Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

В мир несущая

Интервью с главным редактором регионального телеканала «Репортер 73», заслуженным работником СМИ Ириной Колотковой получился не совсем обычным. Часть вопросов ей задали пользователи соцсетей.

Фото из архива Ирины Колотковой

– Ирина, обычно работники СМИ «остаются за кадром», но это не про вас, вон, даже губернатор у вас брал интервью. По какую «сторону баррикад» вам легче?

– Редко соглашаюсь на интервью. В первую очередь, потому что… неинтересно, а на это всегда жаль времени. Просто бла-бла, потрепаться – не для меня. Не нравится банальность вопросов, когда тебя спрашивают по шаблону «расскажите что-нибудь». Раскрыть незнакомого человека без должной подготовки практически невозможно.

– Ну, вы-то в этом деле – профи! Поделитесь секретами успешного интервью.

– Люблю погружение в тему, биографию, события жизни героя и его дела. Считаю, что интервью без драматургии, цели невозможно, если, конечно, хочешь раскрыть человека. Применяю секреты и приемы раскрепощения гостя перед камерой, и даже самые косноязычные забывают о волнении, неуверенности; потом они сами удивляются, что «говорят как по маслу»!

Хотя во время эфиров случается всякое, поэтому нужны выдержка и реакция молниеносная.

– Например?

– Помню, как в середине 90-х Александр Кругликов неожиданно достал из портфеля буханку черного хлеба и начал аргументированно обличать тех, кто «крадет драгоценные крошки у народа». Оппоненты сильно заволновались. Маргарита Баржанова, безапелляционно отрицавшая возможность общения Сергея Морозова в кремлевских кабинетах, вдруг запаниковала, когда не смогла привести пример своей работы в тех самых кабинетах.

Падали стальные фермы со световыми приборами в прямом эфире. Дрожащие руки кандидатов на себя проливали воду, когда слышали несогласованные вопросы. С Валерием Золотухиным в студии мы пели, а с Юрием Соломиным – читали стихи и виртуально гуляли по старой Москве, он был приятно удивлен, когда я вручила ему кружку ручной работы с изображением Симбирска, он коллекционер страстный. Этот драйв ни за что не променять!

– Расскажите, как выпускница пединститута попала в сферу СМИ.

– О, это удивительная история, из разряда «искала и нашла»! У меня есть фото, на котором я, первоклассница, в виньетке в виде… телевизора! Среди самых популярных игр, кроме пряток, театра и футбола во дворе, были игры в учителя, врача, продавца косметики, и, не поверите, диктора! Брала газету с программой, усаживала домашних на диван, и читала им программу передач с выражением, зрительным контактом и в позе труакар (ракурс по диагонали). Позже узнала, что делала все по правилам!

В старших классах полюбила литературу, вместе с одноклассниками обожала уроки Сергея Ивановича Хмарского, который декламировал стихи Ахматовой, сидя на столе (директор школы!), или темой сочинения выбирал не образ главного героя романа, а вопросы чувств, чести, самоопределения. Я и решила после пединститута вот так же интересно общаться с детьми, учить их прекрасному. Правда, хватило меня на полгода. В 90-е годы голодные, злые родители учеников были заняты поиском средств выживания, до детей у некоторых руки не доходили. И моим педагогическим установкам пришел конец.

Перестройка перевернула страну, люди захлебывались в вале информации, искаженные факты принимали за правду. Я тоже буквально задыхалась, искала, читала, смотрела, чувствовала, что в воздухе что-то бродит, вот-вот грянет. И точно, это была встреча в телекомпании «Канал-2», первом кабельном телевидении в Ульяновске, где группа талантливых энтузиастов готовила оперативные новости, снимала авторские программы, репортажи, фильмы. В отделе информации я наполняла новостную ленту, все больше погружаясь в мир ТВ. Потом была учеба, стажировки, практика, продюсирование съемок, тем. И я поняла – это мое!

– Вы стали первой на первом региональном в непростое для канала время. Как себя чувствовали в роли антикризисного менеджера?

– Меня по-хорошему заводят сложности. Когда не боишься изменений привычного хода вещей, когда предпринимаешь то, что нужно в ситуации. После 15 лет работы на ГТРК «Волга» я пришла на «Репортер» с бешеным азартом, хотелось нового, хотелось экспериментировать. Местное ТВ любят за то, что оно родное, про самих людей, не про столицу. Наша работа в прямом утреннем эфире тогда побила все рекорды телесмотрения в регионе! Пришлось организовать несколько смен, внедрить строгий график и четкое планирование, чего не было. Поиск нестандартных решений в условиях кризисов, обязательно с командой, опорой моей – вот то, что дает жизненные силы тебе и твоему делу.

Да, непопулярные решения в такие моменты необходимы. Переживать, конечно, приходится, главное, понимать, что после хирургического отсечения на старом месте обязательно появится новая ткань! При всей авторитарности, некоторой жесткости, я все же добрая и пушистая! (улыбается). Только лень и ложь не прощаю никому.


– Вас хорошо знает ульяновская блогосфера, и когда я предложила своим фолловерам придумать для вас вопросы, они накидали много разных. Например, такой. Каким личным качествам вы не изменили за годы работы на ТВ, а какие пришлось буквально «взращивать» в себе?

– Я гиперответственна. И в окружающих ценю ответственность. Правда, иногда срабатывает синдром отличницы, и мой перфекционизм зашкаливает. Вот тут одергиваю себя, требовать от себя и других совершенства нельзя, невозможно, чревато расстройствами всякого рода!

А вот насчет «взращивать»… Всю жизнь работаю над повышением стрессоустойчивости, считаю, что чересчур близко все воспринимаю, провожу через себя. Один давний знакомый как-то произнес: «Ты столько лет в журналистике, и до сих пор не стала циником. Закаляйся!» Закаляюсь, но… циником не стану.

– Еще вопрос из соцсетей. Могут ли СМИ в нынешней России быть независимыми, и как поддерживать баланс отношений с властями?

– Независимыми от кого?! Мы зависим от рекламодателя, финансирования, от рейтингов, от аудитории, от законодательства! О независимости СМИ у нас спорят годами, и это дискуссионный вопрос, в котором госполитика и интересы учредителя, финансы и спонсоры, самоцензура и социальная ответственность так тесно переплетаются, что однозначного ответа нет и не будет никогда. Есть журналистика фактов, и есть инструмент пропаганды, и они не могут друг без друга. Я бы говорила об условной свободе, когда мерилом выступает объективность подачи информации. Все остальное из области философии и вечных споров.

– Люди хотят знать, как вам работается в одной команде с супругом?

– Прекрасно работается! Разрушаем все мифы, опровергаем собственным примером: мы не конкуренты, дополняем друг друга, творческий процесс от этого только в выигрыше. Мне даже дискомфортно, если на худсовете нет директора/главного режиссера.

Признаюсь, мы и отдыхаем вместе. Джаз любим, путешествуем, читаем, кулинарим, нам даже молчать друг с другом комфортно, это важно. Не устаем друг от друга. Это любоff (улыбается).

– Видела ваш портрет на ульяновских трамваях. Чей креатив?

– Идея родилась на мозговом штурме по продвижению. Вот так ярко, четко и доходчиво мы донесли людям, где и как смотреть новости региона от «Репортера». Главное, работает! И «Репортер», и Колоткова, и электротранспорт! (улыбается).

– Как-то вы сказали про свой канал: «любим говорить о позитиве, но всегда замечаем негатив». Какой телевизионный сюжет из этого – позитивного и негативного – вас задел за последнее время сильнее всего?

– Два в одном. История о неравнодушии. Бабушка-инвалид не могла выходить на улицу и даже передвигаться по квартире, соцорганы не предоставляли ей коляску по каким-то бюрократическим причинам. А другой нашей героине при последней стадии онкологии отказали в выдаче спецсредств, поставив в очередь, которая дойдет слишком поздно, увы.

На следующие сутки наша редакция разрывалась от звонков: соседи бабушки САМИ, без соцуполномоченных, приобрели и подарили ей коляску. А второй героине наша землячка с похожей историей передала в дар целый набор вспомогательных средств, облегчающих жестокое заболевание. Тут и соцорганы подоспели, выдали все полагающееся. В этом и отличие регионального ТВ: мы рядом, мы неравнодушны.

– Вот у меня нет кабельного телевидения, я смотрю «Репортер 73» в интернете. А много ли таких, как я в регионе?

– Кабельный охват в регионе мощнейший, почти 80%. Это наследие прежних лет, когда антенна коллективная заменялась на кабель провайдера.

Если нет кабельного ТВ, есть цифровой пакет, мультиплекс – та самая 20-ка каналов, бесплатных в каждом доме практически на всей территории области. Здесь уже 9 кнопка: врезки «Репортера» в эфир ОТР. Утренний эфир, новости, интервью, документальные проекты, ток-шоу – запретных тем нет, есть запрет на шаблоны!

– Почему люди смотрят ТВ, если все есть в интернете, а интернет – в каждом доме?

– Тема давно вышла из зоны «кто кого», потому что здесь нет первенства, не сравниваем ракету и подводную лодку, сферы разные, а контент один. Он и главенствует. Продукт и его качество важнее сегодня. Профессиональная и гражданская журналистика ведь тоже разные вещи. Группа телеканала отвечает за сюжет по требованиям законов о СМИ, рекламе, персональных данных, противодействию коррупции и так далее, а творцы из серии «сам себе режиссер» или «одна тетка сказала» провозглашают полную свободу творчества.

«Фейки заполонили пространство, что в ту же эпоху коронавируса чревато паникой. Мы с вами знаем, что плохие новости продаются лучше, чем хорошие! Из-за такого вала негатива, и социология это подтверждает, невероятно возросло доверие именно к официальным СМИ. Есть проверенный факт, есть реноме СМИ, которому доверяют. И есть «утка», жонглирование, подтасовка фактов»

Главный вопрос: что я хочу получить, какую информацию, какую пищу для ума? Или хочу развлечения, через мем, прикол, вирусный ролик сделать вывод о происходящем, или не делать никаких выводов совсем. Медиапотребление изменилось кардинально, но аудитория, как и прежде, состоит из разных возрастных категорий, и учитывать это надо, профессионалы понимают, как. А способы передачи сигнала, доставки контента будут разными, и потребитель будет пользоваться тем, чем ему удобнее.

– Приходится ли вам свои предложения – по улучшению ситуации в отрасли – высказывать на федеральном уровне?

– Да, это часть ежедневной работы. Мы – региональный телеканал. Это не желание высокого чиновника подарить такой статус, мы его завоевали профессионализмом. Если на федеральном уровне принято решение помогать региональному ТВ, как вы считаете, это государственная ошибка? Жители всей страны атаковали сенаторов и депутатов, чтобы им вернули региональные новости, вещание на национальных языках, потому что претит смотреть бесконечные шурыгинские похождения и разборки с ДНК артистов.

Спасибо за поддержку Ассоциации телевещателей, куда входит наш телеканал. Вместе обсуждаем все: от вещания до проверок Роскомнадзора, ищем пути сотрудничества, проводим творческие конкурсы, формулируем законодательные инициативы в отрасли СМИ и Минцифры.

– Скажу вам, как редактор редактору. Возглавив коллектив журнала, я не прекратила заниматься творческой работой. А у вас как? Есть любимый проект?

– Любимый – «Репортер», от начала до конца, из года в год. Утренний задорный эфир – это хорошее настроение, радостное начало дня. Новости – ключевое направление, мы умеем делать новости. Интервью. Грантовые проекты, горжусь ими. Это и «Дороги Победы» – военные реконструкции, письма с фронта, история памяти о войне. Профи – о поиске работы и самого себя. Интересно работать, когда интересно.


– О том, что вы человек сверхзанятой, я поняла, когда договаривалась с вами насчет интервью. Командировки, встречи, эфир… На что времени не хватает катастрофически?

– Увы, много времени отбирает административная работа. С директором делим ее на двоих, но все равно дефицит часов в сутках. Поэтому не хватает времени, например, на давнюю мою задумку о программах по грамотности с игровым моментом, ждут своего воплощения цикл «женщина – рулевой», проект о победе силы жизни над онкозаболеваниями. А есть еще политическая повестка…

Не хватает времени на общение с внучкой, она далеко. В Екатеринбург на выходные не смотаешься, а время беспощадно забирает самые вкусные годы, когда она растет.

– Вы же еще и общественник. Когда вы решили помогать другим, развивая область?

– Еще в пионерском штабе. В ученическом комитете, когда наш педагог Александр Ефимович Пещаницкий утвердительно спросил: «Ирина, кто, если не ты, покажет пример одноклассникам, что учиться увлекательно?!» Мы тогда репетиторство на себя взяли. За полгода в классе не осталось троечников.

Особой эйфории от работы общественника не испытываю. Чиновники имеют непробиваемые панцири, увы. «Терзать и трясти» их без остановки утомительно.

«Особой эйфории от работы общественника не испытываю. Чиновники имеют непробиваемые панцири, увы. "Терзать и трясти" их без остановки утомительно».

– Где черпаете энергию, а где – идеи?

– Чехов, Довлатов, Рубина… розы, горензии, хосты! Цицерону приписывают слова о том, что имеющему библиотеку и сад ничего не нужно. Энергию дарит природа, в любое время года. Обожаю семейный сад, поливаю, рыхлю, пересаживаю: ландшафтные работы дают отдых мозгу и глазу! Люблю гулять по лесу, умею собирать грибы, подпитываюсь воздухом на любом побережье, созерцание природной красоты творит чудеса!

А идеи рождают креативный настрой, оптимизм, неуспокоенность. Не могу в прозябании дышать и мыслить, работает внутри моторчик, движухи хочу всегда!

– Фолловеры спрашивают, каково быть хозяйкой мейнкуна?

– О, Сара – это наше все, коллективный зверь! Это значит вместе есть, спать, просыпаться, играть и бегать, лениться и даже ловить мяч или птичку. Говорящая кошка, мейнкун не выносит молчания. Сара с характером, властным и своенравным. Хотя, добрая и пушистая, на меня точно похожа.


– Каблуки или кроссовки?

– И то, и то. Умею. Люблю. 100-метровка на каблуках для меня не преграда, и в кроссовках по подиуму пройду эффектно! В разных ситуациях я разная.

– Нынешний отдых в Сочи – это вынужденное или сознательное решение?

– Сочи, Краснодар, Азовское побережье – маршрут летнего отдыха был вынужденным из-за пандемии и закрытия границ, но таким долгожданным нашими друзьями, поскольку решались вопросы обустройства их на новом месте проживания. Друзья скрасили все несовершенство отечественного сервиса. Правда, мы не особо притязательны, мы – заядлые туристы, с опытом, пляжный отдых не для нас. Не важно, какие территории и сколько км нужно проехать, пролететь, пройти, мы называем «включить ходилки» и вперед! И горы покоряли, и океаны, и пещеры, и средневековые ратуши, и… много еще будет впереди, я уверена!

– Ирина переводится, как «мир несущая». Что вы делаете, чтобы соответствовать своему имени?

– Я взрывная, иногда даже излишне. Но всегда иду на мировую первая, сама. Принимаю все возражения и ищу компромисс. Не люблю конфликтов, войн в отношениях, или победа, или мировая!

– А если б вы сами у себя брали интервью, о чем бы спросили?

– Всегда себя спрашиваю: за что я благодарна сегодня. Отвечаю всегда примерно одно и то же, только разными словами. За то, что учусь не пасовать перед трудностями. За то, что читаю, дышу, вижу море и кошек. За то, что люблю, и за то, что никогда не буду циником.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: