Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Александр Смекалин: «На докризисные показатели рассчитываем выйти
к концу 2021 года»

Председатель правительства Ульяновской области Александр Смекалин в эксклюзивном интервью «Деловому обозрению» прокомментировал ситуацию в экономике региона и озвучил прогнозы по ее восстановлению.

Фото: пресс-служба правительства Ульяновской области

– Александр Александрович, как можете оценить текущее состояние ульяновской экономики?

– На сегодняшний день не так много поводов для оптимизма. Период пандемии не прошел бесследно для экономики нашего региона, Российской Федерации и многих других стран мира. Нас не может не расстраивать, что динамика роста промышленного производства в Ульяновской области является самой низкой на территории Приволжского федерального округа.

Проанализировав данную тенденцию, мы увидели серьезную закономерность, которая легла в основу плана преодоления эпидемиологического кризиса и выработки целого ряда мер поддержки ульяновского бизнеса. Дело в том, что структура экономики Ульяновской области серьезно отличается от структуры экономики соседних регионов. Если мы возьмем Пензенскую область или Мордовию, где мы видим позитивную динамику, то львиную долю в структуре экономики там занимают пищевая, перерабатывающая промышленность и сельское хозяйство – то, на чем не сказался эпидемиологический кризис. Предприятия этих отраслей не останавливали работу, они продолжали поставлять товары в торговые сети. Мы помним взрывной спрос на продукты питания в начале весны.

Во многих субъектах ПФО базу промышленного производства составляют сырьевые компании, которые также не прекращали деятельность. Это, например, Оренбургская область и Татарстан. Поэтому пандемия не так сильно сказалась на их экономике.

Что же касается нашего региона, то большую часть промышленного производства у нас занимают машиностроение, производство радиоэлектроники и высокотехнологичные производства. Компании этих отраслей входят в глобальные кооперационные цепочки: это и поставка комплектующих из-за рубежа, и ориентация на экспорт. А границы были закрыты очень длительный промежуток времени.

Руководство Ульяновской области выработало правила, при которых крупные стратегически важные предприятия довольно оперативно возобновили свою работу. Но были очень серьезные проблемы с поставкой комплектующих и реализацией продукции. Производство продукции, ориентированной на конечного потребителя (мебель, товары народного потребления) также было серьезно затруднено, потому что цепочки реализации, включая торговые центры, были ограничены в функционировании. Во многих регионах товаропроизводящие цепочки до сих пор работают не в полном объеме

Исходя из этого было принято решение о запуске новых инструментов поддержки, в первую очередь, интернет-торговли. А недавно мы приняли решение о запуске новой меры поддержки для экспортоориентированных предприятий (благо сейчас открываются границы): мы компенсируем им часть затрат на логистику, чтобы сделать наши товары конкурентоспособными.

В текущей ситуации, да, у нас не самые лучшие показатели, но, начиная с июля, темпы спада промышленного производства замедлились, мы наблюдаем даже небольшой рост – порядка 2,5%. Я уверен, что мы сможем стабилизировать ситуацию до конца этого года. На показатели докризисного периода, скорее всего, выйдем только к концу следующего года, и это объективная ситуация.

«С июля темпы спада промышленного производства замедлились, мы наблюдаем даже небольшой рост – порядка 2,5%. Я уверен, что мы сможем стабилизировать ситуацию до конца этого года»

– Можно ли сравнить нынешнюю экономическую ситуацию с какими-то другими периодами в истории?

– Я не смогу привести подобного примера. Это кризис, созданный искусственно, потому что намеренно ограничивались производство и товаропотоки. На него наложились еще и серьезные для нас экономические потрясения, связанные с падением цены на нефть, политическими ограничениями. Я говорю в том числе о санкциях: они не ослабевают, а напротив, появляются новые.

Этот кризис комплексный, и воздействовать на него классическими механизмами очень сложно. В текущей ситуации мы можем только поддерживать отечественного производителя.

В какой-то степени нашей стране помогло минимизировать потери то, что мы достаточно длительный период пребываем в условиях санкций. Мы смогли сформировать свои, внутристрановые товаропроводящие цепочки, сформировать пул поставщиков.

– Какие макроэкономические показатели в регионе вызывают наибольшее беспокойство?

– Прежде всего объем промышленного производства. Но здесь у нас есть очень серьезные заделы с учетом снятия ограничений по численности занятых в производстве и функционирования логистики. Хорошие перспективы есть у «Авиастара» и многих новых компаний, таких, как «Немак», «Бриджстоун», которые сегодня реализуют серьезные проекты. Это дает понимание, за счет чего ситуация будет стабилизироваться.

Опасения вызывает и уровень безработицы. С апреля он серьезно растет, сегодня в регионе почти 30 тысяч официально зарегистрированных безработных. Этот показатель увеличился почти в 10 раз, что не может нас не волновать.

Проанализировав ситуацию, мы увидели: свыше половины официально зарегистрированных безработных фактически находятся в таком состоянии более 15 лет, в некоторых случаях последние записи в трудовых книжках датируются 90-ми годами. А документы о том, что они являются безработными, эти люди подали только сейчас, чтобы получить денежные пособия. Мы, по сути, вскрыли серьезный пласт теневой экономики, и это позволяет нам понимать ее структуру в разрезе территорий и отраслей.

Безусловно, есть и большое количество безработных, которые высвободились за счет того, что целый ряд отраслей еще находятся в простое. По мере того, как мы снимаем запреты на осуществление деятельности, эти люди начинают уходить из числа безработных и снова трудоустраиваться. Кроме того, есть сезонная безработица.

Самое главное здесь – определить людей, которые реально являются нуждающимися в помощи и поддержке. Мы пересмотрели структуру функционирования наших центров занятости. На начальном этапе эпидемии они работали на фиксацию и на оформление документов для получения мер государственной поддержки, а сейчас специалисты в большей части заточены на оказание содействия в поиске работы для этих людей. Добавлю, что все наши меры поддержки для малого и среднего бизнеса базируются именно на сохранении и создании рабочих мест.

– Каковы прогнозы по итогам третьего квартала?

– На сегодняшний день мы практически полностью отменили ограничения для экономики, выработаны условия функционирования почти всех отраслей и направлений бизнеса. Еще раз повторюсь, что мы наблюдаем стабилизацию показателей по объему промышленного производства – важного параметра валового регионального продукта.

Нас не может не беспокоить снижение спроса населения, и это будет отражаться на показателях малого и среднего бизнеса. Но в Ульяновской области есть перспективы для того, чтобы обеспечить соответствующий уровень развития экономики для достойного завершения третьего квартала и года. Да, серьезный простой в три-четыре месяца не может не сказаться на выполнении производственных программ за год. Однако приятно отметить, что довольно большое количество компаний пересмотрели свои программы, изменили структуру своего бизнеса и вложились в диверсификацию. Появилось большое количество новых проектов по модернизации либо созданию новых производств и направлений. Это хороший базис для того, чтобы переформатировать экономику и в следующем году не только ее стабилизировать, но и сделать шаг вперед.

Самое важное читайте в нашем Telegram-канале.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: