Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Memento mori

2020 год перевернул с ног на голову весь мир, экономику и политику. У многих он развернул на 180 градусов всю жизнь. А у некоторых эту жизнь отнял.
В канун нового 2021 года в редакции состоялся откровенный разговор с руководителями похоронных агентств Ульяновской области. Они честно рассказали о том, какой он сегодня, рынок ритуальных услуг региона.

Фото: pixabay.com

Эксперты:

  • Семен Кропачев, генеральный директор похоронного агентства «Симбирск Ритуал Сервис», соучредитель Ассоциации похоронной отрасли в Ульяновской области (Ульяновск);
  • Николай Трифонов, директор Похоронного дома «Кедр» (Ульяновск);
  • Сергей Подковырин, технический эксперт ГК «Ритус» (Ульяновск);
  • Юлия Власенко, директор Бюро ритуальных услуг «Эдем» (Ульяновск);
  • Ольга Колесникова, учредитель Похоронного комплекса «Память» (Димитровград);
  • Рамиль Халитов, директор ритуального агентства «ХАРОН» (Ульяновск).

Печальная статистика 2020-го: +19% смертности

Невеселая демографическая статистика Ульяновской области, демонстрировавшая в последнее 20-летие устойчивую убыль населения (с 2001 по 2019 число жителей нашего региона сократилось на 188959 человек*), сделала еще скачок вниз: при прогнозируемой смертности за 2020 год порядка 20 тысяч человек (что на 19% больше, чем за аналогичный период 2019 года) убыль населения составит примерно 10,2 тысячи человек за последние 12 месяцев**. Такими темпами население сокращалось в «худшие времена» – на границе 1990-х и 2000-х.st-block-8


Динамика численности населения Ульяновской области в 2000-2020 годы. Источник: аналитика ИП Серковой О.В. (Консалтинговая Группа «Советникъ») на базе данных Росстата.

Не будем останавливаться подробно на причинах смерти в прошлом году, тем более что данные – в зависимости от источника – сильно отличаются. Отмечу только, что для большинства умерших в 2020-м в Ульяновской области, как и в прошлые годы, причиной смерти стали болезни сердечно-сосудистой системы и раковые образования, а вовсе не инфекционные заболевания, к которым относится COVID-19. Другой вопрос, что «китайский вирус» стал осложняющим фактором иных (часто – хронических) заболеваний и причиной многих неврозов, чем спровоцировал рост смертности как таковой.

*Данные Росстата
**Аналитика ИП Серковой О.В. (Консалтинговая Группа «Советникъ»)
***По данным Росстата, на конец ноября 2020 года в Ульяновской области с подтвержденным диагнозом COVID-2019 скончалось 810 человек, а по данным областного Оперштаба – в 2,3 раза меньше; такая значительная разница объясняется разной методологией подсчета: Штаб учитывает оперативные данные за день, которые вручную заносятся в систему, а Росстат пост-фактум получает данные из Единого государственного реестра записей актов гражданского состояния (которые тоже могут быть неполными из-за карантинных ограничений), а также напрямую из окончательных медицинских свидетельств о смерти).

Объем услуг – ниже, заказов – больше

Со стороны может показаться, что при таком росте смертности объемы ритуальных услуг в области должны вырасти пропорционально, но дело обстоит иначе: по сравнению с 2019 годом емкость рынка сокращается на 4,4%.


Сравнительная динамика рынка ритуальных услуг в Ульяновской области в 2017-2020 годах, тыс. рублей. Источник: Аналитика ИП Серковой О.В. (Консалтинговая Группа «Советникъ») на базе данных ЕМИСС

Кстати, все опрошенные руководители затруднились оценить, насколько изменились объемы похоронных услуг по области, но единодушно отмечали увеличение заказов.

Ответ на закономерный вопрос, как возможно сокращение выручки в похоронной отрасли на фоне прироста смертности, прост: средний чек (на ритуальные принадлежности и услуги) в 2020 году упал по сравнению с 2019 годом на 20% и составил (по итогам 11 месяцев 2020 года) чуть менее 36 тысяч рублей*. Причин тому несколько.


Причины падения среднего чека на рынке ритуальных услуг в Ульяновской области в 2020 году. Источник: интервью с участниками рынка ритуальных услуг Ульяновской области, ноябрь 2020

* Аналитика ИП Серковой О.В. (Консалтинговая Группа «Советникъ») на основе данных ЕМИСС


Сергей Подковырин
«Ритус»

– Во-первых, большую долю похоронного чека занимают поминальные обеды. И сейчас этой суммы люди стараются, если есть возможность, избегать. Во-вторых, раз нет поминальных обедов, значит, автобус нужен гораздо меньших размеров. Если раньше заказывали два больших автобуса, например, для перевозки родственников, то сейчас обходятся и «Газелью». Раньше пожилые люди были основным контингентом из тех, кто провожал в последний путь, а сейчас они не ездят из-за ограничительных мер.

Кто есть кто

По данным 2ГИС на октябрь 2020 года, в Ульяновске работает 60 предприятий, предлагающих ритуальные услуги, а также производство и установку надмогильных памятников и плит*.

* По пояснению сотрудников 2ГИС, они работают только с действующими организациями, которые добровольно предоставляют свои данные и контакты для публикации в интернете (на картах 2ГИС).

Всего по Ульяновской области, по данным RusProfile, зарегистрировано более 120 юрлиц, которые выбрали ОКВЭД 96.03 (организация похорон и предоставление связанных с ними услуг) в качестве основной или дополнительной деятельности, большинство из них работают в формате ИП.

Однако большая часть агентств и агентов ритуального рынка в регионе никак не обозначают свое присутствие: информации о них вы не найдете в сети интернет, они не дают рекламу, у некоторых из них, по данным RusProfile, адрес дислокации не соответствует действительности.


Николай Трифонов
«Кедр»

– Если считать тех, кто реально хоронит, дает рекламу, платит налоги, то таких, наверное, около 20 по городу. Плюс умножьте количество районов Ульяновской области еще на 1,5. Плюс в Димитровграде где-то трое. Я не считаю тех, кто двое-трое похорон провел, втихаря, без регистрации и без накладных.


Юлия Власенко
«Эдем»

– У нас не более 25 организаций по Ульяновску, которые имеют конкретные юридические адреса и работают как салоны ритуальных услуг. Остальные работают «на колесах»: у них нет салонов, они если только по телефону вопросы решают.


Ольга Колесникова
«Память»

– На димитровградском рынке пять похоронных организаций. В основном участники рынка зарегистрированы через налоговую. Но некоторые граждане пользуются услугами людей, которые никак нигде не оформлены.

Если сравнить оценку руководителей ритуальных организаций с числом зарегистрированных организаций в области, то по самым грубым подсчетам получим, что полностью легально работает порядка 15-20% участников рынка. Уточнить эти сведения не представляется возможным, т.к. государственного реестра предприятий похоронной сферы в Ульяновской области нет.


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– Мелкие организации, которые работают без регистрации, без налоговых отчислений, без сотрудников, конкретно «ломают» рынок по ритуальным услугам. Они работают «на коленке»: похоронили кого-то, тысячу заработали, и им хватит. Какому-то учету такие «бизнесы» не поддаются. И какая-то этика им без разницы.

Откуда берутся такие «нелегалы»?


Семен Кропачев
«Симбирск Ритуал Сервис»

– Это люди, которые в этой сфере уже поработали – в какой-то организации или у предпринимателя. И после ухода оттуда сами начинают работать, они знают, где закупиться и с кем связаться. Они как бы самостоятельно начинают «бизнес», который на деле нигде официально не зарегистрирован. А клиентов добывают путем взятки скорой помощи или полицейским. Они знают, где и как получить информацию о смерти. В основном таким методом добывают себе «работу».


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– У кого-то сестра работает фельдшером, у кого-то сосед – водителем скорой помощи. Это замкнутая система личных связей.


Сергей Подковырин
«Ритус»

– Вот тут могу конкретно сказать, на что повлияла пандемия. На 80 % сократился слив такой информации через работников правоохранительных органов. В полиции персонифицировано все, доступ к этой информации имеет один уполномоченный. И личность, на которую можно возложить меры ответственности за такой слив, может быть без труда вычислена. Сложнее со скорой помощью: там доступ к информации получает множество людей – и дежурные могут скинуть, и водитель, и врач, и фельдшер.


Семен Кропачев
«Симбирск Ритуал Сервис»

– С другой стороны, сейчас люди стали более информированными, чем 2-3 года назад. Понимают, что связаться с такими «агентами» и дороже, и проблемнее. Сейчас тенденция продажи информации о смертях снижается и в связи с тем, что люди понимают проблему и обращаются в похоронные организации, о которых они уже знают – лично или через друзей-знакомых. В организации, которые хорошо обслуживают, у которых цены приемлемые, которые имеют заслуженную репутацию в сфере ритуальных услуг….


Каналы получения заказов легальными участниками рынка ритуальных услуг Ульяновской области. Источник: интервью с участниками рынка ритуальных услуг Ульяновской области, ноябрь 2020

Ульяновский рынок ритуальных услуг сложно назвать консолидированным, несмотря на то, что практически все легальные предприятия на рынке работают не менее 7 лет, знают конкурентов «в лицо» и по ряду вопросов вполне могут выступить единым фронтом.


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– С учетом того, что в Ульяновской области, как и вообще в России, часть ритуальных бюро и агентов работает по «серым» схемам, сложно навскидку сказать, какую долю рынка кто из нас занимает. Если посмотреть записи похоронных книг по Северному и Архангельскому кладбищам в Ульяновске, то по итогам 9 месяцев 2020 года на долю «ХАРОН» приходится примерно 10% захоронений в Ульяновске. То есть нам доверяют каждые десятые похороны в городе. И это очень ценно для нас. Также в первую тройку игроков похоронной отрасли входят «Симбирск Ритуал Сервис» и Похоронный Дом «Кедр».

«Ковидный» гроб с окошком

Присутствие «черных» агентов и полулегальных организаций, которые работают «по своим правилам» – проблема №1 для похоронной отрасли сегодня, причем в федеральных масштабах. Те, кто работает «по-белому», к сожалению, нормализовать ситуацию на рынке не могут. Потому что решение вопроса упирается в изменение законодательства и усиление санкций на уровне государства за нарушение тайны персональных данных и «неэтичное» взаимодействие с клиентами.

О необходимости принятии новой редакции закона «О похоронном деле в Российской Федерации» на разных уровнях говорят на протяжении пяти последних лет. Пока без толку: в декабре 2020-го комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов принял решение вернуть очередной законопроект на доработку.

Сроки реального принятия нового закона, который очень нужен рынку, затрудняются назвать даже те руководители, кто работает в сфере ритуальных услуг более 20 лет.

А вот вопросы, которые возникли в 2020 году на фоне пандемии и новых требований к организации похорон, похоронные предприятия пытаются решать своими силами.


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– Особых проблем по организационным моментам сегодня нет, работаем в штатном режиме. Проблемы главным образом сейчас с поставками товаров – гробов и всего остального. Мы работаем с одним поставщиком, компания раньше производила ежемесячно 3 тысячи гробов, сейчас – 6 тысяч. И не успевают. Мы стоим в очереди, вот еле-еле к нам товар довезли.


Ольга Колесникова
«Память»

– Я в любом случае должна своим сотрудникам обеспечить спецодежду – эти одноразовые ковидные комбинезоны, одноразовые перчатки. Их иногда не хватает, поэтому заказывали шить.


Семен Кропачев
«Симбирск Ритуал Сервис»

– Проблема не у отрасли ритуальных услуг, а у системы здравоохранения: тело, когда человек умирает, два дня может лежать в госпитале. Его не отправляют по каким-то причинам, не перевозят, берут мазки, анализы. И даже справку родственник умершего получает после захоронения. И бывает, получает уже через неделю-полторы после похорон. Загсы у нас работают тоже нестабильно. Вот это та проблема, по которой неоднократно и в Министерство здравоохранения обращались, и жалобы люди писали, но она никак не решается. Людей настраиваем на то, что возможна такая ситуация, поэтому пока справка не выписана, четко спланировать, что похороны будут в конкретный день, проблематично.


Сергей Подковырин
«Ритус»

– Самое интересное, что в официальные похоронные организации во время пандемии стало меньше заказчиков приходить. А доля рынка черных агентов стала больше. Большинство из тех, у кого диагноз «ковид», какими-то путями стали больше попадать в сферу таких «нелегальных» агентов.

Бесспорно, руководителей похоронных бюро беспокоит снижение среднего чека, но наживаться на чужом горе не позволяет ни профессиональная этика, ни человеческое сочувствие.


Николай Трифонов
«Кедр»

– Народ не виноват в этой ситуации. У кого-то вторые-третьи похороны за год, понимаете? Входим в положение. Допустим, скидку сделаем, веночек подарим…


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– Люди приходят разные. Кто-то кредитной картой оплачивает, кто-то просит рассрочку. И мы идем на уступки, иногда даже везем гроб в другой конец города, чтобы какие-то неходячие родственники попрощались.


Юлия Власенко
«Эдем»

– Мы дополнительно берем деньги только за «ковидные костюмы», получается чек на 2500 рублей больше, чем обычно. Кто-то, возможно, на этом и пытается как-то заработать, но добросовестные организации, которые уже давно на рынке, такими вещами не занимаются.

Тренды – 2020

1. Уменьшилось количество «самостоятельных» похорон, возросло количество обращений в ритуальные агентства.


Сергей Подковырин
«Ритус»

– На фоне пандемии люди боятся сами организовывать похороны. Если раньше они говорили: «Мы сами обмоем, сами оденем, сами закажем могилу и на своей машине отвезем», то сейчас стабильно обращаются в специализированные организации.

2. В некоторых ритуальных организациях появились новые ритуальные принадлежности – гробы для «ковидных» умерших.


Николай Трифонов

«Кедр»

– Сейчас на рынке появились гробы со стеклянной крышкой. Я осторожно отношусь к ним, сейчас их почти невозможно достать, очереди на 2-3 месяца, чтоб получить такие гробы. Мы заказали.


Ольга Колесникова
«Память»

– Для «ковидных» случаев мы нашли предприятие в Тольятти, которое перестроилось и стало делать полированные гробы «с окошками».

3. Похороны становятся экономнее.


Ольга Колесникова
«Память»:

– Сейчас бывает, что позавчера хоронили маму, а сегодня – папу. И людям просто негде денег взять. Иногда скидываются все родственники.


Николай Трифонов
«Кедр»

– Люди пришли к нам, посчитали мы им, а они пошли в другую организацию, потом в третью. Некоторые возвращаются. Народ ищет, где дешевле.

«Длинные тренды», которые будут раскрываться и актуализироваться в ближайшие 5-7 лет

1. Особым спросом начали пользоваться дистанционные услуги.


Семен Кропачев
«Симбирск Ритуал Сервис»

– Уход за могилой сейчас вполне востребован. Люди, которые живут в других городах, а хоронят в Ульяновске, обычно договор заключают на год. Их захоронения начинают обслуживать и следить за ними, они за этим наблюдают дистанционно. Так же и памятники устанавливают.


Юлия Власенко
«Эдем»

– В связи с пандемией весной и в начале лета дистанционные услуги стали востребованными среди горожан. Дистанционно многие обращались и по уходу за могилой, и по установке памятника, потому что люди боялись куда-то ходить.

2. Увеличивается количество заказов ритуальных услуг из интернет-источников.


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– Те, кто сейчас стал пенсионерами, уже 10 лет назад искали информацию в интернете. Это тренд. Реклама в интернете у нас самая эффективная. Звонят из других регионов и даже из других стран.


Семен Кропачев
«Симбирск Ритуал Сервис»

– Быстро найти информацию в интернете – потребность самого клиента. Порой мы даже не сталкиваемся с заказчиками, все происходит без прямого контакта. Думаю, лет через 5 все будет только через сети делаться – и заказы, и отчеты.

3. Меняется отношение к похоронным традициям.


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– На первый взгляд на рынке вроде все осталось на том же уровне, что и год-два-три назад. Но здесь имеет смысл смотреть под углом зрения отдельных поколений и их ценностей. Те, кому сейчас 40+, все чаще высказываются, что после смерти хотели бы быть кремированными. Если что-то и случится, говорят, над океаном мой прах развейте и все. Другое дело, что особого спроса на кремацию пока нет: раз в 2 месяца поступает такой заказ, и тогда мы везем тело в Нижний Новгород.


Семен Кропачев
«Симбирск Ритуал Сервис»

– Предложение кремации сложно развивать, потому что у нас нет ни одной колумбарной стены. Местная власть почему-то не готова инвестировать в это. Может, люди и готовы кремировать, но не знают, что потом с урной с прахом делать. Если бы, как в Москве, была возможность урну с прахом содержать в нише в колумбарии, люди были бы готовы за это платить.


Форматы погребения в Ульяновской области в 2019 году


Николай Трифонов
«Кедр»

– Постепенно возрастает количество тех, кто хочет прощаться вне дома. Зал прощания открыли 3 года назад, заказывают 5-7% клиентов. У нас все по нормам СанПин и ФЗ-8 в этом помещении: вентиляция, ровность полов, обеззараживающие лампы, холодильное оборудование… Правда, в связи с пандемией мы туда ни разу не возили умерших с особо опасной инфекцией.


Ольга Колесникова
«Память»

– Людям, которые к нам обращаются, мы предлагаем прощание в комплексе «Память» бесплатно, это входит в комплекс наших услуг. Но многие не хотят в прощальном зале, хотят дома по старинке. Когда люди приходят к нам, им все нравится, но иногда слышу от них, что все же ехать далековато. На что говорю: «А вы хотите под своими окнами видеть эти похоронные процессии каждый день?» – «Ой, нет-нет!» Вот поэтому и сделано в отдалении.

4. Требования к организации похорон и ритуальному агентству становятся все более персонализированными.


Николай Трифонов
«Кедр»

– Уровень запросов, конечно, возрос. Раньше не так обращали внимание на форму одежды, марку машины. Сейчас людям важны хороший транспорт, воспитанная бригада. Поэтому у нас даже подбор по росту шел в бригады, хотя в последние месяцы не до этого. К качеству венков возросли требования. И смотрят, есть офис или нет.


Рамиль Халитов
«ХАРОН»

– Появилась такая услуга, как онлайн-трансляция похорон для родственников на самоизоляции. Появился у нас лицензированный катафалк, автомобиль, который по ГОСТ оборудован именно для перевозки умерших – с подиумом, специальным местом для сидения, кварцевыми лампами.


Ольга Колесникова
«Память»

– Организуя церемонию похорон, мы всегда учитываем пожелания заказчика. В прощальном зале стоит телевизор (можно показать фильм о покойном), очень тихо транслируем траурную музыку, зажигаем свечи... Конечно, индивидуально обсуждаем варианты. Когда идут похороны ветеранов и военных, можем выставить в зале траурный караул. Недавно актрису хоронили, гроб выносили под аплодисменты. Есть у нас церемониймейстер, который проводит гражданскую панихиду.


Юлия Власенко
«Эдем»

– На нашем сайте есть такая услуга, как поиск захоронений. При каждом захоронении мы делаем снимок геолокации и отправляем ссылку нашему заказчику. А тот может поделиться этой ссылкой с близкими родственниками, которые не знают, где находится захоронение. Потом при помощи навигатора можно легко пройти к могиле. В последние два года подобная услуга востребована все больше.

Таким образом, даже к самым печальным событиям сегодня требуется индивидуальный подход и гарантии безопасности, и их стараются обеспечить игроки похоронной отрасли, заботящиеся о своей репутации и клиентах.

Круглосуточный прием звонков, сайт, выезд к клиенту на дом, работа по договору, понятные цены и гарантии безопасности во время организации похорон – это стандарт качественной работы ритуального агентства в столицах и городах-миллионниках. И некоторые похоронные бюро в Ульяновской области эти стандарты уже внедрили.

Ольга Серкова, эксперт в области прицельного маркетинга и стратегического планирования, бизнес-консультант, шеф-координатор маркетинговых проектов Консалтинговой Группы «Советникъ»

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: