Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Люди, которые играют в деньги.
Деньги, которыми играют люди

О психологических играх с деньгами мы поговорили с ульяновским психологом, кандидатом психологических наук, научным руководителем АНО ДПО «ЦКСП» Дарией Сологуб.

– Дария, а что для вас лично значат деньги?

– На сегодняшнем этапе развития деньги для меня просто инструмент для реализации задач, – определенных, но далеко не всех.

Вообще, в моей жизни деньги – просто хороший помощник, потому что на самом деле ключевые вопросы решаются не благодаря наличию денег, а благодаря определенным психологическим и душевным качествам, например, это умение договариваться с людьми, понимать их потребности, выдерживать свои договоренности, отвечать за свои слова. И вот все эти качества просто подкрепляются деньгами, и если этих качеств нет, то деньги вряд ли помогут.

– Как давно вы профессионально разрабатываете «денежную» тему? Чем она вам, как психологу, интересна?

– Если мы говорим о профессиональном оказании психологических услуг, то есть такое понятие, как «терапевтический контракт». Это то, как человек приходит на занятия, в каких организационных условиях он находится и, в том числе, в каком режиме он оплачивает эти занятия. Деньги становятся одним из диагностических признаков того, что происходит с человеком. Если он вдруг забывает оплатить занятия, то, возможно, не считает наши встречи ценными или здесь происходит то, что его ранит, но он не может об этом сказать. И вот эта скрытая злость побуждает его забывать об оплате. Потому что деньги – это некая мера ценности, которую мы вкладываем в то или иное действие.

Например, приходит ко мне клиентка с «синдромом дворняжки» (часто встречается у женщин подобное поведение – такая хорошесть, удобность, готовность ущемить себя, пойти на любые жертвы, лишь бы ее не отвергли), и вот она обращается за помощью, подписывает условия терапевтического контракта, и дальше начинается излечение. Суть его заключается в том, чтобы психолог научил ее НЕ быть удобной, научил слушать свои потребности, ценить себя, отстаивать свои границы. И, как это часто бывает, слов недостаточно, нужен тренинг навыков. В рамках работы психолога это может выглядеть как проигрывание определенной ситуации с клиентом, и для этого психологу приходиться даже немного спровоцировать, что бы он (клиент) попробовал отстоять свои границы и убедился, что это возможно и безопасно (задача психолога все-таки – некая управляемая провокация).

И вот эта клиентка, которая находится в финансовой зависимости от своей мамы, в один прекрасный момент заявляет, что у нее больше нет денег, и она решает прервать терапию. Когда мы начинаем с ней об этом говорить, то вдруг выходим на тему, которая называется «не мои деньги» («у меня никогда не было своих денег, все деньги – у мамы, и если я буду с ней не согласна, то она отнимет у меня все, что есть»). И я понимаю, что прерывание терапии – это ее неосознанная попытка проявить хоть какой-то протест. Потому что, когда через какое-то время мои советы и помощь начали работать, я стала ассоциироваться у клиентки с материнской фигурой (тоже значимая женщина, старше и как-то помогает). И поскольку есть очень большая агрессия, которую по отношению к матери проявлять нежелательно, то происходит символичный разрыв с психологом через предъявление «у меня нет денег», чтобы таким образом разрядить психику.

– Но есть же другой выход, нежели агрессия?

– В данном случае целебным эффектом обладает возможность это обсудить и, благодаря создавшейся ситуации, выйти на истинные чувства клиентки в отношении с ее мамой. И когда эти чувства были легализированы, прожиты, ее отпустила агрессия, она смогла прийти к маме и спокойно поговорить. «По-моему, мне пора жить своей жизнью, и если ты хочешь помочь мне, то просто научи зарабатывать. А финансовые дотации мне не нужны, потому что таким образом я остаюсь зависимой от тебя, и не развиваю свою самодостаточность».

Таким образом, получается, что тема денег в работе психолога исследуется постоянно, ведь они вне человеческих взаимоотношений они не существуют: сами по себе это просто напечатанная бумага, не несущая никакой смысловой нагрузки.

«Тема денег в работе психолога исследуется постоянно, ведь они вне человеческих взаимоотношений они не существуют»

– Что можете сказать о роли денег в жизни современного человека?

– Надо понимать, что деньги родились в рамках социальных отношений как попытка людей соизмерить то количество благ, которыми они обмениваются. И получается, что изначально в социуме была характерная вещь, связанная с бартерным обменом, скажем, я тебе три бочки меда, а ты мне две коровы и т.д. Соответственно попытка выйти как-то на единую меру привела к тому, что общество начало разрабатывать единицы отчета, так были сделаны деньги из драгметаллов и т.д.

На сегодняшний день поменялась форма, но совершенно не изменилось их назначение. Получается, что деньги – это инструмент, который существует для того, чтобы каждый человек мог поддерживать такой немаловажный баланс в жизни, как «брать-давать». Сколько я даю этому миру, сколько беру из этого мира, – если этот баланс соблюдается, то и человеческая жизнь находится в равновесии. Но если этот баланс каким-то образом нарушен, то, в том числе, мы можем это увидеть и через деньги.

– Согласны ли вы с постулатом, что деньги – это свобода?

– Это достаточно устаревший стереотип, потому что раньше людям искренне казалось, что если у них есть деньги, то они могут купить себе какую-то часть комфорта. По факту происходит с точностью до наоборот. У меня есть достаточно большое количество клиентов, которые приходят к психологу, психотерапевту только потому, что, получив большое количество денег, они потеряли последние иллюзии и надежды на то, что эти деньги что-то решают.

Вот лишь один из кейсов. Обратился за помощью клиент, которому его благосостояние позволяет путешествовать не 3-4 раза в год, а 3-4 раза в месяц и который свое некое внутреннее неблагополучие длительное время пытался компенсировать деньгами. «Вот куплю себе машину круче – будет чувство самодостаточности, буду чувствовать себя ценным. Заведу себе молодую женщину, подарю ей три норковых шубы, и буду отражаться в ее глазах, как супермен». Но чем больше у него было денег и возможностей, тем больше он попадал в ситуацию, где его внутреннее одиночество, покинутость и душевный дисбаланс подсвечивались очень ярко. В какой-то момент, купив очередной тур и приехав после перелета в дорогой отель, он лег на кровать и понял, что он не то что ни чувствует какого-либо удовлетворения, – его накрывает тотальная депрессия, ощущение безнадеги. И он понимает, что бы ни делал, этого чувства избежать не может.

Эта история про то, что деньги ничего на самом деле не решают, но пока у человека денег нет, у него есть эта обманная иллюзия, что вот еще чуть-чуть, и будет легче. Человек, который открыт к своим внутренним переживаниям, но при этом заработал достаточно большое количество денег, рано или поздно сталкивается с развенчанием этого мифа.

«Деньги ничего на самом деле не решают, но пока у человека денег нет, у него есть эта обманная иллюзия, что вот еще чуть-чуть, и будет легче»

– И что делать?

– Тут есть два варианта. Одни люди уходят в отрицание, в компенсацию, и тогда мы получаем другую ситуацию. Определенное количество людей приходят ко мне с онкологией: они пытались решить деньгами то, что деньгами не решается. Душевная боль лечится только душевным теплом, она лечится в отношениях, пониманиях, восприятиях любви, и деньги всего этого дать не могут. Они могут лишь участвовать в обеспечении этих условий, но всего лишь как вторичный фактор.

И есть другой вариант, когда человек все-таки понимает истинную роль денег и вовремя начинает решать вопросы, связанные со своими чувствами, душой, отношениями. И через какое-то время деньги становятся для него хорошими помощниками.

– Приходилось ли вам видеть ситуацию, когда появляется зависимость от них, когда деньги забирают свободу?

– Здесь хочется вспомнить слова из Святого Писания: «Проблема не серебро, но сребролюбие». Грех – не наличие денег, а среброблюбие, то есть ситуация, когда психика попадает в зависимость от денег. И здесь есть две формы зависимости. Первая – это проблема бедности, когда человек уверовал в деньги, бежит за ними, злится на них и окружающий мир обвиняет за то, что у него все так неблагополучно. Такой человек все время движим страхом их не иметь, у него формируется «мышиное» поведение – все в кубышку.

Другая форма поведения – зависимость от денег, как от наркотика. Когда их в избытке, человек предпринимает попытку деньгами решать жизненные вопросы, которые, повторюсь, на самом деле деньгами не решаются.

Один мой клиент зарабатывал деньги, торгуя на бирже, и его жизнь была полна адреналина, потому что сегодня – плюс миллион, завтра – минус. Он был очень зависим от этого риска, что-то вроде профессионального игрока. И каждый раз, когда зарабатывал большую сумму, он испытывал нарциссический подъем: я – бог денег, я – идеален! А когда терпел убытки, то его накрывало полное самоуничижение и депрессия. И так его мотало из одного состояния в другое.

И когда я начала задавать вопросы, то мы выяснили, что есть некая закономерность: подобные подъемы и спады проходили у него и в подростковом возрасте, были они связаны в отношениях с девушками. Когда девушка, которую он захотел, отвечала взаимностью, то он чувствовал себя на вершине, а если кто-то не обращал внимания, накрывала жуткая депрессуха, и он упирался в эту цель, пока она не была достигнута. После этого интерес пропадал, и он шел дальше.

Тогда мы стали «копать» глубже, клиент после долгого сопротивления признался, чьи самые главные глаза смотрят на него, когда он стоит на своем внутреннем пьедестале, ради кого все это шоу: «на меня смотрит мама».

Оказывается, в его детстве со стороны мамы было много обесценивания. Отец был героем, погиб при исполнении служебных обязанностей, мама воспитывала двух сыновей, и старший сын все время слышал от нее: «Не забывай, что я ращу наследников героя!» Соответственно, любая ошибка, оплошность вызывала у мамы пренебрежение и осуждение, и таким образом он чувствовал, что проживает не свою жизнь, что должен быть не самим собой, а этим героем на пьедестале, который заменяет в психике матери погибшего мужа.

В моем клиенте все это сформировало ощущение душевной пустоты: отцом я не могу априори – я не он, а быть самым собой недопустимо, потому что быть самим собой – это про естественность, про принятие ошибок.

И вот мы выяснили, что деньги моему клиенту нужны для того, чтобы чувствовать себя на пьедестале. В денежной фигуре этот человек полностью видит отображение фигуры материнской, но поскольку он вырос, и у него появилась своя семья, материнская фигура полностью вытеснилась, и на ее место встал феномен денег. Соответственно, чем больше денег, тем выше степень восхищенных материнских глаз.

В общем, если каждого из нас аккуратненько «разобрать по запчастям», то окажется, что деньги играют свою, совершенно интимную роль.

– Что такое денежный поток на здоровом психологическом фундаменте?

– У человека всегда все будет хорошо и с деньгами, и бизнесом при условии, что деньги не обслуживают какой-то сценарий. Здоровые отношения – это когда человек четко осознает, что деньги – всего лишь инструмент для того, чтобы реализовывать свое предназначение в этом мире, помогать человеку делать свое дело, строить отношения.

«У человека всегда все будет хорошо и с деньгами, и бизнесом при условии, что деньги не обслуживают какой-то сценарий. Здоровые отношения – это когда человек четко осознает, что деньги – всего лишь инструмент для того, чтобы реализовывать свое предназначение в этом мире, помогать человеку делать свое дело, строить отношения»

Если сама фигура денег всегда будет стоять на втором месте после более глобальных вещей – отношений, семьи, любимого дела, тогда проблем с деньгами не может быть в принципе. Их будет ровно столько, сколько нужно этому человеку для реализации всех его задач.

– Что такое психологические игры с деньгами, и насколько они опасны?

– Это когда вместо того, чтобы решать свои психологические проблемы, человек начинает закручивать деньги в сценарий, таким образом, компенсируя свое душевное неблагополучие. Опасность таких игр с деньгами – как в онкологии, которая возникает при неспособности организма решать какие-то психические задачи. У денег тот же принцип. Допустим, у человека есть нерешенные психологические задачи, и он при этом хапнул большое количество денег. Тогда деньги становятся токсичными, неслучайно многие богатые люди страдают скрытыми формами депрессии.

Или, допустим, у человека хороший потенциал, таланты и способности, которые он отказывается реализовать из-за своего страха, прикрывается отсутствием денег. В результате, у него денег становится гораздо меньше, чем этих способностей, и недобор, естественно, приводит к тому, что человек чахнет.

– Дария, что посоветуете читателям «Делового обозрения», мечтающим о гармоничных отношениях с деньгами?

– Есть одна универсальная рекомендация: кесарю – кесарево. Необходимо разобраться в том, какое место в вашей психологии занимают деньги, и если вы обнаруживаете негативные эмоциональные реакции, сценарии, то не пытайтесь их «замылить», не пытайтесь с помощью денег от этих проблем отвлечься. Лучше обратитесь напрямую к людям, которые компетентны в этих вопросах, – психотерапевту, психологу, священнику, финансовому коучу или человеку любой другой помогающей профессии, умеющему с данным вопросом работать, и главное, вызывающему у вас доверие.

Решение проблемы происходит примерно так. Первый, самый сложный шаг – это понять, что проблема существует. Она должна определиться в психике, например, вам необходимо заметить за собой, что каждый раз после ссоры с мужем возникает патологическая потребность шопинга. Или после удачной покупки возникают сомнения «а вдруг был вариант получше», и вместо радости вы испытываете сомнения и разочарование. Или деньги периодически вызывают чувство вины, когда вы видитесь с более скромно зарабатывающими родственниками…

Этот шаг – это этап предъявления проблемы, после него нужно начать исследование проблемы, когда мы собираем весь «пазл», выясняя, какова была первичная ситуация. А дальше начинается этап разотождествления с этой проблемой, и мы начинаем потихоньку выводить свою линию жизни из патологического сценария. После этого наступает важный этап – этап принятия, когда ты перестаешь бороться с этой проблемой и начинаешь воспринимать ее как нормальный процесс обучения.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: