Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Технологии – это про людей

Ульяновский государственный университет – больше, чем классический вуз. Здесь создают сложные технологические комплексы для атомной отрасли, виртуальные тренажеры для врачей и полезные сервисы для смартфонов. Наш собеседник – проректор по инновационному развитию и цифровой трансформации УлГУ Дмитрий Шабалкин.

Фото: УлГУ

Дмитрий Шабалкин

проректор по инновационному развитию и цифровой трансформации УлГУ

– Дмитрий Юрьевич, как продвигается цифровая трансформация Ульяновского государственного университета?

– Прежде всего мы стараемся развивать новую цифровую корпоративную культуру. Происходит это в том числе за счет активного использования онлайн-ресурсов. У каждого студента есть электронное портфолио, личный кабинет со всей необходимой информацией. Аналогичные сервисы предоставлены преподавателям. Фактически организован цифровой аналог обычного учебного процесса. Это позволило нам с минимальными потерями перейти в онлайн во время коронавирусного локдауна.

Но цифровая трансформация – это не просто автоматизация отдельных процессов передачи и контроля знаний, получения новых знаний в ходе научно-исследовательской деятельности. Скорее это поиск направлений перспективного, полезного для всех использования цифровых технологий там, где до этого они не применялись.

Мы развиваем направления, связанные с анализом и обработкой больших данных, машинным обучением – всем тем, что позволяет применять сервисы искусственного интеллекта. Поставили перед собой амбициозную задачу – создать рекомендательный сервис, который позволяет студентам уверенно двигаться по своей образовательной траектории. На основе рекомендаций он может сам выбрать направление своего развития: сформировать и реализовать свой образовательный запрос.

Чтобы предложить студенту наилучшую траекторию, которая приведет его к успеху, мы анализируем его психофизиологические особенности, образовательные и социальные активности, результаты прохождения курсов и ожидания работодателей. Эти три цифровых образа складываются в единый цифровой срез студента.

В нашей программе развития до 2030 года составление цифровых следов и цифровая трансформация являются определяющим элементом.


– Сегодня везде, даже в гуманитарных сферах, правят новые технологии. Как вуз адаптируется к этим условиям?

– Мы очень четко разделяем автоматизацию и цифровизацию. Автоматизация связана с алгоритмами известных бизнес-процессов, а цифровизация предполагает несколько другое. Согласитесь: если бы семь-восемь лет назад вам сказали, что вы сможете платить налоги не то что не выходя из дома, а не вставая изза столика в кафе, вы вряд ли бы в это поверили. Сейчас люди приходят в банк, только чтобы получить карточку.

В гуманитарных направлениях образования так же: цифровизация заходит на новую «поляну». Помимо цифрового следа мы составляем психологический портрет студента. Это некий образ человека по итогам его деятельности и предрасположенностей (результаты тестирования, софтскилльных активностей и т.д.), который интегрирован с цифровым следом. Это точно гуманитарная сфера, поскольку в центре процесса стоит человек. Но без цифры это сделать невозможно.

Мы запускаем сервисы для самореализации человека. Предлагаем несколько вариантов, в зависимости от уровня осознанности и включенности в социальные процессы. Первый вариант – это саморазвитие по интересам, к примеру, изучение истории искусств, знакомство с достижениями квантовой физики, лепка поделок из глины. Второй вариант – взаимодействие с сообществами (клубами любителей книг, вышивания крестиком, цветоводства, катания на коньках и пр.). И третий вариант – саморазвитие в решении актуальных вопросов университета и региона. Это может быть поддержка инвалидов, оказание (не только и не столько материальной) помощи онкобольным и их семьям или другие значимые вещи.

Мы переводим это на цифровую сервисную платформу. Пользователь формулирует, что он хочет, а мы вместе с партнерами предлагаем ему сервисы, чтобы не только попробовать что-то новое, но и собрать вокруг себя единомышленников.


– Эти сервисы будут работать в виде мобильных приложений?

– Да. Они будут работать и в мобильных приложениях, и в web-интерфейсе.

– Значит, УлГУ теперь имеет свою собственную продуктовую разработку?

– Это будут и наши продуктовые разработки, и разработки наших партнеров – ульяновских IT-компаний, федеральных игроков, других университетов.

– Что нового и интересного создано в стенах университета в области робототехники, VR и других инновационных сфер?

– На форуме «Армия-2021» наши специалисты представили виртуальный тренажер для стрельбы из гранатомета. Это очень интересно в том плане, что классический университет (как о нас говорят: «У вас только гуманитарии») учит бойцов тактике применения в т.ч. новых образцов вооружения.


Виртуальная реальность, по сути, создана для того, чтобы обмануть мозг. Чем лучше продукт, тем лучше мозг обманывается. Но здесь обман – это не мошенничество, а способ погрузить человека в нужную ситуацию.

У нас использование виртуальной реальности ведется в профессиональном контексте. Мы создали, к примеру, радиационно и химически стойкий робототехнический комплекс для работы в агрессивной среде – при максимальных уровнях радиации.

И есть абсолютно гуманитарное направление – обучение медиков взаимодействию с пациентами. У врача достаточно сложная задача: с одной стороны, он работает с человеком, который абсолютно субъективен, с другой стороны – с объективными значениями результатов диагностики. А ведь есть люди, которые не умеют четко описать свое состояние, выразить это словами. И молодые врачи иногда теряются.

Год назад мы выпустили тренажер «Виртуальная клиника», в котором есть два аватара – врача и пациента. В аватаре пациента «живет» преподаватель медицинского факультета, а в аватаре врача – студент третьего или четвертого курса, который пробует себя в роли такого вот доктора Хауса.

Эта разработка студенческая, ее механизм построен на работе междисциплинарной команды. Студенты-медики пишут сценарий, студенты-дизайнеры отрисовывают сцены с людьми, а студенты-программисты складывают это все в единый комплекс. Все это делается под кураторством профессиональных медиков, профессиональных дизайнеров и профессиональных программистов.


– Есть ли уже успешный опыт коммерциализации таких разработок, их вывода на рынок?

– Да. Проекты, о которых я говорил и которые связаны с применением VR в системах робототехнических устройств, уже работают на рынке. В настоящее время университет занимает 4% национального рынка изготовления таких систем. К 2030 году в наших планах занять 20% этого интересного и быстрорастущего сегмента рынка.

– Как вы отметили, опорный в вуз в представлении многих – это все-таки классический университет. Как вам удалось развить такие сильные технологические компетенции?

– Сейчас провокационный тезис скажу: технологии – это про людей. Технологии «человекоцентричные»: их разрабатывают люди, внедряют люди и используют люди.

Несмотря на представление о нас как о гуманитарном университете, костяк преподавательского состава в 1988 году – это преподаватели механико-математического факультета Московского государственного университета. Физико-технический факультет был тоже представлен лучшими специалистами в своей области, которые были собраны со всего Советского Союза.

Фундамент, который был заложен при создании филиала МГУ, а потом Ульяновского госуниверситета первым ректором Юрием Вячеславовичем Полянсковым, сейчас активно укрепляется и развивается именно в тех направлениях, которые востребованы обществом.

Будучи многогранным университетом, мы отталкиваемся от региональной потребности. И в зависимости от изменения ситуации усиливаем ту или иную составляющую. Например, по обеспеченности медперсоналом Ульяновская область далеко не в лидерах по России; в ответ на это мы постоянно увеличиваем численность профильного факультета.

Мы не можем называться опорным вузом Ульяновской области, если не понимаем, как можем помочь региону занять лидирующие позиции в стране. Основываясь на стратегии научно-технологического развития РФ, делаем акцент на разработки для атомной отрасли во взаимодействии с НИИАР и ФВЦМР ФМБА России. Тесно работаем с ядерно-инновационным кластером, институтами развития.


– Какие разработки УлГУ считаете самыми важными за всю историю вуза?

– Не хочется делать прогнозы. Не могу говорить за историю. Жизнь покажет.

Есть интересные разработки, которые уже «выстрелили», – те же самые робототехнические комплексы. Есть проекты в исследовательской стадии, которые потенциально могут выдать совершенно новые результаты, допустим, в сфере квантовых компьютеров или в области модификации клеток. Поэтому думаю, что самое главное еще впереди.

Читайте также:

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: