Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Телега раков за рубль.
Как торговали на ярмарках Симбирска

В ярмарочные дни людей в Симбирске становилось больше на треть, а сами ярмарки были намного крупнее наших рынков. Накануне Дня торговли публикуем новый рассказ об истории ульяновского бизнеса по материалам и при поддержке Корпорации развития промышленности и предпринимательства региона.

«Обжорный ряд»

Симбирск славился тремя ярмарками: двухнедельной Сборной – в начале Великого поста и двумя трехдневными – Казанской (с 8 июля по старому стилю) и на Ивана Постного (с 29 августа). Казанская считалась у интеллигенции «крестьянской» – на ней мужички скупали серпы, косы, колеса, лапти и другие предметы, необходимые в деревенском быту. На Ивана Постного торговали, в основном, богатыми дарами симбирских садов. Старожил Алексея Ястребов вспоминал: «Идешь бывало по площади, и на протяжении нескольких сот метров повсюду строят возы с фруктами».

Ярмарки с момента возникновения сменили несколько мест в городе, пока, наконец, не перебрались за овраг речки Симбирки, где и сформировалась Ярморочная площадь. Она была куда больше, чем Ульяновский центральный рынок, занимала территорию нынешних заводов «Утес» и «Контактор».

С северо-востока к Ярмарочной площади примыкала еще и Базарная с мучной и бакалейной торговлей, обжорным, тележным и колесным рядами. Чем торговали в Молочном переулке, ясно из названия. Словом, торговцам было, где развернуться и чем похвалиться. В середине XVIII века раков продавали возами – огромный воз меньше рубля! А в конце того же века о такой роскоши приходилось только мечтать.


Ярмарочная площадь. Открытка начала ХХ века

Младший брат Карсуна

В то время Симбирская ярмарка напоминала заурядный базар и проводилась лишь в июле (Казанская). За те три дня, пока она длилась, население Симбирска увеличивалось на треть. Мужички приценивались к «колесам, бочкам, кадкам, дранью, лубью».

Плотами пригонялся лес. Лошади, коровы, бараны приходили своим ходом, порою аж с Оренбургских степей. На судах привозили «разную ценную и глиняную посуду, лимоны, апельсины и прочие плоды, которые в рассуждение здешнего климата родиться не могут». Местные садоводы и огородники выкладывали свой урожай. Но далеко было этой торговле до Карсунской Троицкой ярмарки. И старший брат Симбирска – уездный Карсун – долго оставался ярмарочным центром губернии.

Плотами пригонялся лес. Лошади, коровы, бараны приходили своим ходом, порою аж с Оренбургских степей. На судах привозили «разную ценную и глиняную посуду, лимоны, апельсины и прочие плоды, которые в рассуждение здешнего климата родиться не могут»

Лишь в 1-й трети XIX века в силу вошла Симбирская Сборная ярмарка. Ей, конечно, было далеко до двух главных ярмарок империи – Нижегородской и Ирбитской, но и Симбирской Сборной было чем гордиться. Начиналась она на первой неделе Великого поста и длилась до конца следующей недели.

Всяк ждал Сборной ярмарки – и не только торговцы и покупатели. В город массово стекались воры-гастролеры и доставляли немало хлопот полиции. Порой до шести лошадей уводили за ночь ловкие конокрады из-под носа почти сотни караульщиков. И даже «срамные девки» с нетерпением ожидали ярмарки, надеясь растопить сердце и опустошить кошель какого-нибудь залетного купчины.

Бойкот ветхой крыше

Сборная приносила городу главный доход, и симбирские власти всячески о ней заботились. Ужасный пожар, бушевавший в Симбирске с 13 по 21 августа 1864 года, сжег дотла все ярмарочные постройки. Но уже в феврале следующего года среди обугленного города радовал глаз «совершенно отстроенный новый, значительно обширнее прежнего, ярмарочный гостиный двор, состоящий из 16 корпусов, в котором помещалось 436 номеров лавок». К слову сказать, губернаторский дом был восстановлен после пожара лишь спустя без малого пять лет. Затраты на Сборную окупились с избытком – в 1870-е годы городская казна получала с ярмарки треть всех своих доходов.


Симбирск после пожара 1864 года

Хранением, учетом и сертификацией товара ведал мытный двор. За каждый воз с шерстью и кожами, медом и воском, мясом и рыбой, «белыми и черными грибами» в доход города платили по утвержденной городской управой таксе. Однако городские мужи так увлеклись взвинчиванием платы, десятилетиями капитально не ремонтируя лавки, что торговцам пришлось пригрозить им фактическим бойкотом ярмарки. Лишь после того, как на сукно управского стола легло заявление от 53 купцов о том, что дожди через ветхую крышу подпортили их товар, власти раскошелились.

В 1896 году заблестели краской четыре новых торговых корпуса. В первом открылась пользовавшаяся наивысшим спросом «модная линия», второй отвели под оптовую торговлю, в третьем и четвертом корпусах продавали чай, сахар, свечи, тульские самовары и всевозможную «мелочь», столь необходимую в хозяйстве. На специальных козлах вывешивали церковные колокола – здесь монополию держали самарские негоцианты. Отдельные площадки отводились под торговлю деревянными изделиями, кустарной продукцией и конями. За всем зорко следил ярмарочный комитет.


Торговец коврами. Художник Борис Кустодиев, 1920 год

Пища для тела и души

Занимательным путеводителем по торговой жизни Симбирска нам служат интереснейшие мемуары Алексея Васильевича Ястребова. «На ярмарке было очень много товаров на все вкусы и на всех потребителей, – писал он, – начиная с дегтя, колес и прочего, что надо было крестьянам, и, кончая изысканной парфюмерией, которая нужна была интеллигенции и богачам. В детстве нас, прежде всего, интересовали игрушки и сладости. Игрушек привозилось на ярмарку много самых разнообразных и интересных. Из сластей мне особенно запомнились вяземские пряники. Они продавались в виде небольших четырехугольников и выглядели весьма заманчиво. ...Они прямо-таки таяли во рту и были необычно ароматны. Теперь таких вкусных пряников нет даже в Москве: по-видимому, вяземские кондитеры никому не открыли секрет своего производства. Необыкновенно вкусным было также продававшееся на ярмарке привозное миндальное печенье, также весьма ароматное».

«Пищу духовную» продавали большей частью заезжие купцы. Так в марте 1883 года «Симбирские губернские ведомости» писали: «Торговлю книгами производят на ярмарке следующие лица: казанский купец А.С. Дубровин и московские купцы А.И. Манухин и В.В. Пономарев». «Культурную программу» ярмарки составлял балаган с незатейливым представлением.

Столетие назад на Симбирскую Сборную ежегодно съезжалось до пятидесяти тысяч человек – немногим меньше чем составляло все население губернского города. Товарооборот достигал трех миллионов рублей. А российский рубль ценился тогда не ниже, чем пресловутый американский доллар.

Из книги «Симбирск купеческий. Часть I. Очерки о симбирском предпринимательстве». Материалы предоставлены Корпорацией развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области

Корпорация развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области

проезд Максимова, д. 4 (Дом предпринимателя)

Центр «Мой бизнес»

+7(8422)41-86-71

+7(8422)41-41-45

Получить подробную информацию о проекте «История симбирского предпринимательства» можно в Доме предпринимателя (Центр «Мой бизнес»).

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: