Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Психиатр-нарколог Ольга Ведянова: «Любая зависимость – как для безногого костыль»

Бывают ли алкоголики «бывшими»? Что у них общего с геймерами и анорексичками? С какими психическими расстройствами нового времени приходят к «душевному» специалисту? Для чего нужно вести «дневник чувств»? Об этом и многом другом – в интервью с Ольгой Ведяновой, психиатром-наркологом, врачом-психотерапевтом, заведующей отделением стационарной медицинской реабилитации ГУЗ УОКНБ.

Фото из личного архива Ольги Ведяновой

– Ольга Павловна, как давно вы работаете по специальности? Как поняли, что «лечение душ» – ваше призвание?

– В 2000 году я окончила УлГУ по специальности «Лечебное дело» и пришла в интернатуру по психиатрии-наркологии в Ульяновскую наркологическую больницу. По окончании интернатуры осталась там работать. Профессия психиатра мне нравилась давно, но о наркологии я мало что знала. Как и многие, думала, что пациенты наркологических больниц – личности асоциальные, презираемые в обществе. Но, поработав в УОКНБ, поняла, что это далеко не так.

Появление у человека зависимости почти всегда сопровождается психологическими проблемами, с которыми человек не смог справиться самостоятельно. Существуют не только химические – алкоголизм, наркомания, токсикомания, но и нехимические зависимости – компьютерная, игровая, зависимость от соцсетей, религиозная, пищевая и так далее. Их в последнее время становится все больше.

Мы работаем со всеми видами аддикции (англ. addiction – зависимость). Для лечения любого вида зависимости важны комплексный, многоэтапный подход и длительный процесс реабилитации.

– А что общего у ваших пациентов?

– Механизм развития аддиктивного поведения один и тот же. Если упрощенно, то в головном мозге человека есть центр удовольствий, где вырабатываются нейромедиаторы, эндорфины, гормоны радости и удовольствий. И при любом виде зависимости происходят изменения именно в этом центре. Все аддикции так или иначе приводят к социальной дезадаптации человека: человек выпадает из социума. Аддикция причиняет боль близким и мешает полноценно жить самому человеку.

«Все аддикции так или иначе приводят к социальной дезадаптации человека: человек выпадает из социума»

– А чем так опасны соцсети?

– Виртуальное пространство и соцсети сегодня на пике популярности. Трудно найти человека, который бы не был зарегистрирован в соцсетях, не пользовался бы интернетом. В виртуальном мире создается своя культура, модные тенденции со своими ценностями и, стараясь этому соответствовать, человек порой создает онлайн-личность, которая впоследствии подменяет «Я» реальное.

Человек живет в виртуальном мире, отстраняясь от реального окружения, считает его более успешным. Люди стараются представить в сети информацию о себе в более выгодном свете, публиковать лучшие фото, интересные новости, демонстрируя успешную и красивую жизнь. У пользователей создается впечатление, что у других жизнь насыщенная, разнообразная, так формируется почва для развития комплексов и депрессивных расстройств. Постоянное сравнение себя с другими занижает самооценку, заставляет чувствовать себя неудачником на фоне более «успешных». Также возникает риск развития зависимостей, особенно это негативно сказывается на незрелой детской личности.

– Как понять, что наступила зависимость?

– Все хорошо в меру. Другое дело, когда что-то становится сверхценной идеей, навязчивой потребностью в чем-либо или в ком-то и все остальное уходит на второй план, человек уже не обращает внимания ни на общение, ни на учебу, ни на работу. На первое место у него встает предмет зависимости – это или постоянное нахождение в соцсетях, или, как при игровой зависимости, ставки на спорт, заканчивающиеся проигрышем больших денег. Причем больного интересует сам процесс игры, когда происходят настолько мощные биохимические реакции и ощущения, что он стремится поскорее получить их.

– Какой он, средний портрет «человека зависимого»?

– Раньше представительниц слабого пола, подверженных наркомании и алкоголизму, было намного меньше, сейчас мужчин и женщин с химическими зависимостями примерно поровну.

Такое расстройство пищевого поведения, как нервная анорексия, встречается чаще всего у девочек в период полового созревания. Все это идет от интенсивного страха появления лишнего веса, желания соответствовать принятым в обществе стереотипам красоты.

Девочки также чаще подвержены и нервной булимии, когда после патологического обжорства человек вызывает рвоту, принудительно избавляясь от всего съеденного.

Компьютерная зависимость, игровая зависимость, зависимость от соцсетей также характерны для подросткового возраста, но встречаются и 30-40-летние пациенты.

– А среди ваших пациентов есть деловые люди?

– Есть, и с алкогольной, и даже с наркотической зависимостью, принимающие психоактивные вещества для снятия напряжения, повышения настроения, лечения бессонницы, решения психологических проблем.

К сожалению, население мало информировано о признаках зависимости. Да, всем известно, что наркотики – это зло. Но когда речь заходит об алкогольной зависимости, слышишь: «Все же пьют! Я не страдаю, просто после напряженной недели хочу расслабиться, выпить дорогого вина или коньяка, забыть о проблемах!»

Но когда начинаешь работать с такими пациентами, выясняется, что у многих уже первая стадия. Люди считают, что некий грязный Вася, который валяется под забором, не работает, не имеет семьи, – вот он болен. Но это уже последняя, третья стадия заболевания, деградация личности.

«Когда речь заходит об алкогольной зависимости, слышишь: "Все же пьют! Я не страдаю, просто после напряженной недели хочу расслабиться, выпить дорогого вина или коньяка, забыть о проблемах!" Но когда начинаешь работать с такими пациентами, выясняется, что у многих уже первая стадия»

А предшествует ей первая стадия. Как мы говорим, это болезнь души, когда человек принимает вещество для психического комфорта. Вторая стадия – болезнь души и тела, когда появляется всем известный похмельный, абстинентный синдром. Именно во второй стадии, когда человеку плохо, он обращается к специалисту за помощью.

– Бывают ли алкоголики «бывшими»?

– Что касается химической зависимости – это хроническое заболевание, а не слабая сила воли, о которой так любят говорить непьющие люди.

Возможны периоды ремиссии, в том числе, длительной, по 5-20 лет, но случаются и срывы. У меня был пациент, который понял, что алкоголь для него большая проблема во всем и прекратил употреблять после рождения дочери. Но когда ей исполнилось 18 лет, он, думая, что все нормализовалось, на день рождения выпил фужер вина. И все закрутилось по той же самой схеме…

Реабилитация – обязательный этап лечения всех зависимостей. Она направлена на психокоррекционную работу с конкретным пациентом. В процессе реабилитации пациент получает информацию о своем заболевании, работает со своими психологическими проблемами, восстанавливает утраченные навыки. А выбор – всегда за человеком.

– Какой пациент стал для вас самым запоминающимся?

– В моей практике был молодой человек, который до поступления в наше отделение лечился девять раз в наркологической больнице, с 15 лет употреблял наркотические вещества. К своим 30-ти годам он не получил образования, имел проблемы с законом, много всего. Во время длительного реабилитационного процесса у него были и депрессивные периоды, и отказ от лечения, но пациент все-таки вышел из отделения, прошел поддерживающую амбулаторную реабилитацию. Он прекратил принимать наркотики, окончил вечернюю школу, техникум, снялся с учета, получил права, купил машину, открыл свое дело по ремонту автомобилей, завел семью. Сейчас это наша гордость, иногда он приходит к нам в гости, рассказывает о своих достижениях. Мне как врачу очень приятно видеть своих пациентов успешными, когда у них все получается.

– По статистике ВОЗ, сейчас каждый десятый человек в мире страдает серьезными психическими расстройствами и столько же имеет пограничные расстройства. Как изменился, на ваш взгляд, психический фон общества за последние годы?

– В течение последних лет значительно увеличилось количество психических расстройств, особенно много пациентов с пограничными расстройствами.

Современный темп жизни, ненормированный рабочий день, поток информации, часто негативной, различные стрессы, – даже у нормального человека не всегда справляется психика! Возникают различные состояния – фобии, депрессивные, психоэмоциональные расстройства, психосоматические заболевания…

Порядка 40% россиян страдает тревожными расстройствами. Это состояние напряжения в теле, дрожи, вегетативной реакции (головокружения, головная боль, учащенное сердцебиение и так далее).

В отличие от ситуационной тревоги, нормальной реакции человека, например, на предстоящее выступление, это беспричинное тревожное состояние, возникающее часто на фоне внешнего благополучия.

К тревожным расстройствам относится и фобия – страх по отношению к конкретным ситуациям. У каждого второго-третьего встречается социофобия, страх выступать перед публикой, а также клаустрофобия, агрофобия. Сейчас новая фобия появилась – страх заболеть коронавирусом.

Еще одна распространенная проблема – депрессивный синдром, причем, депрессия не всегда возникает в «классическом» варианте, когда человек лежит, ничего не делает, – порой он может улыбаться, быть внешне благополучным, но что творится в его душе!.. Нарушение сна, частые или ранние пробуждения тоже могут быть признаком депрессивного расстройства, симптомов очень много.

«Депрессия не всегда возникает в «классическом» варианте, когда человек лежит, ничего не делает, – порой он может улыбаться, быть внешне благополучным, но что творится в его душе!..»

– А изменились ли принципы лечения «душевных» расстройств?

– Как я уже говорила, пациенты нашего отделения страдают различными видами аддикции, которая ухудшает качество жизни, приводит к снижению социальной адаптации и дезориентации. Так вот раньше на процесс реабилитации и профилактики обращали меньше внимания, основное направление в лечении этих заболеваний было узконаправленным, медикаментозным. Сейчас это многогранный процесс, включающий в себя несколько компонентов био-психо-социо-духовной модели.

Так, психологический, социальный компонент – это дело врачей психотерапевтов, медицинских психологов, социальных работников и социальных специалистов, включающий в себя мероприятия, направленные на ресоциолизацию пациентов.

В реабилитации важен и духовный компонент. Поэтому мы сотрудничаем с кинотеатром, музеем, библиотекой им. Аксакова, где была организована выставка наших пациентов. Многие из них – творческие люди, красиво рисуют, вышивают бисером… На грантовые средства совершаем паломнические поездки по храмам региона. В общем, показываем пациентам, что есть совершенно другая жизнь, без зависимости.

Любая зависимость – это же не просто так, она, как безногому костыль для адаптации к окружающему миру, и если у него этот «костыль» отняли – как ему идти дальше? Для этого и нужен длительный процесс реабилитации, который помогает осознать наличие заболевания, мотивирует на здоровый образ жизни, помогает социализироваться. Также важной составляющей является профилактика. Легче предотвратить развитие заболевания, чем лечить его.

– В Средневековье душевнобольных людей сжигали на кострах. Но откуда у современного человека страх перед психиатрией, почему в большинстве своем они по-прежнему боятся обращаться к «душевному» доктору?

– Действительно, для многих обратиться за помощью к психиатру – все равно что признать себя «психически нездоровым». Две трети пациентов в России, страдающих психическими расстройствами, не обращаются за помощью из-за страха перед общественным осуждением.

Между тем, своевременное назначение лечения определяет прогноз и характер течения заболевания. В противном случае болезнь может перейти в хроническую форму. Всегда лучше обратиться к врачу. Сначала можно обратиться к психотерапевту конфиденциально в частную клинику.

Что касается постановки на пресловутый учет, например, в нашей больнице, то это же не наказание, а возможность работать с доктором после выхода из отделения. Если возникает проблема, человек не должен оставаться с ней один на один…

– Видите ли вы влияние пандемийных реалий на своих пациентах? Прибавилось ли работы у наркологов?

– За последнее время в полтора-два раза выросло число пограничных расстройств и аффективных нарушений. Все это связано с социальными последствиями эпидемии, противоэпидемиологическими мероприятиями. Увеличилось количество пациентов, которые перенесли коронавирусную инфекцию, и у них развился постковидный синдром. Это тоже психическое расстройство – снижение настроения, тревожность, нарушение когнитивных функций, и нам, психиатрам, достаточно часто приходится это лечить.

«За последнее время в полтора-два раза выросло число пограничных расстройств и аффективных нарушений. Все это связано с социальными последствиями эпидемии, противоэпидемиологическими мероприятиями»

В карантин выросло число химических и пищевых зависимостей. Люди сидели по домам и от нечего делать употребляли алкоголь, безудержно ели.

– Вы ведет прием в клинике эстетической медицины. Как часто людям, которые идут в Air Clinic за возвращением красоты и молодости, требуется помощь психотерапевта?

– Посетить психотерапевта должен каждый человек хотя бы один раз в жизни. И это совсем не значит, что вам сразу назначат лечение. В арсенале специалиста есть различные психотерапевтические методики, упражнения, которые при необходимости вам помогут.

– В наше непростое время сложно оставаться в душевном равновесии. Есть ли какие-то общие рекомендации по поводу сохранения душевного здоровья?

– Банально, но все-таки важно сохранять физическую активность, недаром говорят: «В здоровом теле здоровый дух». Соблюдайте режим сна и бодрствования, следите за питанием. Немаловажное значение имеет общение: человек – существо социальное и не может жить в изоляции. Иногда просто необходимо выговориться, а не копить в себе отрицательные эмоции.

Как специалист, могу сказать, что не просто так природа наделила нас чувствами и эмоциями, и не всегда они положительные. Гнев, печаль, страх – все это очень неприятные чувства, и многие пытаются избежать, скрыть их глубоко в себе. Но, подавляя отрицательные эмоции, мы теряем способность воспринимать нормальные радости и огорчения, которые являются частью наших отношений с людьми.

Порой начинаешь работать с человеком и видишь: он не понимает, что с ним происходит, что он чувствует. Практически 90 % людей страдают алекситимией (неспособность понимать свои чувства). В психотерапии есть такое упражнение, как ведение «дневника чувств», когда психотерапевт учит разбираться в себе, в своих чувствах. В результате, когда возникает стрессовая ситуация, ее становится легче преодолевать.

Умение управлять своими эмоциями – важный фактор психического здоровья.

И самое важное. Меняйте мышление с негативного на позитивное. Учитесь находить положительные эмоции во всем, замечать и радоваться самым простым вещам – солнцу, цветку или первому снегу.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: