути, привилегированных) отраслях. Всего для мер поддержки выбрали около 50 ОКВЭД из более чем 1500 существующих – притом что почти 70% предприятий пострадали от пандемии и связанных с ней мер. Очевидно, что воспользоваться мерами поддержки, в том числе и льготными кредитами, могли лишь немногие компании.

Во-вторых, нет ничего удивительного в том, что кредиты, предоставленные на рыночных условиях, имели куда лучшие показатели по количеству просрочек и дефолтов – ведь банки были свободны в оценке рисков и требовании залога, а значит, могли выбирать более надежных заемщиков. Льготные кредиты брали фирмы, уже оказавшиеся в зоне риска ввиду общей экономической ситуации, это было понятно изначально, в том числе банкам.

В-третьих, не обошлось без злоупотреблений. Так как кредиты выдавались «как попало», по ОКВЭДам, без реального анализа финансово-экономического положения компании, часть из них была потрачена на текущие расходы или обналичена с прицелом на последующее банкротство.

Безусловно, малому и среднему бизнесу нужны кредитные деньги, особенно тем компаниям, что смогли выжить в столь непростых условиях. Сейчас многие компании вынуждены брать их под ставку от 20% годовых, что, как мы понимаем, куда выше даже процента в потребительском кредитовании.

Однако, если и продолжать (а тем более расширять) выдачу льготных кредитов, то действовать нужно куда аккуратнее – лишь субсидируя ставку, но оставляя анализ заемщика и конечное решение за самой кредитной организацией.

Полезно и государству тоже


Татьяна Кривонос

учредитель семейного центра BananaМама (Подмосковье)

– Летом прошлого года мы стали участниками этой программы в одном из банков. Для участия в этой программе не нужно было иметь специальных связей или других особенных условий. У меня не было счета в этом банке, для участия в программе я его открыла. Подписала договор. Деньги приходили тремя частями.

Главное условие кредитования – сохранить рабочие места и выплачивать зарплату не ниже МРОТ. На момент оформления кредита у меня работали шесть сотрудников, деньги я получила исходя из этого количества. Кредит полностью закроется в апреле следующего года.

До 1 декабря 2020 года был базовый период. Потом прошли проверки. У нас количество сотрудников не уменьшилось, поэтому мы перешли в период наблюдения до 1 апреля.

Считаю, что данная мера поддержки очень полезна и для предпринимателей, и для государства. Предприниматель получает крупную сумму сразу, а государство может быть уверено в том, что минимум год предприниматель обеспечит людей занятостью и зарплатой и ниже МРОТ.

Слово банкам


Юрий Осокин

управляющий ОО «Ульяновский» банка «Открытие»

– Все клиенты банка, которые обратились за льготным кредитом на возобновление деятельности, его получили. И на текущий момент они в полном объеме выполняют условия программы.

Основная трудность, с которой мы столкнулись при оформлении таких кредитов, была связана с технической работой по проверке клиента на соответствие программе: он должен быть включен в реестр МСП и принадлежать к пострадавшим отраслям. Кроме того, требовались проверка клиента на наличие аналогичного финансирования в другом банке, чтобы исключить двойное кредитование, а также расчет суммы кредита и другое.


Наталья Пантелеева

заместитель директора Ульяновского регионального филиала АО «Россельхозбанк»

– Поскольку мы в основном работаем с предприятиями, относящимися к сектору АПК, то среди клиентов Ульяновского филиала Россельхозбанка не так много тех, кто относится к сегменту бизнеса, наиболее сильно пострадавшего от последствий введенных ограничений во время пандемии. Это, пожалуй, не более 10%.

В нашей практике были обращения от предпринимателей, и мы выдали им кредит по данной программе. Но были также и те, кому вынужденно отказали по причине того, что предприятие не соответствовало требованиям Постановления Правительства РФ от 16.05.2020 №696 (самая распространенная причина – среди кодов ОКВЭД не было тех, которые попали в перечень).

От редакции

При подготовке этого материала мы беседовали с предпринимателями из разных сфер бизнеса. Ряд бизнесменов признались, что их попытки получить кредит оказались безуспешными. Кто-то отмечал, что эта мера поддержки – «для избранных».

Предприниматели, получившие такой кредит, делились моментами, которые до сих пор остаются им непонятны. Мы транслировали их вопросы в органы исполнительной власти и ЦБ, но конкретных ответов получить не удалось. «Каждый случай индивидуален, пусть обращаются напрямую в головной офис своего банка», – такой была самая предметная рекомендация официальных структур.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: