Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Маёвка с самоваром

Жители старого Симбирска тоже знали толк в развлечениях, которые, как и ныне, часто были связаны с вылазками на природу, с отдыхом на водоеме. Вспоминает ульяновский краевед Алексей Ястребов.

Симбирск, Свияга

Водохлебы в Винновке

Несколько слов о старых маёвках. Должен оговориться, что в данном случае речь идет о массовых походах за город вроде теперешних пешеходных походов туристов. Такие гуляния происходили не обязательно в день 1 мая, но в первое майское воскресенье они организовывались непременно. Большинство населения нашего города отправлялось на праздник в Винновскую рощу, и лишь незначительное меньшинство, жившее в северной части города, отправлялось в Колки, в тот лес, где теперь расположены ипподром и северный парк.

В маёвках принимали участие также и дети, за исключением самых маленьких, неспособных ходить на далекие расстояния. Подготовка к таким маёвкам сопровождалась веселыми, шумными сборами. Отправлялись в путь обычно большими компаниями, поэтому за разговорами и шутками дорога не казалась утомительно долгой и проходила незаметно.

Винновские крестьяне всегда приносили на те полянки, где располагались туристы (они уже были известны заранее), продукты (хлеб, масло, яйца, молоко, творог и т. п.). Сладости, вино и прочее путешественники брали из дома. Приносили с собой крестьяне также и самовары, так что симбирянам, известным водохлебам, чай можно было пить на свежем воздухе.

Маёвка, как правило, проходила оживленно: игры сменялись хоровыми песнями, плясками, декламацией стихов, юмористическими рассказами и т. д. Само собой разумеется, никаких специальных затейников, массовиков в ту пору не было. Каждый проявлял свою инициативу как мог и чувствовал себя непринужденно, как у себя дома. И вот эта-то простота, естественность взаимоотношений и делали особенно привлекательными эти маёвки. Хотя участники маёвки и приносили с собой спиртные напитки, никаких хулиганских выходок во время маёвок не наблюдалось, не то что на Волге на Бесстыжем острове, где летом ни один день в воскресенье не проходил без скандалов и драк, пьяных дебошей и т. п. По окончании маёвки вечером все возвращались усталые, но жизнерадостные.

Маёвка, как правило, проходила оживленно: игры сменялись хоровыми песнями, плясками, декламацией стихов, юмористическими рассказами и т. д. Само собой разумеется, никаких специальных затейников, массовиков в ту пору не было. Каждый проявлял свою инициативу как мог

Мы на лодочке катались!..

В те годы Волга мало привлекала к себе купающихся (пляжей тогда и в помине не было) и отдыхающих на лоне природы в выходной день. Может быть, потому что не было тогда ни автобусов, ни трамваев, а Волга была далеко от центра города. В праздничные дни отдыхающие собирались на Свияге. Там были выстроены купальни и лодочные станции, да и сам песчаный берег был удобен для купающихся. На лодках катание происходило примерно на расстоянии 12 километров от города вплоть до водной мельницы (Сахаровской)*.

*Имеется в виду большая «о шести поставах» крупяная и мукомольная мельница, построенная еще в 1667 г. в полуверсте от с. Мостовая Слобода, на месте впадения р. Сельдь в р. Свиягу.

Моторных лодок тогда еще не знали, поэтому лодки шли на веслах, и эта гребля была хорошим физическим упражнением. Плата, взимаемая за прокат лодок, была умеренной и общедоступной, поэтому вплоть до революции 1917 года Свияга была излюбленным местом прогулок в летние месяцы. В этих прогулках принимали участие и стар и млад. Иногда на Свияге возникали импровизированные концерты. Музыканты приносили с собой инструменты и исполняли популярные произведения, а также аккомпанировали певцам-любителям. На удобных полянках делались привалы, и тут уже веселье било ключом.

На Волгу ездили обычно на пароходы. Они стояли в Симбирске подолгу, пассажирские грузились не менее 4–5 часов. В это время в хорошую погоду весьма приятно посидеть на палубе парохода, полюбоваться волжскими пейзажами, покушать черной икры, ухи из стерлядей, жареной осетрины и прочих исконно волжских кушаний. Это был хороший отдых.


Реклама пароходного общества

Козны, городки, крокет

Я помню первый в Симбирске полет на воздушном шаре в конце XIX века. Этот полет был организован какими-то приезжими предпринимателями, которые брали со зрителей плату. Полет этот происходил на территории Владимирского сада. Подготовка заняла больше времени, чем сам полет. Воздухоплаватели поднялись невысоко и быстро, чем разочаровали всех зрителей. Слышались возгласы протеста. Некоторые считали всю эту затею явным жульничеством. В это дело вмешался полицмейстер...


Владимирский общественный сад, 1907

Помню, ежегодно весной, когда снег окончательно растает и земля просохнет, любимым занятием симбирских мальчишек была игра в козны-кости, которые брались из ног забитых животных. Так же как и при игре в городки, которой увлекались симбиряне, при игре в козны испытывались меткость глаза и твердость руки. Победителем считался тот, кто выбьет из строя наибольшее количество козен, для чего устраивались битки, большей частью те же козны, которые утяжелялись оловом, оно вливалось в специальные отверстия, просверленные в кознах. К сожалению, игра в козны порождала нездоровый азарт мальчишек. Отсюда возникали кражи денег у родителей со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями.

…В годы моего юношества в среде интеллигенции Симбирска была весьма распространена игра в крокет. Некоторые взрослые также охотно принимали участие в этой игре.

В Петербурге среди аристократии и высшей бюрократии была распространена очень широко игра в теннис. В те годы эту игру почему-то называли лаун-теннис. В Симбирске дворянская аристократия тоже увлекалась этой игрой. Однако среди трудовой интеллигенции теннис отнюдь не был широко распространен.

Летом в праздничные дни в Симбирске практиковались для простонародья своеобразные соревнования. На площади устанавливался довольно высокий столб, на вершине которого вешали какие-нибудь ценные предметы. Столб смазывали каким-нибудь вязким веществом, так что залезть на самый верх и получить ценный подарок было далеко не легким делом. Подавляющее большинство смельчаков не могло залезть дальше середины столба, а затем их руки скользили, и они спускались на землю. Тех, кому удавалось залезть на самую вершину столба, зрители (а их всегда было очень много) приветствовали шумными аплодисментами.

Фото предоставлено В. Ястребовым

За помощь в подготовке материала благодарим Владислава Ястребова. По вопросам приобретения книги «Силуэты прошлого: мои воспоминания о жизни в Симбирске-Ульяновске» обращаться по e-mail: yastrebov73@gmail.com

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: