Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Толедо – город двух гениев

С противоположного берега реки Толедо открывается взору сразу весь, загадочный и манящий средневековый город, который до 1561 года был столицей Испании. Даже не верится, что он настоящий, а не нарисованный художниками Диснеевской студии. Древняя кладка из серых и коричневых камней, черепичные крыши, узкие улочки с тесной застройкой, змейками сбегающие с высокой крутой горы.

Фото Ольги Ронжиной

Город венчают несколько грандиозных зданий: справа – прямоугольная громада замка Алькасар, в центре – готический кафедральный собор Святой Марии, левее – еще несколько церквей, каждая из которых могла бы стать гордостью небольшого городка.

Пешком в глубь веков

Сейчас Толедо – столица одноименной провинции и автономного сообщества Кастилия-Ла-Манча. Центр архиепископства. От Мадрида сюда нужно ехать на юго-запад около 80 км. Население – чуть больше 78 600 жителей (2007 г.).

От стоянки автобусов до главной площади Толедо перепад высот метров сто. Встаешь на ступеньку эскалатора и взмываешь вверх. Эх, везде бы так! А с площади начинаем пеший спуск лабиринтами узких улочек, ориентируясь на высокий шпиль кафедрального собора.

Любуемся красивыми зданиями, вывесками магазинчиков. Испанские вина, хамон (вкуснейшее, особым образом приготовленное мясо), фирменные калачики, овощи, магнитики, традиционное холодное оружие местных мастеров, испанский фарфор. Антиквар развешивает старые карты и ковры на балконе. Женщина поливает пышные разноцветные герани на окне. А вот дом, на фасаде которого приколочены две огромные грозди… старых сковородок. Зачем? Может быть, здесь всегда была харчевня? А может быть, так отпугивали злых духов?


Домик в стиле «мудехар»

Наша группа на несколько минут заходит в кафедральный собор Святой Марии. Даже из того уголка, куда туристов пускают бесплатно, поражаешься: красота несказанная! Я хочу здесь остаться и все посмотреть как следует. Никто не против: пожалуйста! Вместе с несколькими такими же фанатами берем билеты и проходим в собор, пока остальная группа продолжает осматривать город.

Духовный центр Испании

Когда ты оказываешься в одиночестве под высокими сводами готического храма, все это богатое убранство – только для тебя. Толедский кафедральный собор огромен – 60 на 120 метров, его высота – 44 метра. Он имеет пять нефов, внутренний дворик – клуатр, пристрой – капеллу св. Власия. Это – главный собор страны, здесь находится кафедра примаса Испании. Храм возводили в XIII – XV веках на месте старой вестготской церкви, превращенной маврами в мечеть. Здесь проводятся службы, а в остальное время собор является музеем.


Кафедральный собор Толедо

Вдоль внешних стен расположены небольшие молельни – капеллы. Не назову точную цифру, но капелл около двадцати. И каждая из них украшена фресками, картинами, иконами, статуями и барельефами. Первые молельни созданы еще в конце XIII века, во время строительства собора. В следующем веке была открыта капелла Сан-Ильдефонсо. Это очень популярный святой в Толедо. С ним связана легенда о том, как Дева Мария при встрече укрыла его своим плащом. Молельню заказал архиепископ и кардинал де Альборнос, чтобы там похоронили его самого и членов его семьи. Их могилы навеки остались под сводами собора.

Самая большая – Мосарабская капелла, в которой до сих пор проводятся службы по мосарабскому, главному литургическому обряду вестготской Испании. А самая «молодая» (первая треть XVIII века) – капелла Транспаренте («прозрачная»). Она называется так, потому что для ее освещения специально было сделано окно в крыше собора. Композиция капеллы великолепна. Это – вершина испанского барокко. Хотя в свое время было много споров, стоило ли делать «заплатку барокко» в готическом храме.

В Толедском соборе алтарь (ретабло) расположен в центральном нефе, то есть в середине храма, и с трех сторон отгорожен изумительно украшенными стенами. Готическое ретабло, на котором находятся вырезанные из дерева и позолоченные фигуры Христа, Богоматери, а также сцены из Евангелий и фигуры святых, - одна из главных ценностей собора. Внизу композиции установлена фигура Святой Марии (она посеребренная, но от времени почернела), оставшаяся от вестготского храма V-VI веков.


Ретабло собора

Напротив алтаря, в том же среднем нефе, находятся хоры. К тому же в этом зале заседал Епископский совет из 140 человек. Для высокопоставленных священников были сделаны удобные кресла. Их спинки украшены резьбой в ренессансном стиле. Это – подробные сцены Гранадской войны, которая закончилась в 1492 году полной победой испанцев над маврами. А на ручках примостились вырезанные из дерева животные (львы, лисы, собаки, обезьяны) и химеры. Кажется, что каждый сантиметр зала доведен руками художников, скульпторов и резчиков по дереву до совершенства. Например, пюпитр для дирижера выполнен в виде огромного грозного орла – символа государства. Покровительницей хоров является Богоматерь в белом облачении – Белая Дева.


Белая Дева – покровительница хоров

В помещении под 90-метровой северной башней собора собраны дары, преподносимые церкви. Среди них – золотая, украшенная драгоценными камнями дарохранительница высотой в два с половиной метра. Постамент для нее сделан из серебра и частично позолочен.

Главное сокровище

Но самые ценные сокровища собора находятся в сакристии (бывшей ризнице). Здесь разместилась картинная галерея, в которой выставлены работы Рафаэля, Тициана, Караваджо, Ван Дейка, Гойи, Рубенса и других знаменитых авторов. Но, прежде всего, сакристия славится собранием картин Эль Греко.


Картинная галерея в сакристии. Справа – работа Рафаэля

Доменикос (Доменико) Теотокопулос (1541-1614 гг.), был человеком незаурядным. Родился он на Крите, который находился тогда под властью Венецианской республики. Остров в середине XVI века оставался центром византийской иконописи. Поэтому Доменико поначалу учился на иконописца.

Потом он осваивал приемы итальянской и венецианской живописи у Тициана, четвертого титана возрождения, который еще оставался в живых. Затем объехал всю Италию и жил в Риме. Этот опыт внес в творчество художника новые элементы, свойственные маньеристам: причудливую перспективу, напряженные позы и бурную жестикуляцию.

И вот честолюбивый тридцатишестилетний художник в 1577 году приезжает в Испанию. Он страстно желает стать придворным живописцем Филиппа II. Король в это время строит в 50 километрах от Мадрида монастырь-дворец Эскориал и ищет художников для оформления интерьеров.

Сначала Теотокопулос поселяется в Толедо и получает там заказ на девять картин для монастыря святого Доминика и на одну для ризницы Толедского собора. Через два года он выполнил эти заказы. В Толедо он получил признание. Но испанцам было трудно произносить его фамилию, и они назвали художника просто «Греком» – Доменико Эль Греко.

Наконец, через полезные знакомства он получает королевский заказ на две картины: «Поклонение имени Христа» («Видение Филиппа II: Аллегория Священной лиги») и «Мученичество святого Маврикия».


Первый зал сакристии

Эль Греко вкладывает все силы в выполнение этих работ. Но король принимает картины прохладно. Да, в них есть порыв и экстаз. Но Филиппу II не нравятся эти излишне вытянутые фигуры, своеобразная композиция, недостаточная отделка. И вообще, канонические сюжеты этот чужеземец трактует как-то не так. А может быть, он и верит как-то не так?.. Нет в его творениях «серьезности и приличности», как у любимого королем придворного живописца де Наваррете по прозвищу «Немой». Словом, «Святого Маврикия» Филипп приказывает повесить не в капелле, а в Зале собраний (что, конечно, задевает достоинство живописца), и больше не дает заказов Эль Греко. Так разбивается главная мечта жизни художника.

В то же время в Толедо живописец не чувствует себя чужаком. Его здесь буквально носят на руках. Он входит в круг местных интеллектуалов. Работы так много, что в 1585 году Эль Греко имеет возможность нанять помощников и открыть собственную мастерскую. А на следующий год получает заказ на самую свою известную картину – «Погребение графа Оргаса».

Живописец не был стеснен в средствах и жил на широкую ногу. Он выбирает для себя не просто дом, не просто виллу, а арендует замок герцогов Эскалона, в котором 24 комнаты. Там он жил до самой смерти. Этот комплекс не сохранился. Музей Эль Греко в Толедо располагается во вновь отстроенном здании.

«Апостоладос»

Но вернемся в Сакристию Толедского кафедрального собора. Просторный зал. Сияющий паркет. На потолке – чудесная фреска Луки Джордано «Взятие Пресвятой Девы Марии в небесную славу». По стенам – картины.

Главным акцентом зала является работа Эль Греко «Эсполио» – «Совлечение одежд с Христа». Кстати, слово «эсполио» означает не только «снятие», «совлечение», но и «воровство», «грабеж». Христос, в соответствии с легендой, нёс крест в красных одеждах. На картине – момент, когда крест уже на Голгофе, а солдат протягивает руки, чтобы снять хитон Спасителя. Сейчас одежды будут сорваны и поделены между стражниками. Художник нашел совершенно необычный, незабываемый пламенеющий оттенок красного цвета для одежд Христа. Взгляд зрителя все время возвращается к этому алому пятну и продолжает скользить по фигурам и лицам участников сцены. Приговоренный не сопротивляется. Его бледное благородное лицо поднято вверх. В глазах, обращенных к небесам, стоят слезы. Он молится…


Картина Эль Греко «Эсполио» – «Совлечение одежд с Христа»

А перед картиной, в стеклянной витрине, находится небольшая скульптурная композиция, выполненная в мастерской Эль Греко: Дева Мария накрывает плащом святого Ильдефонсо. Этот единственный фрагмент остался от утраченной алтарной композиции.

В этом зале есть еще одно ценнейшее собрание картин Эль Греко – цикл «Апостоладос» («Апостолы»). Это портреты всех святых апостолов. Они составляют нижний ряд картин. Таких циклов было несколько. Часть из них рассеяны по разным музеям мира. В Толедо остались два: в сакристии собора (1605-1610 гг.) и в Доме-музее художника (1610-1614). Для каждого апостола на портретах Эль Греко характерны свои цвета одежд, свои атрибуты.

Но самое интересное, что художник, еще обучаясь в Италии, выбрал типажи для своих апостолов. Потом он писал их около сорока лет, как включенных в многофигурные алтарные композиции на темы Евангелий, так и в составе серий «Апостоладос», и в течение этого времени каждый апостол – это определенный, с первого же взгляда узнаваемый человек. Например, святой Петр. На картине «Плач Петра» («Слезы Петра») из цикла «Апостоладос» (она висит в сакристии справа от «Эсполито»), в эрмитажной работе «Апостолы Петр и Павел», написанной в 1587-1592 годах и на картине «Сошествие святого духа на апостолов» (1600 г.), которая находится в Галерее Прадо: тот же пожилой мудрый человек с седым ежиком волос и короткой бородой, в золотистый одеждах, держащий в руках тяжелые железные ключи.

Столь же характерен облик евангелиста Иоанна Богослова – романтичного узколицего юноши, глаза которого еще по-детски распахнуты, с густыми темными кудрями, в розовом плаще.

Не надо спешить! Внимательно рассмотрите лица учеников Христа. Кисть живописца-философа отразила самые разные характеры и судьбы апостолов. Но общая идея всего цикла – это Служение, беззаветное и трагическое…


Эль Греко. «Святой Франциск и брат Лео размышляют о смерти»

Время осмотра храма кончается. Затейливую игру разноцветных пятен, отбрасываемых огромными витражами в полумраке собора, в один миг прерывает яркое солнце на улице. Прощаешься со смешными, «недотёпистыми» львами, которые примостились на решетке южного, «Львиного портала». И – вперед!

В Толедо невозможно заблудиться. Любой путь в гору ведет к главной площади. А там уже – все блага цивилизации во главе со стеклянным кубом «Макдональдса». Беспечные туристы грузятся в вагончики небольшого поезда, который повезет их по всему городу.

Мы тоже погуляли бы еще. Дошли бы до замка Алькасар, где располагается богатый военный музей. Посетили бы Дом-музей Эль Греко. Увидели бы «Похороны графа Оргаса» в храме Сан Томэ. Прошлись бы по еврейскому кварталу, вспомнив горестную повесть Дины Рубинной «Воскресная месса в Толедо» об истории этих мест… Эх, задержаться бы здесь всего на один день!

Еще один гений из Ла-Манчи

Переведя дух, решаем посмотреть, что там, за аркой, которая расположена рядом с часовой башней. А там, на площадке сбегающей вниз улочки, стоит памятник Сервантесу, еще одному великому гражданину Толедо. Кстати, Мигель де Сервантес Сааведра и Эль Греко были почти ровесниками. Писатель родился в 1547 году, умер – в 1616-м. Возможно, они были знакомы. Хотя Сервантес, мягко говоря, не был домоседом. Уроженец этих мест, в молодости он некоторое время жил в Риме. Потом как офицер полка морской пехоты Испании участвовал битве при Лепанто, где был нанесен удар Османской империи. Получил три огнестрельных ранения: два в грудь и одно в предплечье. С тех пор у него не двигалась левая рука. Полгода пробыл в госпитале и продолжил службу. В 1575 году попал в алжирский плен, из которого его выкупили только через 5 лет. Затем был на государственной службе, приносящей небольшой доход, и занимался литературной деятельностью.


Памятник Сервантесу в Толедо

Скульптор, который ваял памятник Сервантесу на улочке Толедо, превзошел своих предшественников в изображении сословной характеристики героя. Сама фигура – очень красивая. Однако взгляд писателя из-под чуть опущенных век такой гордый, такой надменный, какой мне еще не приходилось видеть в скульптуре. А ведь все современники подчеркивали, что Сервантес был человеком чрезвычайно добрым. А какой еще человек мог так трогательно написать о бедном рыцаре Дон Кихоте?!

Последний привал

С «хитроумным идальго Дон Кихотом Ламанчским» мы встречаемся лицом к лицу примерно через час. Недалеко от Толедо остались руины замка XIV века. Предприимчивые люди построили рядом с ним больше десятка мельниц – таких, с какими бился легендарный литературный герой, - и организовали комфортабельную стоянку. Там-то нас и встретил Дон Кихот – артист, облаченный в доспехи, с разбитым «медным тазом» на голове и с копьем в руке. Он честно развлекал приезжих, подкрепившихся дармовым красным вином. Становился на колени перед дамами, гордо разворачивал плечи, фотографируясь с мужчинами. Конечно, это – просто «мулька» для туристов. Но очень оригинальная и смешная. Мы там так хорошо отдохнули, что запросто перенесли восьмичасовой обратный путь до побережья Коста Браво.

«Судьба в невзгодах всегда оставляет лазейку, чтобы можно было выбраться из них», – как говаривал бессмертный герой Сервантеса.


Мельницы в Кастилии-Ла-Манче, где гуляли в свое время Дон Кихот и Санчо Панса
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: